Анализ: большое соглашение по Каспию, что оно решает?

Дата: 10 августа 2018 в 09:13

На сайте премьер-министра России Дмитрия Медведева на короткое время появлялся 18-страничный черновой вариант соглашения, оказавшийся в распоряжении Азаттыка. Он содержит 24 положения, касающиеся территориальных вод, морских границ, правил навигации морских судов, прав рыбаков, вопросов окружающей среды и, самое главное, использования ресурсов.

Шельф этого водоема содержит около 50 миллиардов баррелей нефти и почти девять триллионов кубометров газа, разведанных и предполагаемых. По нынешним ценам на мировом рынке, денежный эквивалент этих энергоресурсов — несколько триллионов долларов. И дальнейшая разведка шельфа может увеличить эти цифры.

По этой причине, возможно, неудивительно, что на заключение договора о правовом статусе Каспия ушло столько времени.

Дискуссия всегда вращалась вокруг того, что представляет собой этот водоем, не имеющий выхода к другим морям и океанам, — озеро или море. Если квалифицировать его как озеро, тогда ресурсы должны быть равным образом поделены между пятью Прикаспийскими государствами.

Если Каспий — это море, то для определения долей необходимо проводить воображаемые линии от крайних точек шельфа каждой страны к центру водоема. В этом случае в наименее выигрышном положении оказывается Иран, которому может достаться лишь 13 процентов водоема, более того его наиболее глубокая и соленая часть. По этой причине Тегеран всегда противился любым попыткам признать Каспий морем.

Казахстан же выгадывает больше других, так как, по предположениям, крупнейшие залежи каспийских углеводородов окажутся именно в его секторе.

Отсутствие соглашения не остановило Азербайджан, Казахстан, Россию и Туркменистан, разрабатывавших те участки, которые они всегда считали своими. Конвенция, по сути, придаст юридическую силу тем решениям, которые были согласованы много лет назад.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕПЯТСТВИЕ ДЛЯ ТРАНСКАСПИЙСКОГО ТРУБОПРОВОДА УХОДИТ?

Главная интрига таится в части 2 статьи 14 конвенции, которая гласит, что «страны могут прокладывать трубопроводы по дну Каспия». Часть 3 этой же статьи поясняет, что сделано это может быть «по соглашению с теми сторонами, по чьим секторам водоема пройдут эти кабели или трубопроводы».

На протяжении более 20 лет Туркменистан стремится проложить газопровод через Каспийское море в Азербайджан, откуда газ может продолжить свой путь на запад — в Турцию или к Черному морю, чтобы в конце концов достигнуть Европы.

Существует мнение, что, согласно нормам международного права, для Транскаспийского трубопровода нет никаких препятствий даже в отсутствие соглашения о правовом статусе Каспия между пятью прибрежными странами при условии, что проект поддерживают Туркменистан и Азербайджан, по территориям которых должен пройти газопровод.

Россия и Иран выступают против прокладки трубопровода, заявляя, что он может угрожать уникальной экосистеме водоема. Наиболее подозрительной выглядит здесь позиция России. Ее компания «Газпром» проложила газопровод через Черное море в Турцию («Голубой поток») и планирует построить еще один («Турецкий поток»). Также завершено строительство трубопровода через Финский залив в Германию («Северный поток»). «Газпром» рассчитывает проложить «Северный поток — 2», также на немецкую территорию. Все эти проекты более сложны в техническом исполнении, чем строительство Транскаспийского газопровода, и сталкиваются с большим количеством трудностей, одна из которых — неразорвавшиеся снаряды, лежащие на дне Финского залива со времен Второй мировой войны.

Некоторые эксперты полагают, что озабоченность Тегерана и Москвы вопросами охраны окружающей среды на самом деле является озабоченностью экономическими интересами, а их источник — желание подорвать возможности своих конкурентов, в данном случае Туркменистана, по экспорту газа в Европу. Евросоюз поддержал строительство Транскаспийского газопровода и включил его в свою стратегию создания Южного газотранспортного коридора.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ РИСКИ

Часть 2 статьи 24 конвенции позволяет прибрежным государствам прокладывать газопроводы, она также отмечает, что сделать это можно лишь при условии, что «проекты отвечают экологическим стандартам и требованиям…».

Это положение выглядит всё той же лазейкой, из-за которой все эти годы сдерживается строительство Транскаспийского газопровода. Правда, пока непонятно, означает ли это, что другие государства смогут накладывать вето на подобные инициативы.

Согласно другим пунктам соглашения, на странах лежит индивидуальная ответственность за любой ущерб, нанесенный Каспию в процессе разведки, разработки, строительства вышек и трубопроводов. По всей видимости, это означает, что ответственность за безопасность будут нести стороны, участвующие в будущих проектах по разработке месторождений и экспорту.

На Каспийском море уже был зафиксирован прецедент, связанный с трубопроводами. Два из них (нефтяной и газовый), идущие с казахстанского месторождения Кашаган, были повреждены вскоре после пуска в сентябре 2013 года, что привело к утечкам. Остальные прибрежные государства не приняли никаких мер и даже не выступили с критикой в адрес Казахстана после этих происшествий.

Но необходимо помнить, что в Каспийском море обитает осетр — источник изысканной икры. Иранская икра Almas, например, является самой дорогой в мире. Ее стоимость превышает 30 тысяч долларов за килограмм.

Туркменистан предвидел озабоченность возможным ущербом окружающей среде, который может быть нанесен Каспию, и в последние месяцы провел несколько конференций, посвященных экологической безопасности, а также активно рекламировал эффективность и тщательность работы своих экологических организаций. 8 августа был опубликован отчет о работе службы «Каспэкоконтроль» в Туркменистане, которая занимается «мониторингом окружающей среды, поверхности моря и дна, подземных вод береговой линии, атмосферного воздуха (и) анализом гидрохимического режима моря со станций в заливах Туркменбаши, Киянлы, Гарабогаз и Аваза».

У Казахстана и Азербайджана также есть план строительства нефтепровода Казахстанской каспийской транспортной системы для доставки казахстанской нефти через Каспийское море из порта Курык через порт Ескене в Азербайджане в Баку. Если этот проект получит зеленый свет, трудно представить, что Транскаспийский газопровод не будет построен.

Конвенция также запрещает военное присутствие третьих стран в акватории Каспия. Эта часть соглашения играет на руку России, в чьем распоряжении находятся наиболее крупные и продвинутые военно-морские силы.

Подписание соглашения о правовом статусе Каспийского моря — завершающий аккорд работы по поиску компромисса, продолжавшейся 22 года. Этот документ, по всей видимости, разрешает многие проблемы, которые ранее сдерживали прибрежные страны и потенциальных иностранных инвесторов от запуска проектов. Но если учитывать размеры запасов нефти и газа, которые хранит в себе Каспий, эта конвенция вряд ли станет ответом на все спорные моменты, касающиеся деления водоема и его ресурсов.

Мнение, выраженное в данном материале, необязательно отражает позицию Азаттыка.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"