Большинство осужденных за убийство россиянок брались за оружие, защищаясь от домашнего насилия

Дата: 25 ноября 2019 в 14:55 Категория: Происшествия


Большинство осужденных за убийство россиянок брались за оружие, защищаясь от домашнего насилия   В обществе продолжается дискуссия о необходимости принятия закона о домашнем насилии: замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации, сторонникам принятия закона поступают угрозы
Минюст России

В обществе продолжается дискуссия о необходимости принятия закона о домашнем насилии: замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации, сторонникам принятия закона поступают угрозы. «Новая газета» и «Медиазона» проанализировали судебные решения, которые выносились женщинам за убийство, и доказали, что масштабы домашнего насилия в России огромны, а суды и правоохранительные органы склонны вставать на сторону агрессора.

Команда «Медиазоны» обнаружила, что большая часть осужденных за умышленное убийство россиянок на самом деле защищалась от своих партнеров. Сроки женщинам выносили по тяжким уголовным статьям (ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК): в обоих случаях обвиняемым грозит до 15 лет заключения.

Наказание для тех, чьи действия квалифицируют как убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), значительно мягче — до двух лет заключения. Но и в этом случае женщинам зачастую приходится сидеть в тюрьме лишь потому, что они не могут отбиться голыми руками. При этом 91% женщин, осужденных за превышение самообороны, защищались от своих партнеров или других родственников-мужчин. Мужчины, осужденные по такой же статье, защищались от партнерш всего в 3% случаев.

Согласно данным судебного департамента Верховного суда России, только за два года (2017-2018 гг.) за умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) были осуждены 2226 россиянок, а за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), — 950 жительниц России. По итогам анализа более четырех тысяч приговоров, вынесенных россиянкам по этим двум статьям с 2016 по 2018 год (2552 приговора по ч. 1 ст. 105 УК и 1716 — по ч. 4 ст. 111 УК), выяснилось, что большинство обвиняемых в убийстве женщин были жертвами домашнего насилия: 79% — по ст. 105 УК и 52% — по статье 111 УК. При рассмотрении таких дел судьи обычно заявляют, что обвиняемая должна была действовать «социально приемлемым способом», не применяя ответное насилие. Взять в руки некое орудие, чтобы отразить нападение, социально приемлемым способом не считается.

Кроме того, и судьи, и обвинители, и даже сами адвокаты обычно склонны обвинять подсудимую в том, что она терпела насильственное обращение и сама довела ситуацию до трагической развязки. По словам защитников, в выводах психиатрических экспертиз, которые назначаются во время следствия, нередко можно увидеть утверждения о том, что состояние женщины в момент убийства нельзя считать аффектом, поскольку «насилие носило для нее системный характер» и она должна была к нему привыкнуть. К тому же ни Следственный комитет, ни прокуратура не хотят учитывать саму ситуацию домашнего насилия, которая и привела к убийству агрессора.

В подавляющем большинстве случаев женщина совершает убийство непреднамеренно и в целях самозащиты, а орудием убийства является кухонный нож. По словам экспертов, большинство таких случаев должны быть квалифицированы как самооборона или превышение ее необходимых пределов, но следователям проще и выгоднее расследовать их как убийство

Для женщин, которых осудили за превышение пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 УК), на первый взгляд, ситуация сложилась лучше. Срок за это преступление значительно ниже, чем за умышленное убийство, — до двух лет заключения. Однако анализ приговоров показал, что согласно Уголовному кодексу большинства из этих дел, вероятно, вообще не должно было быть. Масштабы семейного насилия в таких делах также поражают: от партнеров и других родственников-мужчин обороняются 9 из 10 женщин.

83% женщин защищались от мужей и сожителей, а 8% — от других родственников-мужчин. Противоположная картина была в приговорах мужчинам: только 3% осужденных оборонялись от своих жен или сожительниц, а большинство (67%) защищались от других знакомых мужчин. Еще 18% оборонялись от родственников, которые почти во всех случаях тоже были мужчинами. Почти в 40% приговоров в отношении женщин говорится, что погибший мужчина ранее регулярно избивал свою партнершу.

По ст. 37 УК «Необходимая оборона» человек имеет право защищаться любыми доступными средствами, если действия нападающего угрожают вашей жизни. Если угрозы жизни нет, можно защищаться только теми способами, которые соответствуют характеру и опасности посягательства: нельзя причинять нападающему больший вред, чем он сам может причинить, за исключением неожиданного нападения. На практике судьи оценивают угрозу жизни и здоровью в зависимости от того, применял ли нападавший оружие: применение посторонних предметов, если человек нападает с голыми руками, запрещено и квалифицируется как превышение пределов обороны. Однако мужчины в таких делах часто нападают именно с голыми руками, а многие женщины, защищаясь, вынуждены применять оружие, потому что бывают физически слабее.

При этом ни многочисленные удары, ни угроза убийством не являются основанием для защиты любым доступным способом: по мнению правозащитников, судьи не понимают, что такое насилие в семье, а в обществе женщины зачастую воспринимаются как собственность, что лишь поощряет насилие в семье. Поэтому закон против домашнего насилия позволит изменить ситуацию: полицейские, следователи и судьи будут проходить специальную подготовку, получая информацию о том, как ведут себя агрессоры, что переживают потерпевшие, и как развивается ситуация в целом. Это, в свою очередь, позволит изменить и нынешнюю судебную практику.

Новую версию закона о домашнем насилии планируется внести в Госдуму до конца года. Его подготовил президентский Совет по правам человека после поручения спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. В 2017 году побои в семье перешли из разряда уголовных преступлений в административные вопреки протестам многих представителей общественности. Впоследствии уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, которая изначально выступала за декриминализацию побоев, назвала это решение ошибкой.

В законопроекте о домашнем насилии прописывается само понятие семейно-бытового насилия и типы защиты от него, предусматривается защита от преследования. На прошлой неделе соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила, что ей и другим разработчикам документа поступают угрозы расправой.

В середине октября 182 региональные православные и родительские организации в открытом письме призвали президента РФ Владимира Путина не допустить принятия закона о профилактике домашнего насилия, заявив, что он носит «откровенно деструктивный характер», так как направлен на уничтожение «традиционных семейных и нравственных ценностей». На прошлой неделе широкое распространение получило заявление замминистра юстиции РФ Михаила Гальперина, который в своем ответе на запрос ЕСПЧ назвал масштабы домашнего насилия в России преувеличенными, а мужчин — жертвами дискриминации. После этого родственники четырех россиянок, погибших в результате домашнего насилия, попросили главу Минюста проверить Гальперина на профпригодность.

]]>
Поделитесь новостью с друзьями