Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Я думал, что, увидев нож, он испугается...»

Дата: 14 января 2019 в 20:59

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

“Я думал, что, увидев нож, он испугается...”

     Вчера на судебном процессе по делу об убийстве Дениса ТЕНА показания дал третий подсудимый — Нуралы КИЯСОВ. По его словам, он не помнит, как ударил фигуриста ножом.

Киясов выступил последним из троих подсудимых: его подельники Арман КУДАЙБЕРГЕНОВ и Жанар ТОЛЫБАЕВА свои показания в суде дали в минувшую пятницу (см. «Никто не хотел убивать?», «Время» от 12.1.2019 г.).
По словам Киясова, руководил операцией по краже автозеркал Кудайбергенов, поскольку, заметил Нуралы, он плохо ориентируется в Алматы. После того как 19 июля они втроем дошли до нужного им места, Толыбаева осталась на аллее на улице Байсеитовой, а парни прошли чуть дальше. Кудайбергенов, надев перчатки, начал снимать зеркала с приглянувшейся ему машины, а Киясов стоял чуть поодаль. Сняв одно зеркало, Арман принес его и положил в рюкзак, который держал Нуралы. После этого Кудайбергенову пришлось сделать небольшую паузу, так как по улице проходили люди. Киясов в это время сидел на бордюре и курил, поглядывая по сторонам. По его словам, в какой-то момент он отвлекся и не заметил, как к машине подошел Денис Тен. Киясов увидел его якобы уже тогда, когда завязалась потасовка. Затем Киясов наблюдал, как Кудайбергенов убегает, а фигурист догоняет его возле спортплощадки.
— Началась драка, Арман отмахивался ремнем, — поведал Киясов. — В это время я стал приближаться. Увидев, что Арман оперся на сетку, я подбежал к Денису сзади и потянул его за руку. Он обернулся и посмотрел на меня. У меня в руках был нож: я его достал из рюкзака, пока бежал. Я думал, что, увидев нож, он испугается и мы сможем убежать. Но он не испугался. И тут я сам не понял, как вонзил нож... Я посмотрел на Армана, который приходил в себя. Мы посмотрели друг на друга и побежали. Метров через 10-15 я выбросил нож. Мы сделали круг, вернулись к своей машине и уехали. По дороге созвонились с Жанар, договорились, где подберем ее. Потом мы поехали в сторону Сайрана. С Арманом говорили между собой: умрет — не умрет. Затем поехали домой. Там в 22 часа меня и задержали.
В ходе допроса участники процесса обратили внимание на некоторые отличия в показаниях Киясова и других подсудимых, однако парень настаивал на том, что говорит чистую правду. Отвечая на вопросы гособвинителя, Киясов заявил, что не планировал никому причинять вреда.
— Значит, вы не признаете (умышленное. — М. А.) убийство или разбой? — задал прокурор уточняющий вопрос.
— Нет, не признаю, — ответил подсудимый. — Целью была только кража. Я прошу прощения. Я понимаю, как у матери болит сердце, и прошу прощения. Да, мы совершили тяжкое преступление — простите, если сможете…
После обеденного перерыва участники процесса посмотрели видеозапись следственного эксперимента с участием Армана Кудайбергенова, в ходе которого тот на месте показывал, что и как происходило в тот день 19 июля. Однако журналистам, следящим за процессом из отдельного зала для прессы, не удалось толком посмотреть ролик, поскольку трансляция видео была некачественной, а затем и вовсе прервалась.
После просмотра видео участники процесса стали уточнять у Кудайбергенова некоторые моменты, так как его показания в досудебном расследовании и в суде немного отличаются. Подсудимый пояснил, что во время следственного эксперимента плохо себя чувствовал, поэтому мог допустить какие-то неточности. Вдаваться в подробности он не стал, сказав, что не хочет повторно отвечать на те же вопросы. При этом, правда, не поленился в очередной раз заявить, что не признает обвинения в убийстве и разбое:
— У нас не было умысла убить, не было предварительного сговора. Мы совершили открытое хищение — с этим я согласен, с остальным — нет!
Тем временем мать фигуриста Оксана ТЕН продолжала клонить к тому, что все произошедшее не было простой случайностью.
— Кто тебя заставил это сделать? — спросила она. — Напасть на Дениса и вытащить нож?
— Простите меня, во многом произошло не так, как вы думаете, — ответил Кудайбергенов. — Не было никакого заказа, мы только шли, чтобы совершить кражу. Я думаю, что это судьба.
— Ты ошибаешься, это не его судьба была! — возмутилась мать Дениса Тена.
алее был опрошен еще один свидетель — старший следователь по особо важным делам следственного департамента МВД Руслан САГЫНБАЕВ, который заверил, что ни он сам, ни другие члены следственно-оперативной группы никакого давления на подозреваемых не оказывали. Кроме того, отвечая на вопрос адвоката Оксаны Тен Нурлана УСТИМИРОВА, он заявил, что преступление не носило заказной характер.
— Вы спрашиваете, были ли в деле пособники, подстрекатели, организаторы? — переспросил следователь.
— Да, — подтвердил адвокат.
— Нет, не было, — ответил Сагынбаев.
Вопросы следователю задал и Кудайбергенов. Подсудимый поинтересовался, почему ему сначала инкриминировали нанесение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека (часть 4 статьи 106 УК), а затем его деяния были переквалифицированы на убийство (статья 99 УК), причем по предварительному сговору. Прокурор попытался было возразить, но подсудимый показал зубы:
— Я не вам вопрос задаю! Когда я вас буду спрашивать, тогда и будете отвечать.
Следователь между тем ответил, что кражу инкриминировали как совершенную группой лиц по предварительному сговору (пункт 1 части 2 статьи 188 УК), а убийство — просто группой лиц (пункт 7 части 2 статьи 99 УК).
После этого участники процесса снова перешли к просмотру видеоматериалов. Во время просмотра записи с камеры видеонаблюдения в ресторане «Гедонист» адвокат Устимиров обратил внимание судьи на то, что машин и людей на улице Курмангазы в середине жаркого июльского дня было немного — вопреки утверждениям подсудимых и наблюдавших за дракой полицейских.
Оксана Тен спросила у Толыбаевой, зачем она незадолго до гибели Дениса звонила в Европу, однако та заметила, что могла звонить в Узбекистан или Киргизию, но не в Европу. На это мать фигуриста заявила, что к следующему судебному заседанию подготовит распечатку телефонных переговоров, из которой будет видно, что номера, на которые звонила Толыбаева, «совпадают с окружением Дениса».
Между тем судья Кеншилик АБЕЛЬДИНОВ сообщил, что судебное следствие заканчивается и в следующий раз суд перейдет к прениям сторон.
— Вы можете сказать об этом в своем выступлении в прениях сторон, — посоветовал судья Оксане Тен.
На этом судебное заседание было завершено. Следующее назначено на 10.00 16 января.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Романа ЕГОРОВА и с Instagram, Алматы