Популярные темы

Опрос Зеленского

Дата: 20 октября 2020 в 00:02


Опрос Зеленского

Всего за 12 дней до местных выборов президент Украины Владимир Зеленский анонсировал проведение всеукраинского опроса, во время которого будут заданы пять вопросов, касающихся в основном внутренних проблем страны: пожизненного тюремного заключения за коррупцию в особо крупном размере, создания свободной экономической зоны в Донбассе, легализации каннабиса для использования в медицинских целях, сокращения количества депутатов Верховной рады с 450 до 300. Последний, пятый вопрос, касается международных гарантий, данных Украине на заре ее независимости: территориальная целостность в обмен на ядерное разоружение.

О том, что президент Украины хочет услышать мнение граждан, стало известно в среду, 13 октября. И планы Зеленского сразу же раскритиковала оппозиция – за то, что опрос не будет иметь юридической силы, за поспешность, за использование его результатов в «российских интересах», за попытку улучшить рейтинг президентской партии. Кроме этого, для проведения опроса потребуются дополнительные средства, а если речь идет о расходах свыше 200 тысяч гривен (чуть больше 7 тысяч долларов США по нынешнему курсу), то по закону необходимо объявлять тендер. Критика звучала и со стороны социологов: они считают, что выяснить мнение населения страны можно, опросив приблизительно 2 тысячи человек, – главное правильно подобрать целевую группу.

.GR-1552-tel-txt { transform: scale(1.1); color: #61a8de; } .GR-1552-tel-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } #GR-1552-tel-svg { fill:#8e9499; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-tel-wrapper:hover #GR-1552-tel-svg { transform: scale(1.1); fill: #61a8de; } /* APP */ .GR-1552-app { width: 100%; } .GR-1552-app-wrapper { display: block; width: 100%; height: 50px; display: flex; flex-direction: row; justify-content: space-between; } .GR-1552-app-txt { font-size: 16px; font-weight: bold; align-self: center; color: #8e9499; padding: 10px 15px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-app-img { background-color: #f7f7f7; background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-app-wrapper:hover > .GR-1552-app-txt { transform: scale(1.1); color: #ea6903; } .GR-1552-app-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-app-svg-flex { margin-right: 10px; } #GR-1552-app-svg { fill:#8e9499; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-app-wrapper:hover #GR-1552-app-svg { transform: scale(1.1); fill: #ea6903; } /* google-news */ .GR-1552-google-news { width: 100%; } .GR-1552-google-news-wrapper { display: block; width: 100%; height: 50px; display: flex; flex-direction: row; justify-content: space-between; } .GR-1552-google-news-txt { font-size: 16px; font-weight: bold; align-self: center; color: #8e9499; padding: 10px 15px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-google-news-img { background-color: #f7f7f7; background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover > .GR-1552-google-news-txt { transform: scale(1.1); color: #5692f5; } .GR-1552-google-news-img:hover { background-size: cover; background-repeat: no-repeat; background-position: center center; overflow: hidden; } .GR-1552-google-news-svg-flex { margin-right: 10px; } .GR-1552-google-news-svg { margin-right: 12px; width: 45px; height: 50px; transition: all 0.3s cubic-bezier(.25,.8,.25,1); } .GR-1552-google-news-svg path { fill:#8e9499; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg { transform: scale(1.1); } .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st0{fill:#20A565;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st1{fill:#EA473A;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st2{fill:#FFC516;} .GR-1552-google-news-wrapper:hover .GR-1552-google-news-svg .st3{fill:#4E8DF5;} @media (min-width:540px) { .GR-1552 { display: flex; flex-direction: row; align-content: stretch; width: 100%; } /* TELEGRAM */ .GR-1552-link-tel { order: 2; width: 100%; margin-top: 0; margin-left: 10px; } .GR-1552-tel-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-tel-wrapper:hover > .GR-1552-tel-txt { transform: scale(1.05); } /* APP */ .GR-1552-link-app { order: 1; width: 100%; margin-top: 0; } .GR-1552-app-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-app-wrapper:hover > .GR-1552-app-txt { transform: scale(1.05); } /* google-news */ .GR-1552-link-google-news { order: 3; width: 100%; margin-top: 0; margin-left: 10px; } .GR-1552-google-news-txt { font-size: 14px; padding: 10px 5px; margin-left: 5px; } .GR-1552-google-news-wrapper:hover > .GR-1552-google-news-txt { transform: scale(1.05); } } ]]> РС в Телеграме РС в Google новостях РС в мобильном

В то же время еще во время своей избирательной кампании и в многочисленных интервью Владимир Зеленский говорил о том, что швейцарская политическая модель, когда граждане решают многие, даже не очень значительные вопросы на референдумах, ему по душе. Возможность выяснить мнение напрямую у граждан есть и в его предвыборной программе: соответствующая глава называется «Народовластие через референдумы». При этом после аннексии Крыма Россией по итогам «референдума», непризнанного международным сообществом и прошедшего без участия международных наблюдателей, украинские политики с осторожностью относятся к прямой демократии. Но Владимир Зеленский настаивает на том, что это разные вещи. В своем первом обращении, посвященном идее провести опрос среди граждан страны, он выбрал откровенно непринужденную манеру:

«Привет! Да, да, я обращаюсь непосредственно к тебе. Помнишь, как мы вместе писали мою предвыборную программу, чтобы реализовывать то, что действительно нужно именно тебе – каждому гражданину Украины. Это была демоверсия народовластия, а его реальное введение стало нашей с тобой мечтой. И в данный момент парламент готовится закрепить этот важный механизм на законодательном уровне. Согласитесь, право народа Украины на собственное мнение – священно. Ему не требуется благословение от политиков, и ничего не мешает нам с тобой просто поговорить откровенно».

В видеообращении президент подчеркнул, что пять вопросов, которые будут заданы во время всенародного опроса, – это темы, которые люди обсуждают «на кухне, на улице, в интернете». Зеленский сказал, что хочет обратиться к людям, минуя «политиков в кабинетах, «независимых» экспертов и агентов иностранных держав» и в обращении подчеркнул, что после голосования будут приняты решения в соответствии с его результатами. Затем в Офисе президента пояснили, что опрос не имеет юридической силы, какой определен для референдума в Конституции Украины. В этой связи пока неясно, что же все-таки произойдет после подсчета положительных и отрицательных ответов на заданные вопросы. «Именно так работает настоящая демократия», – при этом заявили в Офисе президента.

Из пяти вопросов больше всего обсуждают те, которые в той или иной мере касаются путей мирного урегулирования вооруженного конфликта в Донбассе и восстановления территориальной целостности Украины после аннексии Россией Крыма.

Фонд демократических инициатив имени Илька Кучерива вслед за обнародованием второго вопроса о создании в Донбассе свободной экономической зоны опубликовал результаты исследования, которое проводилось на эту тему в августе этого года – сразу после того, как в минской переговорной группе заговорили о такой возможности. Эксперты фонда отмечают, что многие респонденты не были способны полноценно ответить на этот вопрос, потому что мало знают об этой теме, а разъяснения, которые о зоне свободной торговли опубликовал на страницах Офис президента, вряд ли дошли до широкой публики. В августе на вопрос, поддерживаете ли вы создание в Донбассе зоны свободной торговли, более 33 процентов опрошенных заявили, что вообще не слышали о такой идее, а 18 процентов затруднились с ответом.

Украинский военный на позициях в Донбассе

В Фонде имени Илька Кучерива желание Зеленского найти ответ на вопрос о Донбассе объясняют так: «Если Петр Порошенко делал ставку на силовое сдерживание и формирование международной коалиции, чтобы изолировать и наказать Россию за агрессию в отношении Украины, то Владимир Зеленский взял курс на переговоры с государством-агрессором… и для этого ему необходимо изменить свои переговорные позиции».

К этому объяснению можно отнести и решение о пятом вопросе, который Зеленский предложил для всеукраинского опроса: «Поддерживаете ли вы право Украины на использование гарантий безопасности, обозначенных Будапештским меморандумом, для возобновления государственного суверенитета и территориальной целостности?» В обращении Зеленский подчеркнул, что считает необходимым на международном уровне решить, либо все выполняют взятые на себя обещания по меморандуму, либо никто.

Положения Будапештского меморандума о гарантиях безопасности для Украины нарушили голосование на «референдуме» в Крыму и последующая аннексия полуострова Россией. Документ был подписан 5 декабря 1994 года, и под ним, наряду с Соединенными Штатами и Великобританией, поставил подпись и представитель России (Китай и Франция присоединились к соглашению посредством отдельных документов, давая менее значительные гарантии безопасности). Согласно меморандуму, гарантами территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины выступили страны-подписанты в обмен на полное ядерное разоружение страны (Украина на момент подписания имела четвертый по величине ядерный арсенал в мире, доставшийся ей в наследство после распада СССР. Треть советского ядерного оружия располагалась на территории независимой Украины, и его количество в то время можно было сравнить с арсеналом, которым обладала Франция). Россия, США и Великобритания обязались воздерживаться от применения силы, экономических мер и политического вмешательства в дела Украины, уважать ее суверенитет и территориальную целостность и немедленно прибегнуть к консультациям в случае угрозы агрессии или применения ядерного оружия против Украины. Меморандум вступил в силу в день его подписания.

Великобритания и США, следуя данному в Будапештском меморандуме обязательству, провели консультации по соблюдению этого международного соглашения 5 марта 2014 года в Париже. На них присутствовали министры иностранных дел Великобритании Уильям Хейг, США Джон Керри и Украины Андрей Дещица. На консультации был приглашен и министр иностранных дел Сергей Лавров, однако он не принял в них участия. Спустя почти месяц после консультаций, 1 апреля 2014 года МИД России распространил заявление, касающееся обязательств по Будапештскому меморандуму. В нем, в частности, говорится: «Что касается утверждений, будто Россия своими действиями якобы демонстрирует ненадежность самой концепции «негативных гарантий» безопасности неядерных государств и тем самым «разрушает» режим ядерного нераспространения, то следует подчеркнуть, что общим элементом Будапештского меморандума и концепции «негативных гарантий» в классическом ее понимании является только обязательство не применять и не угрожать применением ядерного оружия против неядерных государств. Данное обязательство России перед Украиной никоим образом не было нарушено». В тексте Будапештского меморандума тем не менее дословно говорится о гарантиях нерушимости границ Украины.

Украинские специалисты в рамках отказа Украины от ядерного оружия разрезают последний стратегический бомбардировщик Tу-22M3. После распада СССР Украина унаследовала 60 сверхзвуковых бомбардировщиков Ту-22 и 423 крылатые противокорабельные ракеты Х-22 «Буря». 27 января 2006 года

Помимо Украины, аналогичные гарантии безопасности в обмен на ядерное разоружение в 90-х годах прошлого века получили Белоруссия и Казахстан. Минск, тем не менее, во время голосования в ООН по резолюции 68/262, осуждающей аннексию Крыма Россией, проголосовал согласно с Москвой, Казахстан – воздержался. В целом действия России осудили 100 стран мира против 11 поддержавших. Остальные государства либо не присутствовали на сессии ООН, либо воздержались во время голосования.

По мнению военного эксперта Юрия Федорова, в случае если Украина примет решение возобновить свой ядерный статус, ей очевидно грозят санкции, как это произошло с Северной Кореей или Ираном, решившими выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия. При этом Украина вполне способна восстановить производство ядерного оружия, если такое решение будет принято:

– Строго говоря, Будапештский меморандум, если называть вещи своими именами, достаточно бессмысленная и бесполезная бумага, которая была подписана украинским руководством. В то же время в первой половине 90-х годов прошлого века сложилась такая политико-психологическая ситуация, что никто в Украине – за отдельными исключениями – не видел угрозы со стороны России. С другой стороны, и Россия, и США, причем Соединенные Штаты даже в большей мере, чем Россия, настаивали на том, чтобы Украина избавилась от своего ядерного потенциала. А речь шла в то время примерно о тысяче с лишним ядерных боеприпасов разного рода и разного качества.

Как я понимаю, Владимир Зеленский хочет привлечь внимание населения своей страны и международного сообщества к проблеме гарантий безопасности Украины и аккуратно и осторожно намекает на возможность того, что Украина может постараться вернуть себе ядерный статус, то есть начать производить ядерное оружие. Это, конечно, будет вызывать острое недовольство и в России, и в США, и в Европе тоже.

Безопасность Европы была обусловлена надежностью американских ядерных гарантий, но после окончания холодной войны они потеряли свое значение

И тут возникает вопрос: в состоянии ли Украина производить ядерное оружие? Ответ однозначный: да, в состоянии, но не сразу. Специалисты спорят по этому поводу. Одни называют 5–6 лет, другие – 2–3 года, но где-то в течение нескольких лет Украина может создать технологическую и промышленную базу для производства ядерного оружия. Собственно, предпосылки для этого в Украине существуют. В Украине работают неплохие ученые-инженеры в тех институтах и на тех предприятиях, которые участвовали в советской ядерной программе. И тут прежде всего нужно назвать Харьковский физико-технологический институт. Это очень мощный научный центр, занимающийся ядерной проблематикой. Во-вторых, что очень важно и на что не всегда обращают внимание в СМИ, в Украине имеется достаточно большое количество отработанного ядерного топлива, то есть топлива, которое было извлечено из АЭС. В одной тонне такого отработанного ядерного топлива содержится 5–-6 килограммов оружейного плутония. Грубо говоря, из 2–3 тонн отработанного ядерного топлива можно извлечь плутония в количестве, достаточном для производства одного ядерного боеприпаса мощностью, скажем, типа хиросимской бомбы – 15–20 килотонн. Этого вполне достаточно. Еще один вопрос – сколько это будет стоить? Вероятно, 2–-3 миллиарда долларов. По крайней мере, такие цифры приводятся в разного рода материалах на эту тему. Ядерное оружие создано в Пакистане, в Северной Корее, в Индии – в странах, которые никак не являются более сильными в научно-техническом отношении, чем Украина.

– Если гипотетически допустить, что руководство Украины принимает решение возобновить производство ядерного оружия. Какие это может иметь последствия для страны?

– Это будет, конечно, большой скандал. Предугадать точно, какие могут быть и будут ли вообще какие-то санкции против Украины со стороны США и Европы, сказать трудно. Я лично этого не исключаю. Конечно, это будет дополнительный козырь для российской пропаганды и российской дипломатии. Скажут: «Ну вот, смотрите, украинцы такие нехорошие люди, безобразники, создают собственное ядерное оружие, подрывают основы международной безопасности, подрывают договор о нераспространении ядерного оружия» и так далее, и тому подобное. Но это все риторика, на которую политический класс Запада, конечно, обращает внимание, но для западных политиков этот вопрос связан несколько с иной стороной этого дела.

Как я представляю себе, безопасность Европы в конечном итоге обусловлена надежностью американских ядерных гарантий. Так было во время холодной войны, но эти гарантии потеряли свое значение после ее окончания, то есть до середины этого десятилетия, до момента, когда Россия аннексировала Крым, вторглась в Украину.

Считалось, что ядерные гарантии США – это, конечно, очень важно, но до них дело не дойдет. Сейчас в Европе эта оптимистическая точка зрения пересматривается. Перед гражданами и политиками стран, находящихся близко от России, – государств Балтии, Польши, Румынии, Болгарии и, естественно, Украины – встает более серьезный вопрос: а можем ли мы всерьез надеяться на гарантии безопасности НАТО и на ядерный зонтик США? Ответа на этот вопрос нет, потому что ответ может быть получен только в результате какого-то практического, не дай бог, кризиса, когда дело может дойти до вооруженного столкновения. Но сомнения существуют. На эту тему написаны сотни статей и десятки книжек и в США, и в Европе, в которых этот вопрос рассматривается, но ответ очень простой – то ли можно надеяться, то ли не совсем. Потому что, во-первых, НАТО принимает такого рода решение консенсусом, а для государств, находящихся далеко от России (Испания, Португалия, Франция), опасность конфликта где-то в районе Южной Балтии или где-то вдоль границ России особой опасности не представляет. И, наконец, существует сомнение в том, что США рискнут использовать свое ядерное оружие для того, чтобы сдержать российскую агрессию, скажем, против государств Балтии, Польши или Украины. Особенно Украины, потому что Украина не имеет никаких союзнических отношений ни с США, ни с Великобританией, не является членом НАТО. То есть никто не обязан ее защищать. Отсюда и настроения в Киеве и шире – в украинском политическом классе: а почему бы нам не вернуть себе ядерное оружие, даже наплевав на то, что европейцы или часть американского истеблишмента будут недовольны?

Президент Билл Клинтон объявляет о договоренности, достигнутой касательного ядерного оружия между Украиной и США. Брюссель, 10 января 1994 года

– Если посмотреть на эту тему с другой стороны, может ли Киев использовать апелляцию к Будапештскому меморандуму для того, чтобы попытаться каким-то образом договориться, попытаться создать какой-то новый формат отношений, при которых Украине будут предоставлены более серьезные гарантии безопасности, чем это предполагает Будапештский меморандум? И возможно ли участие в таком формате России?

– Мне кажется, хотя точно я это утверждать не могу, так как о таких вещах никто открыто не говорит, что украинская дипломатия как раз такой вопрос и обсуждает с западными коллегами, говоря о том, что «видите, Будапештский меморандум недостаточно надежный, а мы, естественно, хотим сохранять безъядерный статус». Но Будапештский меморандум включает Россию. А у меня очень большие сомнения, что Москва будет готова вообще что-либо подобное обсуждать с украинскими руководителями или дипломатами. Ответ Москвы будет очень простой: «Вы сначала признаете, что Крым – это неотъемлемая часть Российской Федерации, пойдете навстречу российским требованиям по Донбассу, примете на себя обязательства не пытаться вступить в НАТО...»

Украине остается только один вариант – это искать, пытаться разработать и принять некий новый вариант Будапештского меморандума, который бы предполагал более определенные гарантии безопасности в обмен на сохранение безъядерного статуса. При этом адресоваться он должен, конечно, не России, а США и Великобритании. Причем я хотел бы отметить, что со стороны Великобритании будет больше понимания необходимости каких-то конкретных шагов по содействию Украине, чем это было раньше: британские военнослужащие участвовали в последних учениях в Украине, а Великобритания вообще занимает более жесткую и более определенную позицию по поводу угрозы со стороны России, чем страны Европейского союза, такие как Франция, Германия, не говоря уже о Пиренеях, – считает военный аналитик Юрий Федоров.

На сайте издания «Украинская правда» уже создали приложение, в котором можно в режиме онлайн ответить на все пять вопросов из опроса Владимира Зеленского. Зону свободной торговли в Донбассе в этом опросе не поддерживают 80 процентов участников голосования, чуть более 50 процентов не согласны с пожизненным заключением в случае коррупции в крупном размере, 70 процентов поддерживают уменьшение количества депутатов Верховной рады, 87 процентов выступают за легализацию каннабиса в медицинских целях, а 90 процентов – за возможность Украины использовать Будапештский меморандум для получения гарантий безопасности и восстановления территориальной целостности страны.

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии УКРАИНА.
5 лет спустя

«Свобода» на кинофестивалях

Тэги новости: Владимир Зеленский
Поделитесь новостью с друзьями