Регрессивные планы НАТО // Саммит военного альянса в Лондоне закончился полной стратегической неопределенностью

Дата: 05 декабря 2019 в 00:28


Регрессивные планы НАТО // Саммит военного альянса в Лондоне закончился полной стратегической неопределенностью

Лидеры 29 стран—членов НАТО, собравшиеся 4 декабря в британском городе Уотфорд, в течение трех часов пытались урегулировать накопившиеся разногласия. Публично они говорили лишь об общей цели — «обеспечении безопасности почти миллиарда человек» — и неизменности принципа «один за всех и все за одного». В определенной степени доказать это удалось: Турция, например, в последний момент отказалась от планов блокировать принятие обновленного плана обороны стран Балтии и Польши. Но, как считает посетивший саммит корреспондент «Ъ» Павел Тарасенко, вопрос о том, куда движется НАТО, по итогам встречи остался без ответа.

«Самый успешный военный альянс в истории»

В отличие от предшествовавших саммиту дней, когда целый ряд громких заявлений политиков заставил говорить едва ли не о расколе в НАТО (см. «Ъ» от 4 декабря), сама встреча (во всяком случае, публичная ее часть) прошла без осложнений. Не было даже акций антиглобалистов, которые обычно пытаются помешать ходу подобных мероприятий. В том числе из-за угрозы таких акций встречу было решено провести не в самом Лондоне, а в расположенном неподалеку от него городке Уотфорд. И даже не в самом городе, а в окруженном полями для гольфа отеле The Grove, который был взят в несколько колец оцепления.

И в районе фешенебельного отеля, и в британской столице в эти дни было спокойно.

Манифестанты собрались на Трафальгарской площади и попытались подобраться как можно ближе к дворцу. Передвигались они группами, причем иногда сложно было понять цель такого марша. Например, одну из неорганизованных колонн вел за собой пожилой человек с табличкой «Господь грядет!». А за ним шли юноши и девушки с плакатами «Особые отношения между США и Британией? Просто скажите им нет», «Глупый Трамп. Боритесь с нетерпимостью!», «Освободить Палестину! Закончить израильскую оккупацию!». При этом организаторы марша, видимо, рассчитывали на куда большее число участников — на Трафальгарской площади остались лежать десятки неразобранных табличек, а также пачки плакатов «Скажи нет Эрдогану! Скажи нет НАТО!».

Из надписей на плакате следовало, что НАТО ведет войну с курдами, тем самым помогая «совершающему военные преступления» президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Между тем в реальности отсутствие этой поддержки стало причиной одного из самых громких конфликтов накануне саммита — господин Эрдоган пригрозил блокировать новый план альянса по защите стран Балтии и Польши, если НАТО не признает террористической организацией курдские «Отряды народной самообороны» (YPG). Утром 4 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, впрочем, дал понять, что ситуация не тупиковая: «Я обсуждал в среду этот вопрос с президентом Эрдоганом. Мы работаем над этим вопросом прямо сейчас». Днем с господином Эрдоганом встретился и президент США Дональд Трамп. В офисе турецкого лидера встречу назвали «очень продуктивной».

Еще одна тема, интересовавшая 4 декабря журналистов,— «смерть мозга» НАТО. Напомним, что именно такую характеристику дал нынешнему состоянию альянса президент Франции Эмманюэль Макрон — и немедленно вызвал волну негодования со стороны коллег. Прибыв на саммит, генсек Столтенберг повторил мысль, которую высказывал накануне на конференции NATO Engages. «НАТО подвижно, активно, адаптируется к ситуации, НАТО — самый успешный военный альянс в истории»,— заверил он. И пояснил:

«Мы всегда менялись, когда менялся мир вокруг нас. Мы только что провели крупнейшее усиление наших военных возможностей за много лет, создали присутствие наших сил на восточных рубежах НАТО. Страны альянса теперь повышают расходы на оборону, и мы видим увеличение присутствия американских сил в Европе».

На том, что, например, ряд стран (в том числе такой тяжеловес как Германия) не спешат повышать расходы на оборону до согласованного уровня в 2% ВВП, он останавливаться не стал.

Чуть позднее Йенс Столтенберг имел возможность тет-а-тет обсудить проблемы альянса с премьером Британии Борисом Джонсоном. Они стояли вместе на фоне баннера с символикой НАТО и приветствовали прибывавших лидеров государств и правительств. Прошло уже 28 человек, когда возникла заминка, позволившая господам Столтенбергу и Джонсону поговорить. Судя по жестикуляции и выражениям их лиц, разговор был серьезный. Наконец, появился тот, кого ждали,— президент США Дональд Трамп, прилетевший в The Grove на вертолете. Пожав руки хозяевам саммита и попозировав фотографам, он двинулся в ту же сторону, откуда пришел. Но уходить с саммита еще было рано: Йенс Столтенберг и Борис Джонсон решительно остановили президента США и показали ему верное направление. А потом последовали за ним.

Без единства в многообразии

Открывая заседание, Йенс Столтенберг выступил все в том же вдохновляющем духе. Он констатировал: «Какими бы ни были наши противоречия, мы сохраним сплоченность вокруг нашей главной задачи — защищать друг друга». И добавил: принцип «один за всех и все за одного» остается незыблемым для всех стран-членов. Борис Джонсон, в свою очередь, назвал встречу «возможностью усилить единство во имя общей цели и принять новые шаги, необходимые для следующих 70 лет мира и безопасности» (напомним, НАТО было основано в 1949 году). По его словам, альянс успешно обеспечивает безопасность почти миллиарда человек.

Само заседание продлилось три часа. Понятно, что за это время все накопившиеся разногласия урегулировать было невозможно. И видимо, поэтому на итоговых пресс-конференциях речь о них не шла. Выйдя к журналистам, генсек Столтенберг отчитался об итогах, которые были и без того заранее известны. Страны НАТО теперь лучше готовы к оперативному отражению атак, утвердили космос в качестве пятой сферы операционной деятельности альянса, намерены наращивать технологический потенциал для противостояния кибератакам и гибридным угрозам, более справедливо распределяют финансовое бремя между странами-членами, обсуждают «вызовы и возможности», связанные с ростом китайской военной мощи. Упомянул Йенс Столтенберг и «предметные дискуссии по России», правда, сделал это через запятую.

Новостью по итогам саммита можно было, пожалуй, считать лишь то, что обновленный план обороны стран Балтии и Польши все-таки был согласован. Премьер-министр Эстонии Юри Ратас рассказал порталу ERR, что ситуация с безопасностью Турции будет обсуждаться странами альянса отдельно от вопроса обороны государств Балтии и Польши.

Обычно на саммитах НАТО вскоре после генсека альянса пресс-конференцию дает президент США. Однако в этот раз Белый дом решил отказаться от традиции. «Мы не будем давать пресс-конференцию в конце саммита НАТО, потому что мы давали их в течение двух последних дней»,— написал Дональд Трамп в Twitter. Многие другие лидеры на вопросы журналистов все-таки ответили. Среди прочего звучали и заявления об РФ. Борис Джонсон рассказал: «Была хорошая дискуссия, касавшаяся России,— о том, как мы должны коллективно отвечать на ее действия, о необходимости опасаться ее, но в то же время взаимодействовать с ней». В качестве примера единого подхода альянса к Москве господин Джонсон упомянул высылку из стран Запада российских дипломатов после прошлогоднего отравления в Солсбери экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Канцлер ФРГ Ангела Меркель на своей пресс-конференции отметила: «Перед нами стоит вызов — Россия. Россия, с одной стороны, известна свойственными противнику мерами в отношении нас, например, ведением гибридной войны, с другой стороны, это наш сосед». А Эмманюэль Макрон призвал «переосмыслить отношения с Россией», в частности, начать предметный диалог по контролю над вооружениями. «Когда альянс был образован, ответ (на вопрос, кто враг.— «Ъ») был простым — Россия, Советский Союз. Но за 30 лет ситуация изменилась. Все ли за столом считают Россию врагом? Я не думаю»,— заявил он, тем самым подтвердив реноме человека, выступающего за налаживание диалога с Москвой.

Между тем, выступая после саммита, его участники так или иначе постоянно возвращались к больной теме, которая волновала всех больше всего.

«Большую часть времени мы согласны друг с другом, иногда нет,— сказал генсек НАТО.— Но повторюсь: на встрече была очень хорошая атмосфера. Она прошла очень конструктивно и продуктивно — мы приняли много решений. Несмотря на различия, мы едины». Казалось, произнося эти фразы, он хотел убедить в их справедливости не только и не столько журналистов.

По сообщению сайта Коммерсантъ

Поделитесь новостью с друзьями