Популярные темы

Новая концепция внешней политики: преемственность и новизна

Дата: 02 сентября 2020 в 09:06 Категория: Новости политики


Новая концепция внешней политики: преемственность и новизна

Новая концепция внешней политики: преемственность и новизна

Как известно, нет ничего практичнее хорошей теории. В системе государственного управления этот тезис воплощен в стратегическом планировании. Министерство иностранных дел Казахстана систему основополагающих взглядов на принципы и подходы, цели, приоритеты и задачи внешнеполитической деятельности формулирует в рамках Концепции внешней политики.

6 марта Президент Токаев своим указом утвердил Концепцию внешней политики Казахстана на 2020-2030 годы. Одновременно завершилось действие предыдущей концепции, принятой на 2014-2020 годы. Попробуем оценить эффективность ее реализации.

Сразу бросается в глаза, что по сравнению с документами системы государственного планирования в сфере экономики, например, пятилетними программами индустриально-инновационного развития, в концепции внешней политики практически нет целевых индикаторов. При этом результаты ее реализации в виде вполне конкретных изменений в геополитическом статусе Казахстана, условиях развития сотрудничества с ключевыми партнерами и на региональном уровне вполне ощутимы. Опять же, увы, в отличие от экономических госпрограмм, о чем достаточно говорилось как Главой государства, так и парламентариями.

Первый из заявленных в ней приоритетов — развитие внутрирегиональной интеграции в Центральной Азии в 2014 году выглядел малореальным на фоне взаимного недоверия, территориальных претензий, экономических и политических проблем в отношениях между странами региона. Тем не менее, в марте 2018 года был запущен механизм консультативных встреч лидеров государств Центральной Азии. Хотя само слово «интеграция» в совместных заявлениях по итогам встреч сегодня не употребляется, позиции всех без исключения центральноазиатских государств по самому широкому спектру вопросов – безопасность, торговля, транспортная инфраструктура, экология, культура и образование – сегодня ориентированы на расширение регионального сотрудничества. Кроме того, на уровне министров иностранных дел были запущены диалоги в формате «Центральная Азия плюс» с США, ЕС, Китаем, Россией, Индией, Японией и Южной Кореей.

Конечно, большую роль сыграла смена внешнеполитического курса Узбекистана. Но без постоянной целенаправленной работы казахстанских дипломатов в этом направлении такой прогресс вряд ли был бы возможен. Стоит, в частности, отметить проводившиеся по инициативе казахстанского МИДа встречи глав дипломатических ведомств стран Центральной Азии на полях международных форумов.

В 2017 году Казахстану удалось серьезно продвинуться по вопросу международно-правового оформления границ с государствами Центральной Азии. Завершилась делимитация государственной границы с Узбекистаном и демаркация границы — с Кыргызстаном. Сегодня наши внешние границы в регионе — это рубежи добрососедства и сотрудничества.

После избрания в Совет Безопасности ООН Казахстан использовал возможности этой самой влиятельной международной организации для продвижения интересов всех пяти центральноазиатских государств. Во время своего председательства в Совете Безопасности в январе 2018 года мы инициировали содержательные и результативные дискуссии по ситуации в Афганистане и мерам по укреплению мира, безопасности и развития в Центральной Азии.

В прошлой концепции было сказано, что Казахстан рассматривает евразийскую экономическую интеграцию в качестве одного из действенных способов продвижения страны на устойчивые позиции в системе мирохозяйственных связей, а потому будет укреплять Таможенный союз и Единое экономическое пространство в целях создания на этой основе Евразийского экономического союза.

Поставленная цель была достигнута — с 1 января 2015 года начал работать Евразийский экономический союз. С тех пор идет работа над тем, чтобы повысить его эффективность как инструмента содействия взаимной торговле, привлечению инвестиций и экономическому росту.

В полном соответствии с принципом многовекторности в декабре 2015 года Казахстан подписал Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом, которое вступило в силу в марте этого года.

12 августа 2018 года в Актау была подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, завершившая длительный переговорный процесс и открывшая новые возможности для сотрудничества прикаспийских государств.

Важнейшим приоритетом внешней политики было объявлено построение мира без ядерного оружия. В декабре 2015 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию по достижению мира, свободного от ядерного оружия, инициатором которой выступил Первый президент Нурсултан Назарбаев. А 7 июля 2017 года был принят Договор о запрещении ядерного оружия, одним из авторов которого был Казахстан.

Итак, Концепция внешней политики на 2014-2020 годы продемонстрировала свою эффективность как документ стратегического планирования. Вдоль намеченных в ней «силовых линий» была выстроена внешняя политика государства, а работа дипломатического ведомства по реализации основных приоритетов и задач привела к конкретным результатам, имеющим долгосрочное значение.

Разработка Концепции внешней политики до 2030 года происходила под воздействием комплекса внешних и внутренних факторов.

Глубокая трансформация системы международных отношений, произошедшая со времени подготовки прежней концепции, потребовала адаптации Казахстана к меняющимся геополитическим реалиям и вызовам международной безопасности. Требовалась актуализация внешнеполитического курса и расширение дипломатического инструментария под новые реалии.

В то же время одним из базовых принципов, на которых строится внешнеполитический курс, в Концепции названа преемственность по отношению к курсу Первого Президента Нурсултана Назарбаева.

Внушительный по объему корпус внешнеполитических приоритетов Казахстана разбит на несколько блоков. Первыми поставлены приоритеты Казахстана на международной арене, а начинают этот блок те, которые относятся к поддержанию международного мира и безопасности.

Это содействие восстановлению и укреплению атмосферы доверия в международных отношениях на основе целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций, продвижение многостороннего взаимодействия на основе равноправия и компромисса.

Эта очень емкая формула включает в себя сразу несколько принципиально важных для Казахстана аспектов

Во-первых, Казахстан выступает за мировой порядок, основанный на нормах международного права, в том числе принципах Устава ООН. Об этом Глава государства заявил и в своем недавнем выступлении на 75-й сессии Генассамблеи ООН. «Сегодня наш общий моральный долг – продемонстрировать приверженность основным целям и принципам Устава ООН», — сказал он.

Во-вторых, одной из ключевых задач является преодоление кризиса доверия в международных отношениях. В качестве одного из инструментов для решения этой задачи названо Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

И мы видим, что движение к заявленным в концепции целям уже началось. Так, включенная в Концепцию задача трансформации СВМДА в региональную организацию по безопасности и развитию была подтверждена с трибуны Генассамблеи: «В связи со стремительно растущим спросом на меры по укреплению доверия, Казахстан намерен преобразовать Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии в полноценную организацию по вопросам безопасности и развития в этом стратегически важном регионе».

В сентябре Казахстан стал председателем СВМДА и можно ожидать, что с этой позиции он предпримет все необходимое для того, чтобы Совещание превратилось в Организацию. Таким образом, произойдет та же трансформация, которая 1 января произошла с Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, когда СБСЕ превратилось в ОБСЕ.

Центральноазиатский вектор остается в числе приоритетных. При этом в новой концепции закреплен геополитический статус Казахстана как ответственного участника мирового сообщества и государства-лидера в Центральной Азии. А задача по приданию Хабу ООН в городе Алматы статуса межрегионального центра ООН по Целям устойчивого развития уже была подтверждена Касым-Жомартом Токаевым в его выступлении на Генассамблее.

Казахстан вступил в новый этап политического развития. Концепция «слышащего государства» обусловила усиление акцента на продвижение и защиту интересов казахстанских граждан и казахстанского бизнеса. В новой концепции сказано, что государство ставит во главу угла своей внешней политики практические интересы граждан Казахстана и национального бизнеса (в предыдущей речь шла о «защите интересов граждан», при этом в рамках гуманитарных операций « Жусан» и «Русафа» было возвращено более 500 граждан РК на родину из зон конфликтов).

Поставленная Главой государства задача создания диверсифицированной, технологичной экономики внесла коррективы в работу дипломатического ведомства.

Приоритеты в области экономической дипломатии стоят после вопросов международной безопасности, как и в предыдущей концепции, однако их стало заметно больше.

Нетрудно заметить, что они содержат прямую отсылку к задачам, поставленным Президентом, например, привлечение международных ресурсов и потенциала к процессам структурной трансформации национальной экономики, в том числе в рамках реализации программ индустриализации и развития «экономики простых вещей».

Отметим, что практически все задачи относятся к созданию благоприятных условий для отечественного бизнеса – финансового, технологического, транспортно-логистического и др. Сумеет ли бизнес воспользоваться этими условиями – это от дипломатов уже не зависит.

Зато для реализации такой задачи, как содействие усилиям мирового сообщества по оказанию официальной помощи развитию уже создан специальный инструмент — Казахстанское агентство международного развития «KazAID».

Внешнеполитический курс Казахстана достойно прошел испытания пандемией. Наша страна оказалась включена в международную сеть взаимной поддержки – экспертной, фармацевтической, лекарственной, врачебной. Наши медики стали участниками надежной и эффективной системы обмена опытом, консультаций с зарубежными коллегами, разработки совместных эпидемиологических мер.

При этом медицинская дипломатия, до недавнего времени находившаяся на периферии международных организаций, сегодня занимает центральное место в их повестке. Медицина, фармакология, организация карантинных мероприятий стали приоритетными направлениями двустороннего и многостороннего сотрудничества. Гуманитарная помощь сегодня стала означать и помощь в виде медицинского оборудования и препаратов.

Изменились приоритеты консульской службы. Сегодня условия взаимных поездок граждан включают не только паспортно-визовые вопросы, но также требования, связанные с карантинными мерами. Вероятно, в скором времени консульский регламент будет включать в себя наличие справок о прививках, прохождение тестов, условия и сроки пребывания на карантине и тому подобные нормы и правила.

Новый импульс получила цифровая дипломатия. Карантинные меры, введенные по всему миру, ускорили использование информационных технологий. Видеоконференции стали «новой нормальностью» международной жизни. От дипломата требуется умение работать в интернете, выбирать целевые группы в социальных сетях, адаптировать к ним язык дипломатического протокола.

Словом, новые реалии вносят серьезные изменения в дипломатическую службу, работу загранпредставительств и каждого дипломата. Однако внешнеполитические принципы остаются неизменными.

 

Николай Кузьмин, политолог

Тэги новости: Новости политики Алматы Актау Нурсултан Назарбаев Касым-Жомарт Токаев
Поделитесь новостью с друзьями