Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Рыцарь надзора

Дата: 17 сентября 2019 в 17:59


Рыцарь надзора

Еркин Куанышев — один из тех, о ком говорят: человек на своем месте. На службу в органы прокуратуры он пришел неожиданно, можно даже сказать, поневоле. 

С отличием окончив Джамбулский статистический техникум, а затем и технологический институт по специальности «Бухгалтерский учет и аудит», молодой человек устроился заведующим сектором учета и финансов в комитете комсомола Свердловского района (ныне Байзакского). А через год случайно увидел объявление, что вновь созданная налоговая инспекция области набирает на работу молодых людей. Это было в 1991 году, когда Казахстан провозгласил независимость и стал самостоятельным государством. Молодым госорганам молодой страны требовались перспективные кадры. По итогам собеседования Еркин сразу был принят на работу.

Начинал инспектором, а уже в следующем году стал старшим инспектором, заняв второе место в республике по показателям работы.

Компетентного и дотошного специалиста стали привлекать к прокурорским проверкам. Ему доверили аудит флагманов региональной промышленности — АО «Химпром», Новоджамбулского фосфорного завода, фабрики первичной обработки шерсти. По итогам проверок за уклонение от налогов под суд пошли вице-президент АО «Химпром» и главный бухгалтер фабрики ПОШ, оба получили наказание в виде лишения свободы.

Через два месяца после проверки Еркина Куанышева вызвали к прокурору области Абдукариму Мамбетову, который предложил перейти на работу в прокуратуру.

— Он мне сказал: тебе выпала большая удача, — вспоминает Е. Куанышев. — Прокуратура — элита государственной службы. Надзор охватывает все сферы человеческой жизни. Чтобы здесь быть профессионалом, нужно обладать обширными знаниями, устойчивой психикой, аналитическим умом, быстрой реакцией. Проработав 26 лет в прокуратуре и наблюдая за коллегами, понимаю, насколько был прав шеф. И сегодня я испытываю к нему огромное чувство благодарности за то, что так круто изменил мою судьбу.

И генерал Мамбетов, и его подчиненные, в том числе Еркин Куанышев, понимали элитарность не как вознесение над остальными, а как возможность влиять на процессы, помогать становлению государства. Это хорошо видно по надзорным проверкам и их результатам.

— В первый же мой рабочий день в прокуратуре меня отправили в Кордайский район проверять коммерческий банк «Кордай», — рассказывает Е. Куанышев. — И в первый же день я выявил уклонение от уплаты налога в 49 миллионов, тогда еще рублей. На эти деньги можно было купить небольшой многоэтажный дом в 35 квартир.

Предприниматели в те годы чувствовали несовершенство закона и грубо его нарушали. Потребовалось несколько лет, чтобы уклонение от уплаты налогов воспринималось бизнес-средой как серьезное нарушение.

Пока государство выстраивало отношения с бизнесом, большие бюджетные потоки ввели в искушение чиновников. Они искали и находили пути присвоения денег, выделяемых на социальные нужды. И прокуратура стала выравнивать перекосы государственных закупок.

Одно время товары для районных отделов образования, здравоохранения и подразделений других госорганов приобретались централизованно. Одна из таких закупок стоила кресла и свободы руководителю управления здравоохранения области, который нанес ущерб государству в 70 миллионов тенге.

— Он выбирал отдаленные районные больницы — был уверен, что туда проверяющие не доедут, и лично вносил завышенные суммы в протоколы. Допустим, мясо стоило тогда 500 тенге, а управление здравоохранения покупало его для больницы по 1000 тенге. И так по всем группам товаров и продуктов, — говорит Е. Куанышев.

Затем настал черед иностранных фирм. Одно время в Казахстане бытовало мнение, что иностранцы из дальнего зарубежья работают лучше и честнее. Опыт показал, что это заблуждение, и иностранцы тоже не прочь урвать кусок бюджетного пирога.

Во время строительства дороги АлматыШымкент отрезок протяженностью 54 километра от поселка Отар до границы с Кыргызстаном прокладывала турецкая фирма «Алсим Алерко». Во время прокурорской проверки обнаружилось, что на Кордайском перевале на нескольких участках не проводились взрывные работы.

— Спрашиваю у турецкого инженера, почему не взрывали породу, а он спокойно отвечает, что взрывы не нужны, потому что здесь грунт, — до сих пор удивляется простодушию иностранца Е. Куанышев. — Секрет в том, что взрывные работы ведутся на породе и стоят очень дорого, а грунт можно снять просто ковшом экскаватора, что гораздо дешевле.

На фиктивные взрывы списали 280 миллионов тенге. Налоговая инспекция к ним еще прибавила несколько миллионов налогов, и эту сумму иностранцам пришлось вернуть в бюджет.

С иностранцами ближними, братьями по СССР, Жамбылскую область связывает в основном контрабанда. Нелегальный ввоз спирта и окорочков, вывоз нефтепродуктов в первое десятилетие XXI века были делом обычным, почти статистическим. Среди этой рутины курьезным выглядит факт контрабандного использования недр.

— Во время одной из прокурорских проверок в Кордае я обратил внимание на то, что грузовики с кыргызскими номерами свободно ездят через таможню, — рассказывает Е. Куанышев. — Выяснил, что они приезжают с Кантского цементно-шиферного комбината в село Карасу Кордайского района за сырьем. А сырье добывают в местном известковом карьере. Навел справки — действительно, в горах есть месторождение известняка, которое состоит на балансе кыргызского предприятия. Когда-то, еще во времена Советского Союза, карьер отдали предприятию. Но на момент проверки СССР уже не существовало больше десяти лет, а партнеры из Канта все увозили сырье. Увозили из чужого государства!

Проблему эту мы решили просто. Попросили руководство Кантского комбината привезти все документы на месторождение в Казахстан для расчета остатков. Их привезли в машине с будкой. Прямо в горах близ карьера прокурор зачитал директору завода постановление и изъял бумаги. Среди них оказались данные геологоразведочных экспедиций 1942 года под грифом «Совершенно секретно».

Сейчас карьер эксплуатирует казахстанское предприятие, добытое сырье отправляется в тот же Кант, но уже за деньги, со всеми предусмотренными налогами и пошлинами.

Было бы неправильным считать, что прокуратура в своей работе ограничивается только надзором в чистом виде: то есть проверили исполнение законов, зафиксировали, выдали предписание об исправлении и успокоились. На самом деле надзорная деятельность включает в себя и меры по борьбе с тем или иным явлением.

Когда лет десять назад Тараз «прославился» на всю страну всплеском подростковой преступности, именно усилия прокуратуры помогли исправить ситуацию.

— В 2010 году по инициативе тогдашнего прокурора области Багбана Таимбетова для профилактики подростковой преступности у нас были созданы оперативные мобильные группы. В них входили представители прокуратуры, полиции, местных исполнительных органов, образовательных учреждений. Задача была оперативно выезжать в точки напряжения, которые возникают в школах с проблемными подростками, — говорит Е. Куанышев. — Сейчас такие группы имеются во всех областях, а начиналось все в Таразе в качестве эксперимента. Первый наш выезд состоялся в школу № 43, которая была самой неспокойной. Нас приехало туда 30 человек. Мы перекрыли выходы. Пошли по классам и провели одномоментное анонимное анкетирование. Выявили отсутствующих, проехались по адресам, узнали у детей и родителей, из-за чего ребенок пропускает занятия — из-за вымогательства или по другим причинам? Тогда многие родители боялись написать заявления, боялись навредить своим детям, не верили, что хулиганов накажут. Но мы собрали материал на подростка, занимавшегося вымогательством, и добились его осуждения. Постепенно нам поверили, и ситуация стала меняться. Только за год в школах города было выявлено 16 фактов вымогательства, по которым приняты процессуальные решения.

Сегодня уже можно видеть конкретные результаты работы. Если в 2010 году в области было зарегистрировано 339 подростковых преступлений, то в прошлом году — 150. Количество совершенных в отношении подростков преступлений снизилось с 489 до 154. То есть наблюдается снижение более чем в три раза. А опыт мобильных групп на следующий год распространили по всему Казахстану.

Сейчас старший помощник прокурора, старший советник юстиции Еркин Куанышев снова находится на острие проблем — он занимается вопросами соблюдения трудового законодательства.

— У некоторых бизнесменов, а их немало, появилась склонность задерживать выплаты заработной платы, не выполнять иные обязательства, — размышляет Е. Куанышев. — Заботясь о прибыли, они не задумываются, что создают социальную напряженность, подогревают протестные настроения. И перед прокуратурой в этой связи стоит обычная задача — добиться исполнения буквы закона.

По итогам прокурорского реагирования в нынешнем году погашена текущая задолженность по зарплате на сумму 372,4 миллиона тенге, тем самым защищены конституционные права 4675 трудящихся.

— Сегодня я сам даю советы молодым сотрудникам, — говорит Еркин Куанышев. — Но когда-то был неоперившимся новичком, многого не понимал. И сегодня с большой благодарностью вспоминаю своих учителей. Это бывший заместитель прокурора области Нуржан Мырзалиев, бывший начальник нашего отдела Амирхан Естаев, прокурор Жамбылской области в 2003 — 2008 годах Кабдулла Тулегенов, прокурор области в 2012 — 2017 годах Ернат Сыбанкулов, которому я обязан новыми знаниями и успехами в управлении по защите прав несовершеннолетних.

В прокуратуре, как и в любом деле, все решает человеческий фактор. Еркин Куанышев, его учителя, бывшие и нынешние коллеги помнят об этом и высоко держат знамя профессиональной чести.

Айгуль МАХМУДОВА

По сообщению сайта Знамя труда

Поделитесь новостью с друзьями