Сеть умных камер на страже безопасности

Дата: 14 сентября 2018 в 19:04

По сообщению сайта NewTimes

ТОО «НПО «Перспектива» активно работает с правоохранительными органами в городе Караганда, где и внедряет свои проекты. Владимир Жуков, директор компании» рассказал, как проходит процесс обеспечения безопасности в городе и стране. 

– Владимир, расскажите, над какими именно проектами работает сейчас ваша компания?

– Мы производим камеры видеонаблюдения и пишем под них софт. В какой-то момент нам стало ясно, что проще самим быть производителем, начиная с камер, заканчивая сопровождающим оборудованием и осуществлением технической поддержки. То есть, зачем покупать камеру какого-то производителя, если через четыре года ее уже нужно менять? За это время она амортизируется на 100%, а получает владелец от нее только видео изображение и архив. Камера только инструмент. Зачем же в нее вкладывать деньги? А мы, в свою очередь, предоставляем и камеру, и софт, оттуда и видеоархив, и онлайн-картинка, и аналитика. Причем деньги сразу вкладывать не надо, а через четыре года мы эту камеру себе в сервис центр забираем, обновляем и снова отдаем.

К примеру, мы разработали тепловую камеру, на которой фиксируется около десяти видов правонарушений. Их количество отображается на карте в цвете. Красный цвет означает концентрацию правонарушений, а зеленый – свободную от нарушений территорию. Мы передаем МВД статистику, по которой понятно, где сконцентрировано большое количество массовых преступлений, где нужно ставить системное видеонаблюдение для оперативного предотвращения преступлений. Мы также предоставляем доступ к нашим камерам УВД, КНБ, акимату и так далее. Пользователями становятся все госорганы, которые имеют право на это. Каждый месяц мы получаем от них государственные письма, грамоты, медали, в общем, благодарность.

– Деятельность компании распространяется только на Караганду?

– Да, мы работаем только в Караганде, но ищем партнеров по всему Казахстану. Создавать конкуренцию самим себе не в наших интересах, но мы предлагаем им свои решения, чтобы они работали на наших условиях с нашим оборудованием. Государство, в свою очередь, не покупает, а получает чистую услугу, которую мы гарантируем. Мы будем делиться с партнерами, и гарантировать как качество оборудования, так и софта. Мы уже ведем переговоры со многими регионами, но у нас нет цели завоевывать всё это пространство, нам нужны лишь партнеры. Сейчас мы разрабатываем единые правила для всех. Из-за их отсутствия в регионах система дает сбой, потому что каждый начинает создавать велосипед. Оттого многие боятся и отступают.

– Какова основная цель работы вашей организации?

Наша цель – предотвращение преступлений. Для этого мы разработали, например, аппаратно-программный комплекс «Гражданин-полиция». Представьте ситуацию, когда на каждой остановке будет установлен небольшой модуль со встроенной IP-камерой, но выглядеть это будет как небольшая тревожная кнопка. Человек, в таком случае, становится островком безопасности и при чрезвычайной ситуации, допустим, бежит кто-то за ним, может нажать на эту кнопку. Сразу после этого начинается прямой диалог с сотрудником. Тогда преступник понимает, что ситуация уже зафиксирована в ОВД. Причем в ОВД не только ведут диалог, но и наблюдают за ситуацией при помощи камер видеонаблюдения и отправляют ближайший экипаж на устранение и разрешение сложившейся ситуации. Всё это уже внедрено.

– У мониторов, на которых транслируется прямой эфир с камер видеонаблюдения, привычно видеть большое количество людей, которые безотрывно следят за происходящим на экранах. Сколько сотрудников задействовано у вас для работы с тревожными кнопками?

– Камеры наши настроены на событие. Сотрудников много не надо. Наша аналитика — это определение по коротким данным, а архив пишется и так. Не надо целыми сутками сидеть и смотреть в экраны, тем более, что уже через 15 минут любой человек устанет внимательно наблюдать за экраном.

Допустим, у ДКГ Караганды установили фонтан, в котором постоянно норовят поплескаться дети. Чтобы предотвратить эту ситуацию, мы установили камеру, прорисовали периметр этого фонтана у себя, и как только периметр фонтана кто-то пересекает, срабатывает датчик движения, и у нашей сотрудницы тут же на экране появляется оповещение о событии. Она видит происходящее за 10 секунд до события и после него. После чего принимает решение, куда отправить эту информацию. Там, где обычно сидят 40 человек, у нас сидят лишь 3.

Мы хотим «Гражданин-полиция» поставить на перекрестках. Сейчас, к примеру, при столкновении водители на месте ждут сотрудника полиции для разбора полетов. Но с нашим комплексом «Гражданин-полиция» они могут нажать на кнопку, вызвав тем самым автоматическое включение камер. Тогда через камеру моментально зафиксируют номера машин и станут известны имена участников ДТП. Всё, можно разъезжаться, если могут самостоятельно разобраться. Сотрудники должны выезжать только в действительно экстренных ситуациях.

– Какие еще были причины для запуска собственного отечественного производства, помимо вопроса кибербезопасности?

– Когда в 2014 мы начинали реализовывать программу в Караганде со 180 камерами. МВД и ЖКХ поняли, что им это выгодно, это удобно. Наш опыт был признан положительным. Мы поняли, что во всех регионах присутствует разностороннее оборудование, программное обеспечение. Осознали мы и то, что нам или работать с каким-то вендором, или самим стать вендорами. Конечно, выбрали мы второй вариант.

Конечно, некоторые комплектующие мы закупаем, но внутрь вставляем нашу казахстанскую прошивку. Ведь любой производитель может увидеть свою камеру, если есть подключение к интернету. В рамках кибербезопасности это уязвимость, поэтому мы и разрабатываем своё, а чужим пользуемся лишь частично и с умом.

– Насколько активно люди пользуются терминалами экстренной связи?

– В тестовом режиме в Караганде было запущено 5 комплексов. За последнюю неделю там было реальное событие, в разрешении которого помогло наше нововведение. В районе мечети произошла серьезная драка, и кто-то из присутствующих нажал на кнопку. Правда, еще дети балуются. Но со временем, думаю, все привыкнут. Да и когда дети нажимают просто так на кнопку, сотрудник ведь все равно откликается, он начинает разъяснять ребенку, что его снимает камера видеонаблюдения и, что так делать нельзя.

Также мы устанавливаем на улицах датчики акустического мониторинга, которые реагируют на звуки из аудиотеки. Например, выстрелы, крики о помощи, стук ударяющегося автомобиля. На такие звуки реагирует камера и опять же сигнал подается в офис, где сотрудники должным образом реагируют на ситуацию.

– Устанавливаете ли вы свое оборудование в сельских регионах? Ведь люди там нуждаются в безопасности не меньше.

– Сельские регионы очень нуждаются в нашей системе. На сегодняшний день мы планируем охватить 4 города и один населенный пункт – Осакаровку, чтобы показать, что в регионе тоже можно дать сотрудникам областного департамента «картинку». На месте они сами смогут всё видеть и оперативно пользоваться. Наш софт также позволяет внедрить систему и через чужие камеры.

– На вашем сайте написано, что ваша система приведет к вертикальной интеграции от полицейского участка до ситуационного центра республики. Разъясните, пожалуйста, что это значит?

– Есть полицейский участок, есть доступ к камерам своего района. Есть УВД с доступом к камерам своего города. А есть МВД, которому не надо мониторить всю страну, но у него должен быть доступ к любой камере Казахстана. Поэтому и сделали верхнеуровневый софт для возможности масштабирования.

– В начале пути вы, наверняка, изучали зарубежный опыт. Какие страны вы рассматривали?

– Мы рассматривали опыт европейских стран. Украина, Россия очень сильно продвинуты в этом плане, но решения очень дорогие. Мы же предлагаем комплексное решение. Сначала программный продукт, потом оборудование, сопутствующее программному продукту. Мы даем все. На нашем решении можно сразу развернуть оптимальный по соотношению цены и качества сегмент smart-сети. 

Над материалом работала Акдана Сабирова