Праздник для привилегированных. Как Всемирные игры кочевников изменились за два года

Дата: 14 сентября 2018 в 13:22

По сообщению сайта Новости Кыргызстана

Моя колонка для «Клоопа» о предыдущих, вторых Всемирных играх кочевников вызвала десятки противоречивых комментариев. Меня поддерживали и критиковали за критиканство. Спустя два года я посчитал своим долгом вернуться и отследить динамику – какие недостатки прошлых игр организаторы устранили, а над какими еще надо работать.

На Игры кочевников 2016 года я приезжал как зритель, без билета – тогда моей целью было просто отдохнуть на Иссык-Куле и показать его девушке, а не освещать мероприятие. На игры нынешние я заранее оформил аккредитацию журналиста – от украинского «Громадського радио». Поэтому я не видел их с точки зрения обычного зрителя, зато могу оценивать игр организацию изнутри.

Получить аккредитацию было легко. Достаточно было до 15 августа отправить в кыргызский МИД Кыргызстана копию редакционного удостоверения, паспорта, заполненную анкету и фотографию.

Подтверждение пришло через пару дней. За две недели, что оставались до отъезда, мне несколько раз звонил сотрудник кыргызского посольства в Киеве. Спрашивал, договорился ли я о трансфере на Иссык-Куль, подсказывал, с кем связаться.

Первого сентября команда организаторов встречала журналистов в аэропорту «Манас», на вокзалах и даже приграничных КПП.

Как только я подошел к волонтерам на пункте пропуска «Ак Жол» и нашел свое имя в списке, они взяли мой багаж, подвели к окну паспортного контроля, а потом подсказали, в какой автобус сесть. Он стоял фактически на территории погранпоста, где ещё нет назойливых таксистов, которые могли бы с порога испортить впечатления гостей.

На Иссык-Куль журналистов тоже сопровождали волонтеры — преимущественно, студенты и студентки. Каждого журналиста прикрепили к конкретному волонтеру – они пересылали программу, отвечали на вопросы по WhatsApp..

Организаторы раздали журналистам набор из безрукавки, пледа, кепки и небольшого рюкзака с символикой игр. Нашу группу бесплатно расселили на базе отдыха в поселке Бостери. Питание все время также было бесплатным. С базы каждый день прессу забирали на маршрутках – на ипподром или в ущелье Кырчын.

Скажу прямо: взаимодействие организаторов с прессой было на хорошем уровне. Нас сопровождали, нам подсказывали на месте, нам организовывали отдельные комментарии.

Но были и недостатки. Передо мной стояли общие задачи – описать в одной публикации саму атмосферу Игр кочевников. Но коллеги, которым надо было каждый день перегонять материал на вечерние выпуски новостей, жаловались на плохой интернет в месте расселения – и он правда был отвратительным.

Бишкекскую журналистку France-Presse один раз оставили на Кырчыне – она добиралась оттуда своим ходом и за свои деньги. Также коллеги жаловались, что сложно получить расписание спортивной части – когда именно какая команда будет играть.

А мой случай был вообще комический – свой бейдж аккредитации я так и не получил. Сначала его не могли найти, затем вдруг попросили новую фотографию, затем мы постоянно разминались с сотрудницей, у которой он был. Но меня всюду пускали без него.

Из разговоров с коллегами, приехавшими освещать игры, можно было делать отдельные истории.

Узбекский журналист Абдулхамид приехал на Иссык-Куль и сам оплачивал дорогу из Ташкента из-за Айтматова – его целью было попасть на озеро, описанное в «Белом пароходе».

Американский конструктор и блогер Джон давно интересуется Средней Азией, был в Узбекистане, критикует западное невдумчивое восприятие региона как дикой экзотики.

Немецкий этнолог Оливер, редактор журнала о тайской культуре, пытался понять, есть ли что-то общее между культурами тайцев и кыргызов – и на момент нашего разговора так и не понял.

Игры я буду вспоминать с теплотой именно потому, что много таких интересных личностей оказались в одном месте – и некоторые из них стали моими добрыми знакомыми.

В день открытия игр на ипподром нас привезли часа за три до церемонии. Тоже дальновидно – вся международная пресса прошла заранее, без очередей, и не видела, в каких очередях стояли остальные зрители. Увозили нас тоже централизованно – по перекрытой для остальных машин трассе, вдоль которой пешком по обочине уходили в город «непривилегированные» граждане.

Церемония открытия была, безусловно, яркой. Артисты, световая проекция, манасчи, скачки. Здорово. Но скажу крамольную вещь: если мероприятие задумано как международное, хотя бы основные моменты действа нужно сопровождать комментариями на доступном языке. Иначе понять замысел во всех подробностях без багажа кыргызского сложно. То же самое скажу и об открытии этногородка на Кырчыне.

Сам этногородок в этот раз на меня произвел более благостное впечатление. Появился нормальный мост через реку, а не контейнер, как два года назад. Стало ощутимо больше туалетов, хотя, безусловно, их все равно мало.

Запомню оттуда много ярких моментов. Гостеприимный человек в городке Иссык-Кульской области, из руки в руку пересыпавший мне горсть вареного мяса — угощение. Кинотеатр с попкорном, который американцы организовали в кыргызской юрте. Арабы в национальных одеждах, игравшие на музыкальных инструментах. Канатоходец на фоне темнеющего неба. Красивые номера и песни. Благожелательность к гостям. Радостные зрители, специально ради игр одевшиеся в национальные костюмы и рассказывающие о них всем желающим. Великолепная природа вокруг.

Было ощущение праздника. Но все равно не покидало ощущение, что это праздник в первую очередь для руководства страны. Чтобы президент Сооронбай Жээнбеков мог пройти по красной дорожке и сказать, что к нему приехал Виктор Орбан мырза. Чтобы умилился, наблюдая масштабную церемонию открытия. Чтобы проехал без тряски и осложнений в Чолпон-Ату.

И именно потому, что во главе угла первые лица, а не налогоплательщики, можно перекрывать иссык-кульскую трассу и пускать «неблатные» машины в объезд. Можно не думать, как разъедутся зрители с ипподрома – и не делать тротуары для тех ,кто не на машине. Можно не заботиться, сколько желающие ознакомиться с кыргызскими традициями простоят в пробке по дороге на Кырчын. Мимо пробки, в которой стояли и наши автобусы прессы, проносились кортежи с мигалками. И можно задействовать админресурс – люди возле юрты одного из админгородков рассказывали мне, что быть здесь – это их работа, они из айыл окмоту.

Из увиденного мной самой красивой и лучше всего организованной была церемония открытия амфитеатра в Бостери и этнофестиваль. Здесь было представление участников на трех языках, красивые костюмы. И отличная презентация культур: сказитель с комузом, музыканты с варганом, алтайские модели, тувинская певица.

Третьи Всемирные игры кочевников стали одним из важнейших событий для Кыргызстана – и для меня лично. Я проникся значением события, общаясь с пожилыми людьми, приехавшими сюда издалека. Я радовался, когда президент украинской спортивной федерации хвалил отношение кыргызской милиции к старикам. Я почувствовал себя гражданином мира среди сотен разноязычных журналистов и спортсменов. Я был среди зрителей на необычных соревнованиях – например, видел поясную борьбу и борьбу на конях. Я рад и горд, что моя родная страна придумала яркое событие, которое может стать брендом в мире.

Но я хочу, чтобы эти радость и гордость были без осадка.