Популярные темы

Что послужит драйвером для роста кредитования?

Дата: 19 марта 2021 в 18:06 Категория: Новости экономики


Что послужит драйвером для роста кредитования?

Избыток ликвидности на денежном рынке снижает стимулы для банков по изменению стоимости продуктов. Они все больше размещают свои средства на фондовом рынке, предпочитая кредитам высокодоходные и безрисковые ценные бумаги. По мнению экспертов, и государственные программы не мотивируют банки прибегать к рыночным механизмам финансирования. Таким образом, на рынке кредитования происходит искажение справедливой стоимости ресурсов. В этой ситуации возникает вопрос: какова же реальная ставка банковских продуктов и насколько она сможет соответствовать ожиданиям рынка. Особенно на фоне того, что Национальный банк РК планирует постепенный выход из программ кредитования экономики уже начиная с 2023 года. Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz поговорил с экспертами о стоимости ресурсов, чем чревата излишняя ликвидность на рынке и какие факторы будут способствовать увеличению кредитной активности.

Реальная ставка для реального заемщика

Очевидно, что стоимость заимствования в рыночной экономике должна определяться по рыночным принципам, а именно за счет баланса спроса и предложения. В случае же с нашей экономикой такие принципы, к сожалению, не работают в полной мере, утверждает генеральный директор AERC Beta LLP, экономист Галымжан Айтказин. Национальный банк в докладе о денежно-кредитной политике отметил последствия нерыночной стоимости продуктов ипотечного кредитования, которая привела к росту цен на первичную и вторичную жилую недвижимость, обращает внимание он. В прошлом году цены на «первичку» увеличились на 4,8%, а рост на вторичном рынке был в три раза больше (13,9%), что выше инфляции (7,4%) в два раза, приводит данные экономист. По его мнению, одной из главных причин такого положения дел на рынке кредитования является активное вмешательство государства через программы.

«Например, на том же ипотечном рынке средняя стоимость кредитования снизилась с 9,3% в декабре 2016 года до 7,5% в декабре 2020-го, что говорит о существенном эффекте госпрограмм, которые субсидируют банкам их более высокие ставки. Иначе банки ни в коем случае не стали бы выдавать ипотечный кредит населению по ставке, почти равной уровню инфляции в стране», — говорит Галымжан Айтказин. 

Однако благодаря государственным программам поддержки экономики (ипотечные программы для физлиц и программы субсидирования для юрлиц), особенно в период пандемии, у населения появилась возможность кредитоваться под низкие ставки, замечает председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов. Конечно, такая практика приводит к дисбалансу между низкими ставками по кредитам госпрограмм и высокими ставками по кредитам в рамках собственных программ банков.

«На текущий момент стоимость ресурсов для кредитования банков по собственным программам сохраняется на высоком уровне: розничное фондирование стоит от 9% до 14% годовых, корпоративное фондирование — 7-8%, стоимость размещения долговых облигаций — 12-13%. Таким образом, на фоне роста государственной поддержки снижается рыночное финансирование, а государство начало замещать банки в кредитовании экономики. Вследствие чего и происходит искажение справедливой стоимости ресурсов», —  объясняет Галим Хусаинов.

Если принять во внимание ставку привлечения, операционные издержки, стоимость за риск и минимальную маржу БВУ, то рыночная ставка кредитования для субъектов реального сектора должна составлять не менее 15-18% годовых, добавляет его коллега — председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов.

«Для бизнеса это достаточно дорогая и на сегодняшний день неподъемная ставка финансирования. Большинство клиентов обращаются в банк за финансированием в рамках госпрограмм субсидированния, где конечная ставка складывается на уровне  6-8% годовых, — рассказывает он. — Если учесть, что чем больше срок привлечения ресурса, тем выше ставка, то становится понятным, что финансирование долгосрочных инвестиционных проектов по рыночным ставкам не является привлекательным для клиентов МСБ».

Тогда как ожидания банков по прибыльности и платежеспособности заемщиков зависят от количества клиентов, способных обслуживаться по высоким ставкам. Следовательно, финансирование по доступным процентам и отсутствие возможности привлечения долгосрочных ресурсов из-за необходимости обеспечения уровня доходности банка по высоким ставкам становится дилеммой, замечает глава «Нурбанка».

При этом он напомнил, что банки не сразу размещают привлеченные средства, так как между процессами должен пройти определенный промежуток времени с учетом стоимости, прибыльности и платежеспособности заемщика.

«Если говорить о рыночной стоимости потребительских и ипотечных продуктов, то в «Нурбанке» она формируется с учетом соотношения прибыли к доходности. При этом премия за риск на указанные кредитные продукты традиционно закладывается с учетом качества портфеля. Я полагаю, что каждый банк сам оценивает уровень риска по своим продуктам, как по потребительским, так и по ипотечным, с учетом собственной политики провизирования и уровня NPL», — уточняет Эльдар Сарсенов.

Чем чреват для экономики избыток ликвидности на денежном рынке?

Вместе с тем доля ссудного портфеля в совокупных активах сектора продолжает снижаться. Мы уже писали, что за прошлый год она сократилась почти на 5% и составила 50,7%. В то время, как удельный вес высоколиквидных активов вырос до 40,6%. Это свидетельствует о том, что банковский сектор продолжает наращивать запасы ликвидности.

«Основными причинами избытка ликвидности в БВУ и как следствие низких объемов кредитования экономики являются: краткосрочный характер привлеченных ресурсов, зависимость от средств квазигосударственных организаций, сокращение числа платежеспособных заемщиков и падение спроса на банковские займы из-за пандемии коронавируса», — перечисляет  Галим Хусаинов. По его мнению, наличие высоких кредитных рисков тоже является одним из факторов, сдерживающих кредитование.

С точки зрения потенциальных заемщиков, изменение экономических условий ведения бизнеса в период пандемии, а также связанные с этим неопределенность и повышенные риски оказывают сдерживающее влияние на спрос на кредитные услуги банков, дополняет руководитель «Банка ЦентрКредит».  

Между тем избыток ликвидных средств действительно говорит о неэффективном использовании активов, признает заместитель председателя правления АО «Евразийский банк» Иван Белохвостиков. «Поэтому основная задача БВУ сегодня — восстановление докризисных показателей по объемам продаж и дальнейшее наращивание кредитного портфеля», — отмечает он.  Одновременно банкир акцентирует, что взвешенное управление рисками и ликвидностью является показателем стабильности, а также залогом доверия со стороны клиентов банков.

По мнению председателя правления АО «Нурбанк» Эльдара Сарсенова, избыток денежной ликвидности в среднесрочной перспективе чреват высоким уровнем инфляции, вследствие чего снижением кредитоспособности населения и ухудшением социальной обстановки в стране, со всеми вытекающими последствиями.

«В этой связи нужно сохранить инструмент субсидирования ставки вознаграждения со стороны государства при кредитовании реального сектора экономики. Иначе с учетом реальной рыночной стоимости на уровне 15-18% годовых финансирование станет недоступным для большинства субъектов МСБ. В среднесрочной перспективе есть риск перетока из рынка кредитования реального сектора экономики в инструменты Нацбанка. Необходимо возобновить межбанковский рынок кредитования», — полагает он. 

Кроме того, со стороны государства должно быть жесткое регулирование инфляционных процессов, при необходимости удержание ее в коридоре, уверен Эльдар Сарсенов.

По мнению экономиста Галымжана Айтказина, решить проблему избыточной ликвидности поможет в первую очередь внедрение бюджетного правила, во вторую — сокращение государственного кредитования и госпрограмм, в третью —  абсорбирование лишней ликвидности за счет эмиссии бумаг Минфина и квазигоскомпаний, а также за счет развития долгового рынка РК. «Между тем развитие долгового рынка имеет большое значение для развития местного рынка ценных бумаг, что позволит бизнесу находить альтернативные источники финансирования своей деятельности», — уточняет он.

Что будет способствовать увеличению кредитной активности в стране?

Увеличение кредитной активности во многом связано с поступательным ростом экономики, констатирует Галим Хусаинов. «В текущих реалиях экономики наблюдаемый период сжатия/замедления темпов роста кредитных циклов непосредственно связан с пандемией коронавируса. Учитывая, что пандемия не была одолена мировым сообществом в полной степени, а ее последствия и афтершоки продолжают сказываться на бизнесе, менеджмент ряда компаний принимает решения об ограничениях части инвестиционных капиталоемких проектов, тем самым выжидая наступления более благоприятного экономического климата для дальнейшего развития в целом», — объясняет он.

Таким образом, возвращение экономики на «доковидный» уровень, рост ВВП, стабилизация мировых рынков, стимулирование деловой активности позволят бизнес-сообществу стать более уверенными и побудить к возобновлению проектов. Данные факторы станут одним из рычагов влияния на увеличение кредитной активности в стране, убежден председатель правления «Банка ЦентрКредит».

С ним солидарен глава «Нурбанка» Эльдар Сарсенов. «На мой взгляд, для восстановления кредитной активности населения необходимо создание соответствующих условий в стране, в том числе в банковском секторе. Это низкая и стабильная инфляция, предоставление долгосрочной поддержки банковскому сектору от государства по сниженной стоимости, восстановление доверия населения к банковской системе и национальной валюте, совершенствование регулирования и надзора за банковской деятельностью, улучшение кредитного климата, использование эффективных механизмов формирования резервов под кредитные риски и усиление защиты прав кредиторов и заемщиков», — говорит банкир.

По его мнению, также необходимо произвести обнуление кредитных историй предположительно до 2010-2014 гг., так как в тот период финансовая система только начинала развиваться и многие клиенты банков из числа МСБ и физических лиц не обладали еще достаточной финансовой грамотностью.

Вместе с тем экономист Галымжан Айтказин считает, что для большей кредитной активности бизнеса и населения следует улучшить качество заемщиков за счет более гибкого регулирования финансового рынка. «Например, программа реабилитации заемщиков или поддержка МСБ за счет регуляторных мер могли бы стать драйверами для роста кредитования в будущем», — уточняет он.

По словам заместителя главы «Евразийского банка» Ивана Белохвостикова, цифровая трансформация и максимальный перевод в онлайн всех востребованных продуктов и сервисов будут способствовать увеличению кредитного портфеля и клиентской базы банков. «Государственная поддержка в рамках участия банков в  программе льготного кредитования также окажет существенное влияние на увеличение спроса на кредитные услуги БВУ», — добавляет он.

При этом в своих оценках Иван Белохвостиков опирается на прогноз международного агентства S&P Global, в котором говорится, что экономика Казахстана в  2021 году должна вырасти на 3,2% в связи с ослаблением внутренних ограничений на деятельность субъектов предпринимательства, повышением цен на нефть и улучшением ситуации в странах-партнерах РК. «Такие прогнозы дают оптимистичный взгляд на восстановление экономической активности населения, что послужит основным драйвером для роста кредитования в банковском секторе в текущем году», — резюмирует банкир.

Подпишитесь на недельный обзор главных казахстанских и мировых событий

По сообщению сайта kapital.kz

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями