Популярные темы

Суд в Петербурге допросил пензенских фигурантов дела «Сети». Главное

Дата: 28 февраля 2020 в 17:17 Категория: Происшествия


Суд в Петербурге допросил пензенских фигурантов дела

В Санкт-Петербурге продолжился процесс по делу Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых обвиняют в участии в «петербургской ячейке» организации «Сеть» (она признана в России террористической и запрещена). В пятницу суд допросил по видеосвязи фигурантов дела о «пензенской ячейке» организации, которые уже получили сроки и ждут рассмотрения своей жалобы на приговор.

Первым в качестве свидетеля обвинения допросили Илью Шакурского, который получил 16 лет колонии по пензенскому делу. Ранее он, как и Максим Иванкин отказался дать показания в петербургском деле до выступления по своему делу в Пензе.

Свое выступление Шакурский начал со слов о том, что вину он не признает. Прокурор ответил, что спрашивает его не об этом, а о том, в каких отношениях он состоит с Дмитрием Пчелинцевым (тот тоже получил срок по делу пензенской «Сети» — его приговорили к 18 годам).

«Это имеет отношение к петербургскому делу?» — спросил в ответ Шакурский. Судья ответил, что вопросы здесь задает суд. Прокурор продолжил расспрашивать свидетеля о фигурантах пензенского дела. Адвокаты выступили против этих вопросов, а сам Шакурский отказался отвечать, при этом пояснил, что не дружил с Пчелинцевым и не состоял с ним ни в каких группах.

«[Егор] Зорин — мой одногруппник, [Василий] Куксов — мой друг, с [Максимом] Иванкиным знаком, но близко не общался», — сообщает он об отношениях с другими фигурантами.

«Читали ли вы литературу «такого толка»?» — спросил прокурор. «Какого толка?» — не понял свидетель. «Анархического содержания», — уточнил прокурор.

«Я разные книги читал, в том числе философские, политические и анархистские», — сказал Шакурский.

Адвокат Филинкова спрашивает о файлах, обнаруженных на изъятых у Шакурского носителях. Он рассказывает, что файлы, которые обвинение квалифицирует как протокол съезда «Сети» и так называемый «Свод» (якобы устав сообщества) были ему подброшены и созданы сотрудниками ФСБ.

По словам Шакурского, в суде по Пензенскому делу выяснилось, что эти файлы были созданы или редактировались оперативником ФСБ Шепелевым уже тогда, когда свидетель находился в СИЗО (в свойствах файла оказалась зафиксирована фамилия Шепелева латинскими буквами в качестве автора файла).

Шакурский заявил, что мог видеть на концертах и других мероприятиях Филинкова и Бояршинова, но близко с ними не общался. «В октябре и ноябре 2017 года ко мне неоднократно применялось насилие, из-за чего я был вынужден оговорить ни в чем не повинных людей», — заявил Шакурский, отметив, что впоследствии отказался от этих показаний.

«До моего задержания о террористической организации «Сеть» мне ничего не было известно», — сказал Шакурский. На вопрос об использовании прозвищ в анархистском сообществе, он пояснил, что это было возможно и у панков, и у «субкультурщиков» — как из куража или в связи со смешной фамилией, так и в целях безопасности: «Это не голословно, в городе была неонацистская организация, которая убивала антифашистов».

«Вы упоминали фамилию Шепелева...», — спрашивает адвокат об оперативнике. «Шепелев мне сказал: «Не жди, что мы будем играть с тобой по-честному, — говорит Шакурский. — Мне подбросили взрывное устройство и оружие, Шепелев приходил ко мне в тюрьму и пытал током, а в своем кабинете неоднократно меня избивал».

«Ваша честь, можно я сяду?» — спрашивает Шакурский. Судья разрешает. Прокурор следом зачитывает показания Шакурского о знакомстве с Пчелинцевым. Это протоколы от 31 января 2018 года и 22 марта 2018.

Адвокат подсудимого Филинкова обращает внимание, что тексты идентичны, с одними и теми же ошибками, хотя первый зачитанный прокурором протокол сделан следователем петербургского УФСБ, а второй — пензенского УФСБ.

Адвокат подсудимого Бояршинова подчеркивает, что это протокол допроса Шакурского не в качестве свидетеля, а в качестве обвиняемого, что недопустимо. Адвокат Шакурского Сергей Моргунов по видеосвязи возражает против приобщения протокола, поскольку он не вошёл в в приговор.

Сам Шакурский в свою очередь говорит, что текст протокола принадлежит следователю Валерию Токареву. «Обвиняемые говорят одно, а следователь пишет другое, я неоднократно читал эти показания в разное время, говорит Шакурский, я их не давал», — утверждает он.

Защита считает, что нарушения со стороны следователей очевидны. «Из допроса всех фигурантов дела видно, что флэшка с показаниями, которые гуляют и в Пензе, и в Петербурге содержит одни и те же клише, которые кочевали по материалам дел разных фигурантов», — сказал после допроса журналистам адвокат Филинкова.

После этого суд допросил по видеосвязи Максима Иванкина, получившего по пензаенскому делу «Сети» 13 лет. Он рассказал, что в момент своего задержания уже знал о пытках Пчелинцева. Как утверждает Иванкин, тот же оперативник Шепелев сказал ему ,что если он не даст показания, которые от него хотят, с ним будет то же самое, и что Пчелинцев, Шакурский и другие уже дали на него показания об участии в террористическом сообществе.

При этом, несмотря на то, что Иванкин был задержан в июле 2018 года, когда Пчелинцев и Шакурский уже отказались от признательных показаний, ему давали читать только протоколы с признательными показаниями. Сам Иванкин говорит что на основании 51 Конституции отказался от дачи показаний Суд допрашивает по видеоконференции после перерыва Максима Иванкина, осуждённого на 13 лет

Он рассказал, что в момент задержания он уже знал о пытках Пчелинцева, и оперативник Шепелев сказал ему что если он не даст показания которые от него хотят, с ним будет то же самое, и что Пчелинцев, Шакурский и другие уже дали на него показания об участии в террористическом сообществе

При этом, несмотря на то, что Иванкин был задержан в июле 2018 года, когда Пчелинцев и Шакурский уже отказались от признательных показаний, ему давали читать только протоколы с признательными показаниями. Сам Иванкин говорит что на основании 51-й статьи Конституции отказался от дачи показаний.

Адвокат Филинкова расспросил Иванкина о всё тех же файлах с якобы «Сводом» «Сети» и протоколом съезда. Иванкин, как и Шакурский, отметил, что подпись в данных этих файлов совпадает с фамилией оперативника пензенского УФСБ Шепелёва.

Адвокат Филинкова спрашивает, почему Иванкин сначала давал признательные показания. «Когда сотрудник ФСБ сидел передо мной, крутил и тыкал мне в лицо канцелярский нож, я реально воспринимал угрозы», — ответил он.

На вопрос судьи, почему он перестал бояться угроз, Иванкин ссылается на огласку, поддержку общественности и на то, что дело уже было отправлено в прокуратуру и оперативник уже над ним не работал.

После допроса Иванкина судья сообщил, что допросить Василия Куксова, как просила защита, нет возможности из-за его заболевания туберкулезом. Адвокат Филинкова в ответ заявил, что это не препятствовало судить Куксова, помещая его в одну клетку с другими фигурантами, и что надо выяснить позицию самого Куксова.

На этой неделе туберкулез обнаружили и у обвиняемого по Пензенскому делу Армана Сагынбаева, который находился в одной клетке с Куксовым.

Приговор по пензенскому делу «Сети» был оглашен 10 февраля. Семеро подсудимых были признаны виновными в создании террористической организации или в участии в ней и получили сроки от 6 до 18 лет лишения свободы.

Никто из них вину не признает — подсудимые отмечают, что признательные показания они дали под пытками, а многие доказательства сфальсифицированы. Жалоба на приговор пока не рассмотрена.

Петербургское дело «Сети», по которому проходят Виктор Филинков и Юлий Бояршинов, рассматривается с марта прошлого года. Процесс проходит в Петербурге, но ведут его судьи военного суда из Москвы.

По версии обвинения, подсудимые входили в петербургские ячейки «межрегионального террористического сообщества анархистского толка с условным наименованием «Сеть», созданного не позже 2015 года для «свержения власти». «Сеть» объединяла активистов в Пензе и Санкт-Петербурге, ячейку в Москве и одного участника из Беларуси.

В деле фигурируют электронные документы, в которых, по версии следствия, отражены «цели боевого движения, способного насильственными методами свергнуть власть в России», структура организации, псевдонимы обвиняемых и распределение ролей.

Виктор Филинков якобы «принял на себя роль связиста», а Юлий Бояршинов — «сапера». По версии обвинения, они участвовали в «отработке тактики и методики разведывательно-диверсионных и боевых действий», приемов владения оружием, минно-взрывного дела и оказания первой медицинской помощи. По версии Филинкова и Бояршинова, они просто обсуждали обстановку в стране и овладевали навыками самообороны на случай «агрессии праворадикалов» на фоне убийств антифашистов в разных регионах страны.

Филинков не признает вину, почти сразу после задержания он заявил, что его пытали электрошокером. Его защита уверена, что достоверных доказательств в деле нет.

Юлию Бояршинову помимо участия в террористическом сообществе вменяют незаконное хранение 408,9 г дымного пороха. Он согласился с обвинением, сделки со следствием не заключал, но просил об особом порядке рассмотрения его дела (то есть без исследования доказательств), однако суд ему в этом отказал.

Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями