Отравление Скрипаля — серьезный вызов для МИ-6

Дата: 13 марта 2018 в 21:27

По сообщению сайта BBC Russian

Отравление Скрипаля - серьезный вызов для МИ-6

Отравление Сергея Скрипаля — серьезный вызов для британских спецслужб. Этот человек был осужден за шпионаж в пользу Британии, помилован, освобожден, а затем подвергся покушению на британской земле. Мотив преступления остается ключевым вопросом следствия.

Считается, что Скрипаль был завербован британскими спецслужбами в 1990-е годы во время службы в ГРУ — Главном разведывательном управлении минобороны России.

В то время он, вероятно, поставлял Британии секретную информацию, в том числе раскрывал личности других агентов, работающих за рубежом.

Скрипаль покинул ГРУ около 2000 года, в 2004-м был арестован, а позже приговорен к тюремному заключению.

После освобождения в 2010 году в результате обмена шпионами Скрипаля должны были допросить британские спецслужбы, однако пока мало признаков того, что он участвовал в серьезной оперативной работе.

Сообщалось, что в Британии Скрипаль иногда читал лекции о ГРУ. Но вряд ли он мог обладать какой-либо актуальной информацией о работе спецслужбы, поскольку как уволился оттуда почти 20 лет назад, а последние 14 лет провел сначала в тюрьме, а затем в Британии, где получил убежище.

Звучали даже предположения, что Скрипаль каким-то образом связан со знаменитым досье на Дональда Трампа, собранным бывшим сотрудником МИ-6 Кристофером Стилом. Однако источники, близкие к Orbis — компании Стила, — сказали Би-би-си, что у них никогда не было контактов со Скрипалем.

Так что же остается в качестве возможного мотива?

Возможно, месть. Месть тому, кого бывшие коллеги из ГРУ определенно могли считать предателем за передачу секретных данных МИ-6.

А также, возможно, послание тем, кто подумывает заняться тем же.

Послание заключается в том, что в один прекрасный день Россия придет за тобой, где бы ты ни был.

Это тема, к который периодически возвращается Владимир Путин, сам бывший сотрудник спецслужб.

Хотя случай Скрипаля отличается от других подобных — он был формально помилован и освобожден в результате обмена шпионами.

А убивать кого-то после обмена противоречит неписаным законам спецслужб.

Хотя это может быть правдой. При Владимире Путине Россия продемонстрировала готовность расширить границы того, что ранее считалось приемлемым.

То же самое происходит и в киберпространстве.

Здесь Россия, как утверждается, участвовала в кибератаках на французское телевидение и энергосистемы Украины, что выходит далеко за рамки традиционного кибершпионажа.

И даже после обвинений во взломе серверов Демпартии США и электронной почты американских чиновников группа хакеров, связанная с ГРУ, где служил Скрипаль, продолжает свою деятельность, взламывая системы других государств, в том числе Франции и Германии.

Кажется, те, кто стоит за всеми этими действиями, совершенно не беспокоятся о том, что их могут раскрыть и призвать к ответу.

Раньше разведслужбы пытались поддерживать хотя бы «правдоподобное отрицание» причастности к секретным операциям — возможность утверждать, что они не стоят за теми или иными событиями.

Однако российским спецслужбам, как отмечают наблюдатели, достаточно «неправдоподобного отрицания» — даже если их причастность к тому или иному событию кажется очевидной, они просто требуют доказательств обратного и стараются как можно сильнее запутать ситуацию с помощью дезинформации.

Если версия о мести Скрипалю верна, то это вызывает серьезные вопросы к британским спецслужбам.

МИ-6 добывает секреты, полагаясь на завербованных агентов — таких, как Скрипаль, — и всегда гордилась тем, что обеспечивает таким тайным агентам должную защиту.

Однако, если возникнет ощущение, что служба не может защитить своих агентов — даже тех, что находятся на территории Британии, — то МИ-6 станет значительно сложнее выполнять свою работу и вербовать разведчиков.

Обычно МИ-6 проводит оценку рисков для агентов, которых перевозят в Британию или куда-либо еще. И вероятно, оценка рисков для Скрипаля в 2010 году была разумной, учитывая поведение России на тот момент и тот факт, что бывший офицер ГРУ был обменян.

Однако возникают вопросы относительно того, была ли сделана переоценка рисков, исходя из изменившегося поведения России.

Проблема встает и перед британской контрразведкой — службой безопасности МИ-5.

Основная часть ее ресурсов, по понятным причинам, направлена на борьбу с терроризмом, но уже давно возникают вопросы о том, уделяет ли служба достаточно внимания другой части своей работы — отслеживанию деятельности иностранных разведывательных служб в Великобритании.

Контршпионаж когда-то был основой работы МИ-5, но его масштабы придется существенно нарастить, если служба будет вынуждена в своей работе учитывать возможностью использования иностранными государствами нервно-паралитических веществ для убийства людей на британской земле.