Популярные темы

«Клооп» судится с ЦИКом из-за нарушений на референдуме и местных выборах. Что решил первый суд?

Дата: 08 мая 2021 в 12:02 Категория: Новости политики


«Клооп» судится с ЦИКом из-за нарушений на референдуме и местных выборах. Что решил первый суд?

Скучающая судья, ноль вопросов, формальный подход к доказательствам — когда судишься с Центризбиркомом, кажется, иного не стоит и ожидать. Но речь идет об очень серьезных нарушениях, за которые, как выяснилось, в законодательстве Кыргызстана даже наказаний нет. Выходит, на выборах можно все, и никто не будет за это отвечать?

«Клооп» наблюдал на местных выборах и референдуме 11 апреля. Около 3 тысяч наших наблюдателей зафиксировали более 840 нарушений избирательного законодательства.

В первую очередь, мы подали жалобы в территориальные комиссии, поскольку именно они отвечают за деятельность участковых комиссий. Но ТИКи либо совсем не ответили на наши жалобы, либо отказались принимать их, зачастую без объяснения причин. За это Центризбирком вынес предупреждения председателям территориальных комиссий Оша, Нооката, Сокулука и Ысык-Аты.

В целом, предупреждение стало самым частым и самым строгим наказанием для организаторов выборов. Даже за самые грубые нарушения Центризбирком наказывал подчиненных только словами. Например, на участке № 5558 в Оше при поломке автоматической урны (АСУ) для референдума член УИК вскрыл крышку автоматической урны, вытряхнул на землю все бюллетени, вновь опломбировал АСУ и начал вручную вбрасывать бюллетени обратно. Вскрывать урну и вбрасывать в нее бюллетени строго запрещено, но никакого наказания член УИК не понес.

Не получив ответов в установленные законом сроки, мы обратились с жалобой в Центризбирком. Однако ЦИК также, как и территориальные комиссии, не ответил нам вовремя, из-за чего нам пришлось подать в суд на бездействие комиссии.

Это дело мы выиграли: ЦИКу пришлось рассматривать наши жалобы.

Нас пригласили на кулуарное совещание, где рабочая группа ЦИК, проигнорировав суть наших жалоб, целый день пересматривала видеодоказательства нарушений, зафиксированные нашими наблюдателями 11 апреля, и выслушивала оправдания председателей территориальных комиссий. Все вопросы членам ТИК задавались в устной форме, ответы не фиксировались, приведенные в них утверждения не проверялись.

Оправдания звучали странно.

Например, на видео зафиксировано нарушение тайны голосования: в кабинке одновременно голосуют несколько человек. Член ТИК утверждает, что это «муж и жена» или «свекровь и невестка». Однако по закону родственные связи не позволяют людям голосовать вместе. Заходить в кабинку и опускать бюллетени в урну избиратели должны строго по одному.

Часто члены УИК и сами нарушали тайну голосования: брали у избирателей бюллетени и опускали их в урну. Объясняли они это тем, что АСУ часто дают сбой и не принимают бланки, а избиратели не хотят ждать в очереди.

«Кто имеет право быть постоянно в день голосования на участке? Члены УИК, зарегистрированные наблюдатели. Кто будет отпускать? Методом исключения. Наблюдателям законом прямо запрещено трогать бюллетени, вообще в руки брать, правильно? Значит остается УИК. И остается именно председатель, который берет на себя эту ответственность. Больше некому это сделать», — прокомментировала действия представительница Ошской территориальной комиссии.

По закону, бюллетени должны опускаться самими избирателями. В случае, если избиратель не может, то он должен попросить другого избирателя, но никак не членов УИК.

Тем не менее, нам удалось добиться отмены результатов голосования на пяти участках в Бишкеке. Сотни жалоб так и остались без ответа.

Центризбирком вынес предупреждения четырем ТИКам за то, что те не ответили нам вовремя. Кроме того, ЦИК порекомендовал ТИКам рассмотреть вопрос ответственности председателей еще шести избирательных комиссий. И всё.

Мы ожидали, что наказания за грубые нарушения будут более строгими, что председателей, как минимум, ждет выговор или увольнение. Но кроме уговоров пожалеть членов комиссий, которые «очень устали», никаких официальных пояснений по нарушениям мы на совещаниях в ЦИК не услышали.

Поэтому мы подали в суд на Центризбирком.

Заседание прошло 6 мая в Административном суде Бишкека. Сначала его перенесли на полдня, поскольку представительница ЦИК была не готова к процессу. Когда суд возобновили, он продлился всего три часа.

Вести видеосъемку судья Анар Эгембердиева разрешила, но только в первые десять минут. При этом свой стол она попросила не снимать. Представительница ЦИК тоже запретила направлять на нее камеру.

Все время заседания судья Анар Эгембердиева откровенно скучала, отвлекаясь на телефон. Вопросов по сути не задавала. Видео — и фотодоказательства суд тоже не заинтересовали. Эгембердиева лишь уточнила у представительницы ЦИК, могли ли зафиксированные нами нарушения повлиять на итоги выборов, и получив отрицательный, ничем не подкрепленный ответ, полностью им удовлетворилась. Мы пытались задать ЦИКу свои вопросы, но судья постоянно нас перебивала, уточняя, относятся ли они к делу.

Едва начались прения сторон, Эгембердиева принялась собирать со стола свои вещи. Представительница ЦИК Медина Кутбердиева во время выступления юристов «Клоопа» также демонстрировала нетерпение и недовольство, показательно вздыхая. Когда судья удалилась для вынесение решения, Кутбердиева ушла и вернулась ровно через час, точно ко времени оглашения решения.

Никаких дополнительных сведений и доказательств для выяснений фактических обстоятельств дела суд у ЦИКа не затребовал, правовой оценки представленным «Клоопом» доказательствам не дал, отмечает юристка Камила Тогойбаева.

«В своем решении суд должен был указать, почему он отдал предпочтение одним доказательствам по сравнению с другими, одни факты признал доказанными, а другие — недоказанными. Все вышесказанное свидетельствует о нарушении принципа объективного расследования», — комментирует решение Тогойбаева.

Главное нарушение, из-за которого мы пошли в суд — переписанные протоколы итогов голосования. 12 апреля мы обнаружили, что сканы протоколов, выложенные на сайте ЦИК, отличаются от документов, что были составлены, подписаны и скреплены печатями сразу после голосования в присутствии наших наблюдателей (копии есть в распоряжении «Клоопа»).

Расходятся не только цифры, но и сам вид документов и подписи на них.

В ЦИКе утверждают, что протоколы были переписаны из-за допущенных в них технических ошибок. Это было сделано после закрытия участков, когда наблюдатели уже разошлись по домам. «Где бы мы искали их [наблюдателей] ночью?» — искренне удивлялись нашим претензиям члены ЦИК на совещаниях. В суде же представительница Центризбиркома обвинила в произошедшем «Клооп».

«Общественные наблюдатели, не дожидаясь результатов ручного подсчета, покинули избирательные участки. В следствии чего у ОФ «Клооп Медиа» подтвержденной информации об итогах голосования не имеется», — заявила Кутбердиева.

Судью Эгембердиеву такие пояснения устроили. Вопрос, откуда в таком случае у наблюдателей появились протоколы с подписями и печатями, суд не заинтересовал.

У нас есть видео, на котором председатель избирательного участка №7150 отказывается проводить ручной подсчет голосов, вручает наблюдателям чеки АСУ и просит их удалиться с участка. Но по закону именно результат ручного подсчета считается итогом выборов. Наблюдатели «Клоопа» подали жалобу, которую председательница УИК приняла, но считать голоса все равно отказалась. Однако на следующий день на сайте ЦИКа чудесным образом появился протокол ручного подсчета.

Этот случай суд тоже не заинтересовал. Судья Эгембердиева поверила документу — акту о ручном подсчете, составленному якобы в день выборов, 11 апреля.

«Клооп» также просил отменить итоги голосования на четырех участках в Бишкеке из-за того, что их итоговые протоколы были переписаны якобы из-за технических ошибок, но акты, фиксирующие этот факт, составлены не были. В итоге у нас два разных протокола с одного участка.

Главный вопрос: какой из них действительный? Мы считаем, что столь вольное обращение с документацией может влиять на итоги выборов.

Суд в удовлетворении иска «Клоопа» к Центризбиркому отказал. В мотивировочной части судья Эгембердиева указывает, что при обращении в ЦИК мы не указали конкретные участки, где были допущены нарушения.

Однако по закону нарушениями на участках должна заниматься не центральная комиссия, а территориальные комиссии в регионах. А они на наши жалобы не отвечают и своих подчиненных за нарушения не наказывают. ЦИК же на бездействие ТИКов не реагирует.

Получается замкнутый круг. ТИКи на жалобы не отвечают. ЦИК их действия не комментирует. Суд разбираться в ситуации отказывается.

Суд также отмечает, что в законодательстве Кыргызстана не предусмотрена какая-либо ответственность, применяемая за определенный вид нарушения с учетом ее соразмерности. Получается, любые фальсификации, вплоть до вброса бюллетеней и подделки протоколов, можно объявить «техническими ошибками» и, кроме предупреждения, никакого наказания за это не будет? Так и до фальсификации выборов недалеко.

Мы считаем, что процесс был формальным. Мы не довольны решением Административного суда и будем обжаловать его в Верховном суде.

Автор: Айзирек Алмазбекова

Редактор: Екатерина Резникова

Тэги новости: Новости политики
Поделитесь новостью с друзьями