Известный грузинский врач больше месяца находится в СИЗО в Южной Осетии. Как он там оказался, — загадка

Дата: 11 декабря 2019 в 02:17 Категория: Здоровье


Известный грузинский врач больше месяца находится в СИЗО в Южной Осетии. Как он там оказался, - загадка

Известный в Грузии врач Важа Гаприндашвили больше месяца находится в СИЗО Цхинвали — столицы самопровозглашенной Южной Осетии. По обвинению в незаконном пересечении границы ему грозит до двух лет лишения свободы. Это стало главной темой встречи представителей России и Грузии в ООН.

В Швейцарии начался очередной раунд «Женевских дискуссий», в них принимают участие представители России, Грузии, Абхазии и Южной Осетии — регионов, которые Грузия считает оккупированными Россией. Эти переговоры обычно посвящены последствиям войны России и Грузии 2008 года. На этот раз представители Грузии — и политики в здании ООН в Женеве, и протестующие под его окнами — потребовали освободить врача Важу Гаприндашвили.

Он более месяца находится в следственном изоляторе Цхинвали, его обвиняют в незаконном пересечении границы. Как правило, таких «нарушителей» просто выдворяют с территории Южной Осетии, выписав им штраф, но врачу грозит до двух лет лишения свободы. Материалы дела уже переданы в суд, заседание должно пройти в ближайшие дни.

«После 2008 года многих задерживали [за незаконное пересечение границы] — был суд и применялся административный штраф. Это первый случай, когда человеку грозит не административный штраф, а два года, — говорит исполнительный директор научно-культурного центра «Кавказский дом» Вано Абрамашвили. — В основном задерживают [у непризнанной границы] местных жителей, кто переходит, чтобы, к примеру, собрать джонджоли [бутоны кустарника клекачка колхидская, используются в качестве приправы] или вернуть скотину, которая перешла на пастбище на другой стороне. Они признают вину, и их отпускают. Но в этом случае задержали известного врача, которого знают все в Тбилиси и который так просто не подпишет что-то, лишь бы его отпустили».

Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии после российско-грузинской войны 2008 года. Ее примеру последовали Никарагуа, Венесуэла, Науру и Сирия. Все остальные государства считают Абхазию и Южную Осетию частью Грузии.

В 2009 году Москва и Цхинвали подписали соглашение о совместной охране границы Южной Осетии, там было создано погрануправление российского ФСБ. С тех пор российские пограничники стоят на границе Южной Осетии с остальной Грузией, которую Тбилиси называет линией оккупации.

По данным Службы госбезопасности Грузии, в прошлом году было зарегистрировано 100 случаев незаконных задержаний за пересечение непризнанной границы с Южной Осетией. Данные, которые есть у грузинской стороны, согласно докладу Amnesty International, касаются тех, кто переходит с контролируемой Тбилиси территории. У Цхинвали эти показатели гораздо выше. КГБ Южной Осетии заявляет о 48 нарушителях только за ноябрь.

Грузинского врача обвиняют в нарушении первой части статьи 322 Уголовного кодекса Российский Федерации, который применяется в Южной Осетии, — о пересечении границы без документов. Знаки государственной границы между территориями регулярно сдвигаются, говорит грузинская сторона, а колючая проволока проходит прямо по дворам местных жителей.

В доме Гаприндашвили в Тбилиси по вечерам собираются его коллеги и друзья семьи. На столе в просторной гостиной разложены майки с изображением врача, плакаты и баннеры. Фотографии Гаприндашвили стоят как фото профиля и у грузинских пользователей соцсетей.

О том, как точно был задержан Гаприндашвили, близкие до сих пор не знают. Его жена Тамила Лапанашвили вспоминает, что в то субботнее утро он сказал ей, что едет к пациенту в Каспский район Грузии и скоро вернется. В посещении пациента на дому не было ничего необычного.

«Он позвонил по вайберу в половине третьего и сказал, что его задержали и уводят российские солдаты», — вспоминает она свой последний телефонный разговор с мужем. Врач успел добавить, что от него требуют отключить телефон и везут, очевидно, в Цхинвали.

Сначала Лапанашвили думала, что ее муж поехал в Ахалгори, который находится на территории, контролируемой Южной Осетией, к пациентке по имени Тамар Гигаури.

Гигаури получила травмы после падения в колодец, и ее отправили в цхинвальскую больницу, отказавшись везти через непризнанную границу в одну из грузинских больниц. Многие жители Ахалгорского района, этнические грузины, лечатся на неоспариваемой территории Грузии.

За несколько дней до того, как Гигаури попала в цхинвальскую больницу, там умерла жительница Ахалгорского района Марго Мартиашвили, которую также не смогли переправить на подконтрольную грузинским властям территорию.

Но родственники Гигаури позднее опровергли, что Гаприндашвили ехал к ним.

Цхинвали закрыл ахалгорский пропускной пункт «Раздахан», через который жителей Ахалгори пропускали по специальным разрешениям, 4 сентября. В результате жители района лишились возможности не только лечиться в грузинских больницах, но и получать пенсии и пособия в Грузии, которые для многих — единственный источник дохода.

2 декабря в Южной Осетии заявили, что разрешат больным, нуждающимся в неотложной помощи, и тем пенсионерам Ахалгорского района, у которых нет южноосетинского или российского гражданства, свободно переходить в Грузию. За пенсией и пособием можно ездить раз в два месяца, сообщает агентство Sputnik, ссылаясь на пресс-службу КГБ Южной Осетии.

КГБ Южной Осетии заявляет, что факт нарушения со стороны Гаприндашвили «носил хорошо подготовленный и заранее спланированный характер». В Цхинвали говорят, что при допросе Гаприндашвили утверждал, что направлялся в церковь в Ахалгорском районе, но «не смог внятно рассказать о своих религиозных взглядах и убеждениях».

«В. Гаприндашвили отказался отвечать на вопросы о своей партийной принадлежности, заявив, что является сторонником скорейшего вступления Грузии в НАТО, рассматривает свое нарушение государственной границы РЮО и Грузии как законное осуществление права гражданина Грузии на свободное передвижение, Южную Осетию считает «грузинской территорией, оккупированной Россией», а Россию «главным врагом грузинского государства», — говорится в сообщении.

При этом представители непризнанной республики утверждают, что Гаприндашвили принимал «в качестве военврача активное участие в событиях августа 2008 года». На самом деле, по словам его близких и коллег, во время августовской войны Гаприндашвили не покидал тбилисскую клинику Гудушаури. Это подтвердила в специальном заявлении и администрация самой клиники.

«В те дни [августовской войны 2008 года] мы работали в отделе ортопедии и травматологии в Национальном медицинском центре им. Гудушаури, — вспоминает близкий друг и коллега Гаприндашвили Леван Начкебия. — В течение тех пяти дней никто из нас не покидал клинику. У нас было 22 хирурга в отделении и бригады дежурили и сменялись каждые восемь часов. Но мы все равно оставались там в течение 24 часов, потому что в восьми операционных постоянно проходили операции».

Среди их пациентов оказались и раненые российские пилоты, которых потом обменяли на грузинских военнопленных — Вячеслав Малков и Игорь Зинов, говорит он.

«Их обоих поместили к нам в стационар, и они оба были ранены. Мы лечили их так же, как находящихся в том же стационаре раненых грузинских военных», — вспоминает Начкебия.

В 2008 году, до того как его обменяли на грузинских военнопленных, Зинов сказал грузинскому бюро «Радио Свободы»: «Я благодарен грузинским докторам, потому что, если бы не они, мне было бы трудно выжить. Я благодарен. Мы христиане. Спасибо».

Начкебия призвал российских пилотов рассказать о том, как они с Гаприндашвили лечили их во время августовской войны. Они пока не отозвались.

Вопрос о задержании грузинского доктора поднимался на встрече 28 ноября между спецпредставителем грузинского премьера по вопросам отношений с Россией Зурабом Абашидзе и замглавы МИД РФ Григорием Карасиным. Российская сторона пообещала «содействовать позитивному решению этой проблемы».

В то время как Москва во многом определяет действия Цхинвали, задержание доктора скорее входило в интересы президента Южной Осетии Анатолия Бибилова, который стремится укрепить за собой имидж сильного лидера, считает политолог Вано Абрамашвили.

«Москве нахождение в цхинвальской тюрьме Важи Гаприндашвили абсолютно не нужно, — говорит он. — Я думаю, у Бибилова не было расчетов в связи с тем, как это воспринимается в Москве, Тбилиси или Брюсселе. Был момент, и он решил его использовать, чтобы, как он считает, сохранить свою репутацию».

Постоянный представитель Грузии в Женеве Виктор Долидзе выразил уверенность, что врача скоро освободят — впрочем, такие заявления грузинская сторона делает не впервые. Об этом говорила и Россия.

«В этот период было немало определенных намеков со стороны оккупационного режима и разных каналов и мы в определенной степени поделились этой информацией о его скором освобождении с общественностью и семьей. Но это тоже, наверное, признак и показатель того, что целенаправленно затягивается срок заключения врача со стороны оккупационного режима», — сказала во вторник в эфире «Рустави-2» министр Грузии по примирению и гражданскому равноправию Кетеван Цихелашвили.

Но что именно врач делал на границе — не объясняет никто. «Это очень странная история. Наверное, в этих условиях, пока он задержан, это невозможно, но после освобождения ему предстоит ответить на вопросы, которые накопились в обществе», — уверен Абрамашвили.

«Би-би-си» обратилась за комментариями в МИД и администрацию президента Южной Осетии, но комментировать ситуацию там отказались.

Тэги новости: Здоровье
Поделитесь новостью с друзьями