Популярные темы

Мишель Платини: «ФИФА и Спортивный арбитражный суд действуют как мафия. Они «убили» меня»

Дата: 18 января 2020 в 09:04 Категория: Новости спорта


Мишель Платини:

Берега Женевского Озера — это земля спортивных чиновников и организаций. Здесь имеют штаб-квартиры УЕФА, Международный Олимпийский Комитет, Арбитражный Суд по делам Спорта. В этом районе также имеет свой дом Мишель Платини, несмотря на бурное расставание с миром спорта в 2015 году.

Француза, возглавлявшего УЕФА, трехкратного обладателя Золотого мяча, обвинили в принятии в 2011 году от главы ФИФА Зеппа Блаттера несанкционированного платежа в размере 2 миллионов франков.

В декабре 2015 года Платини и Блаттер были отстранены от футбольной деятельности Комитетом по этике ФИФА. Изначально на восемь лет, затем наказание было уменьшено. Платини был вынужден уйти из УЕФА, также ему запретили баллотироваться на выборах главы ФИФА.

Платини с самого начала утверждал, что это был заговор. Он все еще проживает в нескольких километрах от штаб-квартиры УЕФА, где ему появляться больше нельзя.

В интервью Sport.pl Мишель Платини рассказал о своем отстранении от должности, обвинениях и многом другом. Экс-президент УЕФА находится в хорошей форме, он уверен в своей невиновности. В октябре 2019 года закончилась его футбольная дисквалификация и он впервые за много лет дал большое интервью. FootBoom предлагает вашему вниманию адаптированную версию перевода.

— Чем занимались последние 4,5 года?

— После того, как меня надолго отстранили от футбола, просыпаясь по утрам, чувствовал себя опустошенным. Впервые за долгие годы не знал, что мне делать с собой. Около месяца не имел понятия, что происходит. Внезапно я стал Аль Капоне мирового футбола, гангстером. Со всего мира на меня обрушилась лавина информации. Все плохо. Нападения со стороны ФИФА и сотни журналистов сделали мою жизнь невыносимой.

Через месяц градус эмоций стал немного снижаться и я начал понимать, в каком положении оказался. Я был готов защищать себя, в то же время понимая, что это безнадежное дело. Поскольку вы главный герой заговора, то не имеете права на победу у всей этой махины, которая его создала. Легко обвинить кого-то за десять секунд. В итоге, ты должен защищаться годами.

Довелось провести много времени с адвокатами, понимая, что это не поможет. Но я не мог поступить иначе. Пришлось бороться, несмотря на известный мне заранее конечный результат. Это был единственный способ отреагировать на внутреннюю боль. Тем не менее, я пытался превратить ее во что-то хорошее.

После нескольких десятилетий непрерывной работы у меня, наконец, появилось много свободного времени. Я проводил время с женой, детьми, внуками и друзьями. Много путешествовал, играл в гольф. Моя жизнь разделилась пополам — тишина переплеталась с бурей. Не отношусь к тем людям, которые сожалеют о своем положении. Не буду плакать, что потерял работу. Борюсь за себя и по еще одной важной причине: я ненавижу несправедливость. А она меня достала. ФИФА и Спортивный арбитражный суд (CAS) действуют как мафия.

— Почему?

— Я это знаю. Видел все изнутри. Ведь это группа друзей. Делают, что хотят. Выносят приговоры, которые хотят. Никто их не контролирует. Юристы ФИФА, УЕФА и CAS — это одна и та же группа людей. Большая семья. Живут в маленькой Швейцарии, встречаются, общаются, решают свои вопросы. Имеют власть. Могут заставить любого человека исчезнуть из футбола. В данном случае, меня. Они сделали так, чтобы я не стал президентом ФИФА. Поздравляю.

Моя история действительно проста. ФИФА должна была вернуть мне деньги. Я ждал, ждал и ждал. Через несколько лет я наконец-то напомнил ФИФА о долге. Выставил счет, получил деньги, а затем заплатил налоги. Ничего не скрывал, не сделал ничего плохого. Через четыре года та же ФИФА обвинила меня в нарушениях. Группа людей, которые заплатили мне сами!

Дело дошло до суда. Не из-за меня. Зепп Блаттер. Это было дело Блаттера! Я был только свидетелем. И все же они «убили» меня вместе с ним. Они нашли отличный способ избавиться от меня. Я проиграл все апелляции в их учреждениях — как и ожидал. Теперь обращаюсь в суд по правам человека в Страсбурге.

— Вы чувствовали себя униженным?

— В начале да. Я Мишель Платини. Потерял работу, честь, репутацию — это очень много. Каждый человек чувствовал бы тоже самое на моем месте. Но самым важным для меня было отношение людей — самых близких и совершенно незнакомых. Проходя каждый день по улице, оно не изменилось. Они быстро соединили фрагменты этой истории.

Если кто-то нашел время и умен, то разгадал элементы этой головоломки — заговор ФИФА против моей кандидатуры в президенты.

Тем не менее, понимаю, что в глазах широкой общественности, мне будет трудно очиститься от этой истории. Новость, взорвавшая мир, гласит: «Платини продажен и коррумпирован». А люди не привыкли вникать в детали. Футбол — не политика, людей не интересуют чиновники. Когда-то этого не понимал. Только когда вернулся к нормальной жизни, то прозрел.

ФИФА? УЕФА? Это маринование нескольких людей в собственном соку. Остальному миру наплевать на них. Им все равно. И это работает не в мою пользу. Ничего не могу с этим поделать. Нормального болельщика не волнует, Блаттер, Платини или Инфантино. Им интересны Месси, Роналду, Мбаппе. Это хорошо в целом, но в моей ситуации плохо.

— У вас много влиятельных друзей. Где они были, когда вас отстраняли?

— Они поддерживали меня, но не помогали. Боялись высунуться и что-нибудь сделать. Это политика. Когда я должен был стать президентом ФИФА, самые важные люди во Франции поддержали меня. Но когда возникли проблемы, не моргнув глазом, меня бросили в огонь группы юристов, единственной задачей которых было уничтожить Платини.

В 2015 году мне пришло 150 писем со словами поддержки от мировых футбольных федераций. Тем не менее, два или три чиновника дискредитировали меня. Вопрос простой — чьи слова весомее? Федераций или каких-нибудь «галстуков»?

Футболисты боялись высовываться, помогать мне, говорить официально. Но за кулисами они похлопывали меня по спине: «Мишель, ты прав в этом споре. Мы поддерживаем тебя». Если эту ситуацию сравнить с дорожно-транспортным происшествием, то она будет выглядеть примерно так: несколько автомобилей столкнулись, люди лежат и умирают на улице. Вы проезжаете мимо, опускаете стекло и говорите им: «Всего наилучшего», «Держу за вас пальцы скрещенными», «Я с вами». Отличная поддержка... По крайней мере, теперь я знаю, кто мой настоящий друг.

— В 2015 году вас отстранили от футбола. CAS оставил это решение в силе как раз перед Евро-2016. Вам запретили появляться на турнире, который проходил в вашей стране.

— Это больно. Обычно я бывал на многих матчах, а в конце турнира вручал кубок и медали. И единственное, что я мог тогда себе позволить, это смотреть игры перед телевизором. Очень переживал по этому поводу.

Это как бросить курить. Первые дни тяжело. Вы видите своих друзей, которые давали вам сигареты. Вы находитесь в тех местах, где хотели бы покурить. Вас ужасно тянет к этой зависимости. Однако через некоторое время вы привыкаете, понимая, что все кончено.

Я смирился с этим, начал смотреть в будущее, сосредоточился на борьбе с системой. Почувствовал себя спокойно, когда в мае 2018 года швейцарское правосудие сняло с меня обвинения. Но я знал, что для ФИФА это не имеет значения. Джанни Инфантино никогда не позволит мне вернуться. Все было прекрасно спланировано. Недаром мое отстранение было приостановлено только в октябре 2019 года, через несколько месяцев после переизбрания президента ФИФА.

— Возвращаясь к платежу от Блаттера 2011 года, за который вас отстранили. Тогда Вы были на вершине, назвав себя естественным преемником швейцарца. Не было наивно полагать, что никто не прицепиться к переводу 2 миллионов франков, выплачиваемых спустя несколько лет, без письменного договора?

— Возможно. За два месяца до начала скандала люди говорили мне, что на меня что-то ищут: «Мишель, на ваш счет поступила странная сумма. Могут быть проблемы».

Я этого не понимал. Не верил. Что было в ней странного? Ведь я обычно выписывал счет, отправлял его по электронной почте, платил налоги на эту сумму — ничего не скрывал. Если бы и хотел что-то скрыть, то не оставил бы никаких следов. Я был прозрачный. Как можно было сделать из этого обвинение против меня? Если кто-то и совершил ошибку, так то это Блаттер. Я просто потребовал просроченные деньги от ФИФА. Спустя годы эта организация наказала меня за свои же ошибки.

— Почему вы не просили этот платеж раньше? Вы закончили консультации с ФИФА в 2002 году, но потребовали просроченные деньги через восемь лет.

— Предположим, вы мой хороший друг, одолживший у меня 10 000 евро. Вы думаете, я бы приходил каждый день и просил вернуть эту сумму? Я ожидаю, что ты вернешь ее мне, когда сможешь это сделать. Это моя философия.

Именно поэтому не обращался к Блаттеру с просьбой о срочном возвращении долга. Не висел у него на шее, чтобы он, наконец, выплатил все, что мне принадлежало. Более смешно, ФИФА обвинила меня в моей же доброте.

Из восьми лет отстранения, которые мне изначально дали, два были за то, что я никогда не рассказывал Исполнительному комитету о просроченной выплате. Боже, как я мог знать, что должен был это сделать? Люди в ФИФА знали об этом достаточно долго. Если бы они только попросили решить эту проблему, я бы сделал это немедленно. Вместо этого они держали этот факт под прикрытием в течение четырех лет, использовав против меня в нужный момент. Поэтому считаю, что это был заговор.

На заседании Апелляционного комитета, в состав которого входили люди из таких выдающихся федераций, как Бермудские острова, Фиджи или острова Теркс и Кайкос, я показал им документы. Они спросили: «Мишель, почему у тебя нет доказательств, чтобы претендовать на эти деньги?». Но ведь у меня они были! Я помахал им перед носом! К сожалению, некоторые были так заинтересованы делом, что на допросе уснули.

Для моего спокойствия сократили дисквалификацию до шести лет. ФИФА считает, что это справедливо. Что она прозрачна. Ничего подобного. Правосудие для ФИФА существует только в том случае, если оно на ее стороне. Она обвинила меня в конфликте интересов. Два слова, в которые вы можете поместить все. Швейцарское правосудие признало меня чистым. Я верю им в сто раз больше. Все остальное чушь собачья.

— ФИФА это одно. А как насчет Спортивного арбитражного суда? Он сократил ваше отстранение до четырех лет, но также обнаружил, что оплата от ФИФА после заключения устного соглашения с Блаттером не была полностью законной. Кроме того, неоплаченные суммы не совпадают. Если бы вам выплатили всю задолженность, которую вы требуете, вы должны были бы получить 2,8 миллиона франков, а не 2 миллиона.

— Потому что я совершил ошибку. Изначально был убежден, что в качестве консультанта ФИФА у меня была годовая зарплата в контракте 500 000 франков. А в документе было прописано только триста. В то время я не видел этого соглашения.

Договорился с Блаттером о зарплате в один миллион франков в год, но знал, что в то время у ФИФА были финансовые проблемы. Таким образом, меньшьшая сумма была написана на бумаге — был уверен, что это 500 000 — и тогда мы должны были уладить разницу. Поэтому, когда спустя годы я потребовал задолженность (в 1998 — 2002 годах — прим.), я подумал, что это «всего» 2 миллиона. Хотя должен был получить 2,8. Но вместо медали за бессознательное занижение этой суммы, я получил отстранение от футбола.

— Поэтому я и спросил о вашей наивности. Без документов в наши дни трудно во что-либо верить. Вы даже не просмотрели контракт. Не проверили, сколько составлял долг.

— Это принципиальный вопрос. Мои ценности. Тогда вовсе не думал об этом. Да, это говорит против меня. Однако считаю, что именно Блаттер и ФИФА должны позаботиться о таких делах. Ведь ФИФА такая прозрачная! Почему она годами не решала это дело?

Общественное мнение часто ошибочно связывает эту выплату с выборами в ФИФА 2011, в которых я поддержал Блаттера. А ведь я сигнализировал об этом уже годом ранее, когда в 2010 году увидел, что высокое выходное пособие получили Жером Шампань и Урс Линси (высокопоставленные чиновники ФИФА — прим. ред.). Тогда я вспомнил о долге передо мной.

Люди в ФИФА, конечно же, единодушно, попросили меня выставить счет. Спросил, как это должно выглядеть и что должно содержать. Был убежден, что они проверили это, и все было хорошо. Закончилось тем, что ФИФА сначала долго должна была мне деньги, через некоторое время заплатила и, наконец, отстранила меня от футбольной деятельности. Хорошая история. Если хочешь кого-то убить, всегда найдешь причину.

— Какими были ваши отношения отношения с Блаттером?

— Неплохими. Он был хорошим президентом, харизматичным. Я бы сравнил его футбольную политику с Никколо Макиавелли. Однако ему не хватало двух вещей. Он не знал, когда и как уйти. Он также не видел притока больших денег в футбол. До самого конца этой печальной истории мы жили в неплохих отношениях. Последний раз мы виделись в CAS. С тех пор мы не разговаривали. Наши политические дороги разошлись в 2013 году.

— Почему?

— Когда в 2011 году в Париже я был переизбран президентом УЕФА, Блаттер сказал всем федерациям, что его время подходит к концу, и он больше не будет баллотироваться в 2015 году. Он попросил моей поддержки и я ответил согласием.

Два года спустя мы встретились, и это уже было другое повествование: «Мишель, я хочу умереть в ФИФА. Я здесь всем нужен». Ладно, его воля. Но тогда сказал ему, что если это так, то я больше не на его стороне, потому что на Парижском конгрессе он говорил обратное. Политически я его больше не поддерживал. Но, как к человеку, ничего не имел к нему.

Смешно, что женщина из Тринидада и Тобаго, спрашивая меня о просроченной выплате ФИФА, поинтересовалась, была ли выплата денег в 2011 году связана с поддержкой Блаттера или Катара в качестве хозяина чемпионата мира по футболу 2022 года. Я кратко ответил: «Мадам, если бы я был коррумпирован, то не стал бы просить никаких копеек у Блаттера, а просто сразу же отправился к эмиру, которого очень хорошо знаю. Пожалуйста, ответьте на один вопрос: «У кого больше денег: у Катара или ФИФА?» Она сделала паузу.

— После вашего отстранения Блаттер заявил на пресс-конференции: «Внутри ФИФА были силы, которые не хотели, чтобы там был Платини». Знаете, что это были за силы?

— Да, Блаттер.

— Почему?

— Пожалуйста, не забывайте, что все началось после выборов 2015 года и разразившегося крупного коррупционного скандала (ФБР начало арестовывать активистов ФИФА во время конгресса 2015 года — прим.) Блаттер почувствовал растущее давление, но не собирался уступать. Он хотел прояснить ситуацию вокруг себя, поэтому только сказал, что отказался от своего мандата, но не сдался. Он был убежден, что, когда впутает в свои игры других — меня или Жерома Вальке, то от него отстанут. Блаттер ошибся.

Его отстранили, а меня, кстати, запачкали. Шесть месяцев спустя, выборы выиграл Инфантино. Почти все желавшие баллотироваться на этих выборах были членами исполкома ФИФА. Им было на руку, чтобы избавиться от фаворита. Сегодня я точно знаю, что это была заслуга Блаттера. Много людей с тех пор покинули ФИФА. Они открыто рассуждают о том времени, и это говорит о многом. Меня опрокинул Блаттер. Другие решили похоронить.

— Кто?

— Джанни Инфантино сделал все, чтобы я не вернулся. Он попросил своих коллег-адвокатов в CAS сохранить как минимум четырехлетнее отстранение, хотя против меня не было никаких веских доказательств. Если кто-то и был виновен в несвоевременной оплате, так это была ФИФА. Несмотря на это, я получил по голове. Потом, когда в 2018 году швейцарский генеральный прокурор снял с меня все подозрения, Инфантино не пошевелил пальцем, чтобы сделать то же самое в ФИФА. Меня обвиняли в нечестности, в нарушении закона. Так почему же, когда судебная власть сказала, что я невиновен, мое отстранение было сохранено? Я этого не понимаю.

— Инфантино был вашей правой рукой в УЕФА, но оказался врагом?

— Он не был моей правой рукой. Он был генеральным секретарем. Единственное, что я могу сказать о нем, это то, что он очень хороший и хитрый адвокат. Он доказал это мне. Перед выборами 2016 года, когда Джанни был избран президентом ФИФА, я видел его в Дубае. Я сказал, что он должен стать генеральным секретарем, потому что обладает всей властью в мировой федерации. По крайней мере, это было до того, как он пришел. Тем не менее, Инфантино решил баллотироваться на пост главы, несмотря на то, что всегда очень критиковал ФИФА.

— Может он делал это ради реформ?

— Вероятно, больше для бонусов, предлагаемых ФИФА. Он прекрасно воспользовался ситуацией, связанной со мной и Блаттером. Для Зеппа уже не было пути назад, но для меня? Поэтому Инфантино сделал все, чтобы на года «заморозить» Платини. Таким образом, он мог бы спокойно претендовать на переизбрание. Никто его не беспокоил.

— Так вас боится?

— Да. На бумаге меня «закрыли» на четыре года, а на самом деле на восемь. Новые выборы только в 2024 году.

— Инфантино изменил ФИФА в лучшую сторону?

— Конечно, нет.

— Как вы оцениваете его работу?

— Мне она совершенно не интересна. К ФИФА — абсолютно безразличен. Я не нахожусь внутри. Ее действия не моя проблема.

— А чисто спортивные дела?

— Внедряя VAR, он убивал судей, опыт которых подвергается сомнению. Он последовательно уничтожает футбол. Раньше он не любил ФИФА. Он так ненавидел ее, что однажды прислал мне электронное письмо, в котором призвал УЕФА покинуть глобальные структуры.

— В самом деле? Как бы это произошло?

— УЕФА занималась бы только европейским футболом, была бы независимой. Единственный союз — отправлять европейские команды на чемпионат мира. Инфантино хотел худшего для ФИФА. Однако теперь он сменил банду и работает по другую сторону баррикады. Ему не нравится то, что делает Европа или Африка.

Продолжение следует...

Тэги новости: Новости спорта
Поделитесь новостью с друзьями