Серб наш насущный // Как Владимир Путин хлопотал о благополучии Сербии в Бочаровом Ручье

Дата: 05 декабря 2019 в 01:58 Категория: Новости политики


Серб наш насущный // Как Владимир Путин хлопотал о благополучии Сербии в Бочаровом Ручье

4 декабря президент России Владимир Путин в Сочи встретился с президентом Сербии Александром Вучичем и пообещал, что Россия обеспечит Сербию газом. Специальный корреспондент «Ъ» Андрей Колесников сообщает из Бочарова Ручья, что таким разговорчивым, просветленным и обожающим президента Путина господина Вучича он не видел давно. Очевидно, что для обоих политиков «шпионский скандал» — в прошлом, причем даже безнадежно (для некоторых) далеком. При этом впервые Владимир Путин с таким неумолимым ультиматумом высказывался по поводу поведения болгарских властей, прежде всего в связи с «Турецким потоком».

Последний раз Александр Вучич приезжал в Сочи шесть лет назад, то есть еще до Олимпиады в Сочи, а это, как известно, не считается. То есть он должен был увидеть незнакомый курортный город, где в этот день после трехдневных проливных дождей жарило к тому же солнце. Он, впрочем, и сам потом сказал, что этот город «в десять раз лучше». Чем, конечно, все-таки обидел тот.

Отборные сербские журналисты, летающие с ним одним самолетом, были, по-моему, немного (но все-таки не сильно) расстроены тем, что на пресс-конференции будет только по одному вопросу от каждой стороны, а не по два, как мечталось. Одна сербская журналистка, разговаривая со мной, предположила, явно зная, о чем говорит, что вопрос сербов будет именно про шпионский скандал (бывшего помощника военного атташе при российском посольстве в Сербии некоторое время тому назад задержали при попытке — удачной, конечно — дать взятку высокопоставленному сербскому офицеру — см. «Ъ» от 26 ноября).

— Всегда такое есть, даже у тех, кто очень дружит,— пожимал он плечами, стоя на крыльце гостевой резиденции.— Сноуден же опубликовал, как США записывали Ангелу Меркель!

А что, имелось в виду, русские не могут записывать сербов?.. (Мне, впрочем, тоже казалось, что почему бы и нет.)

— Просто,— делился он своими соображениями,— наверное, русские немножко больше стали делать в этом плане, чем раньше, ну вот им и дали понять: это все-таки слишком!.. Ну так не надо!..

Приехав в Бочаров Ручей, Александр Вучич показал себя не самым внимательным человеком. То есть когда они с Владимиром Путиным вошли в переговорную комнату и российский президент протянул ему руку, то господин Вучич еще некоторое время просто улыбался журналистам, так что протянутая рука буквально повисла в воздухе. Возможно, это было не лучшей для него переговорной позицией для начала встречи.

Но стоило Александру Вучичу заговорить, как все стало чудесно.

Он затопил российского президента лавой любви, говорил исключительно по-русски, хотя протокол в таких случаях не предполагает такого (речь господина Вучича транслируется в конце концов прежде всего на его родную страну, для нее вроде и предназначена. Но эта речь была предназначена, видимо, исключительно для Владимира Путина.— А. К.), но сказал и о делах.

— Мне надо вам сказать, что я не оптимист по поводу, как мы это скажем, окончательного решения, которое бы стало компромиссом между Белградом и Приштиной,— добавил президент Сербии.— Но, как вы уже сказали, мы эту тему обсудим вместе.

России, как известно, не нравилась до сих пор идея признания Косово Сербией, а господин Вучич этого иногда не исключает.

— Надо также сказать,— добавил Александр Вучич,— что экономическое сотрудничество, товарооборот растет каждый год. Кроме того, мы много вместе сделали по строительству газопровода. Практически мы закончили газопровод («Турецкий поток».— А. К.) через Сербию!

С этим газопроводом в Сербии и в самом деле связаны грандиозные надежды. Только что был закончен участок под Дунаем, и этим участком сербы особенно гордятся. Впрочем, часть газопровода пройдет через Болгарию, которая вдруг совершенно перестала торопиться, и это реальная проблема не только для России, но и для всех стран, участвующих в проекте.

— И конечно, большое спасибо вам, уважаемый президент, большое спасибо, господин Шойгу, за уровень нашего военно-технического сотрудничества! — воскликнул Александр Вучич.— Думаю, что нам многое надо сделать в будущем!

Такое личное обращение к Сергею Шойгу в протокольной беседе было не таким уж обычным и объяснялось, очевидно, тем, что за пару дней до этого Минобороны России поставило в Сербию четыре долгожданных вертолета Ми-35М. Амбиции по поводу того, что надо сделать еще многое, состоят, видимо, в стремлении приобрести еще пару вертолетов.

— Что касается Косово,— произнес российский президент перед тем, как заговорил коллега,— наша позиция остается неизменной: основой для урегулирования должна оставаться резолюция 1244 Совета Безопасности ООН… При этом Россия готова поддержать компромиссные решения косовской проблемы, если таковые будут достигнуты между Белградом и Приштиной, и, безусловно, поддержим позицию Сербии.

Последняя фраза уже могла привести Александра Вучича в приподнятое настроение: Владимир Путин, видимо, уже больше не считал, что между Косово и Сербией не могут быть оформлены границы, к которым время от времени склоняется (тем более что его склоняют) Александр Вучич.

— Я должен выразить большую благодарность президенту Владимиру Владимировичу Путину…— Александру Вучичу, наверное, было непросто это все говорить, потому что он ведь в это время еще и так широко улыбался.— Он нашел время в своем плотном графике для такой небольшой страны, какой является Сербия (самоуничижение даже в такой ситуации было все-таки, наверное, лишним.— А. К.). Но это говорит о его величии! О его отношении, о его уважении к нашему народу!.. Как президент нашей страны я очень доволен результатами, я благодарен президенту Путину за его личный вклад… Благодарен ему за многое, что он делал для Сербии в прошлом, потому что мы в Сербии больше ценим Путина, нежели чем мы ценили каких-то предыдущих лидеров (то есть прежде всего, видимо, Бориса Ельцина.— А. К.), и пусть русские на нас за это не сердятся: мы считаем, что если бы в 1999 году (когда были бомбардировки Белграда.— А. К.) решал Путин в России, то нас бы и бомбить никто не стал!

Александр Вучич неожиданно сказал то, о чем в Сербии, без сомнения, думают, глядя хотя бы на Сирию. Может, и не стоило бы, конечно: коллеги из стран НАТО могут принять близко к сердцу. Но, с другой стороны, это все равно когда-нибудь прорвалось бы.

И к тому же, что там скрывать, обед же был… Этот обед… После него Александр Вучич стал гораздо разговорчивей (наши-то люди оказались, видимо, уверенней в себе).

— Мы также никогда не сможем забыть 2015 год, когда нас Путин спас от клейма позора на лбу, если бы нас объявили в СБ ООН геноцидным народом (то есть скорее геноцидствующим.— А. К.),— продолжал Александр Вучич.

Он поздравил Владимира Путина с вводом в действие газопровода «Сила Сибири», потому что «это событие для всего мира.

— А у нас в Сербии,— сообщил господин Вучич,— маленькая проблемка касательно снабжения нас газом… Мы знаем, как будет все дальше. И я должен успокоить сегодня людей Сербии, что я получил уверения от президента Российской Федерации, что мы всегда сможем покупать дополнительное количество газа с территории других стран и что первый и второй квартал следующего года мы можем встретить с определенной уверенностью… Вне зависимости от того, как будут развиваться переговоры между Россией и Украиной.

С одной стороны, Александр Вучич словно подгонял переговоры по продлению транзита, играя на одной стороне с российским президентом, а с другой, давал понять, что Владимир Путин разрешил ему покупать газ, если что, в других местах, то есть страховал себя на всякий случай, если такие переговоры и в самом деле зайдут в тупик (что вряд ли, учитывая, что они уже идут и что все заинтересованы в их результативности; просто не отказывают себе в удовольствии еще немного понервировать друг друга).

— И я, честно говоря, сам себя поспокойней чувствую и даже не могу скрыть улыбку! — признался Александр Вучич, который не мог скрыть эту улыбку с того момента, как вышел к журналистам, и, видимо, сам уже начал стесняться этого и решил хоть как-то объяснить ее.

После этого Александр Вучич углубился было в свои отношения с соседями из Евросоюза, опять вспомнил про Владимира Путина, заявил, что «не будет меньшим другом для России, чем раньше».

— Более того,— с воодушевлением продолжил он,— мы не позволим никому вмешиваться в наши отношения, мы нашу дружбу будем беречь, мы нашу дружбу будем защищать (Александр Вучич давно уже должен был оправдать все мыслимые электоральные ожидания своего народа, связанные с нашей страной, но не желал и, видимо, не мог остановиться.— А. К.)! Наше братство мы будем выращивать и дальше! Никто не может у нас это отнять, несмотря на все попытки! Многочисленным представителям разных стран я говорил это. И сегодня говорил президенту Путину… Когда они (видимо, коллеги с Запада.— А. К.) ко мне приезжают, то говорят: «Че тебе с этой России?!» А я им всегда говорю: «А я горд, и для меня огромная честь, что такой человек и такой лидер, как Путин, находит время для меня, для нас!»

Александр Вучич отказывался взять паузу хоть на мгновение.

— А то, что вы здесь мне говорите, это…— он продолжал цитировать себя в разговорах с партнерами.— Все, что вы ждете от Путина,— это нормально (то есть ждут все-таки постоянно чего-то сильно нехорошего, видимо; по крайней мере, находятся в напряжении.— А. К.). А я жду меньше! И это означает, что нас уважают больше, чем вас! И видеться мы будем еще чаще!

И в общем, накося выкуси!

Журналист информагентства Tanjug и в самом деле задал вопрос. Но вопрос был не про шпионский скандал. Если такая идея и была, то, видимо, после переговоров такой вопрос сербская сторона даже и представить себе уже не могла. Вопрос такой после беспрецедентной патетики Александра Вучича смотрелся бы не то что дерзко, а и противоестественно, то есть против всего послеобеденного естества сербского президента.

Господин Вучич резонно заявил, что на второй вопрос он уже ответил, по поводу первого заявил, что «мы уже купили много важных и нужных вещей».

Владимир Путин мне посоветовал, когда мы были на Дне Победы на параде в Москве, чего купить (то есть как раз, видимо, вертолеты Ми-35М, а также Ми-17: три таких тоже были недавно куплены у России.— А. К.). И я послушался этого совета,— на первый взгляд простодушно признался президент Сербии (и на второй тоже.— А. К.)… Но не торопитесь! В соответствии с нашими финансовыми возможностями все идет хорошо!.. Ну посмотрите, как армия наша выглядит! Вот шесть лет назад — и сейчас! Поэтому я очень горжусь!

И эти семь вертолетов, без сомнения, окончательно преобразили ее.

Корреспондент агентства «Интерфакс» Лана Самсония спрашивала, готовы ли Россия и Сербия к тому, что транзит газа через Украину может быть прекращен, и не приведет ли это к сокращению поставок газа в Сербию и в Европу вообще.

— Мы готовы сохранить украинский транзит. Мы ведем сейчас переговоры в Вене,— сообщил российский президент,— это никакой не секрет, правда, условия, которые нам предлагают возможные украинские транзитеры, экономически неприемлемы для нас… Пока… Но надеюсь, что это запросная позиция и как-то удастся эту позицию согласовать… Сербия будет обеспечена газом… В любом случае. По различным другим маршрутам.

Члены сербской делегации зааплодировали вместе со своим президентом.

После этого российский президент неожиданно высказался по поводу Болгарии, и было очевидно, что это не вдруг. Он собирался это сказать.

— Что касается возможного участия Сербии в транзите российского газа через «Турецкий поток»… Да, это возможно, и все наши партнеры на Балканах и в Восточной Европе ставят этот вопрос… Да, мы готовы… Сербский участок на 90% готов… Но то, что мы видим, несмотря на многократные заверения и несмотря на многократные просьбы к российской стороне обеспечить поставку нашего газа через Турцию в Болгарию, мы видим, что болгарская сторона, как это ни печально и ни странно звучит, сознательно затягивает реализацию проекта на своей территории.

Это заявление, в котором Владимир Путин употребил слово «сознательно», ко многому его обязывало. Это было начало ультиматума, который теперь следовало сформулировать. И господин Путин сформулировал:

— Я хочу сказать об этом прямо и публично. Много раз руководство Болгарии обращалось с просьбой, после того как они сорвали «Южный поток», во что бы то ни стало реализовать «Турецкий». Но и здесь, видимо, под давлением со стороны они выстраивают такую работу неспешную… Посмотрим, как дальше будет реализовываться этот проект по болгарской территории. Если болгары не хотят… Ну, не болгары, а болгарское руководство (которое он, очевидно, уже и болгарами не считает.— А. К.), то мы найдем другие пути реализации наших возможностей по югу Европы.

Видимо, край наступил. Болгары, вернее, болгарское руководство заставило Владимира Путина страдать. И он больше не намерен.

Так заканчивается вечная любовь.

Потому что вечной не бывает.

Андрей Колесников, Бочаров Ручей

По сообщению сайта Коммерсантъ

Поделитесь новостью с друзьями