Популярные темы

«На районе несколько точек, и проблем взять нет». Почему распространена аптечная наркомания

Дата: 22 сентября 2022 в 08:13 Категория: Происшествия


«На районе несколько точек, и проблем взять нет». Почему распространена аптечная наркомания
Стоковые изображения от Depositphotos

ДВЕ РОКОВЫЕ ТАБЛЕТКИ

У 31-летнего Евгения Макарова есть работа, жилье, жена и сын-первоклассник. На первый взгляд — обычный житель Уральска, каких много. Но это лишь на первый.

Евгений — наркозависимый. Он восемь лет «сидит» на «Трамадоле». Привыкание к препарату оказалось быстрым. Сначала двумя таблетками его угостили знакомые. Втянулся. Вскоре ежедневная доза выросла до полутора десятка таблеток.

— Начиналось все, когда еще «Трамадол» в Уральске не был так распространен. Когда я начинал, найти [препарат] было не так просто, как сейчас — надо было кому-то позвонить, куда-то ехать. И это как-то отталкивало, отгораживало [от употребления]. Сейчас приходит к тому, что на районе несколько точек и проблем взять нет, — рассказывает Евгений Макаров.

«Трамадол» — опиоидный анальгетик, синтетический препарат, который прописывают для снятия сильных болей, например, в послеоперационный период, а также больным со злокачественными опухолями на тяжелых стадиях заболевания. Он вызывает зависимость. Отпускать без рецепта его запрещено. Но наркозависимые находят его без труда.

По последним данным мониторинговой группы, которая была создана в Уральске для выявления точек незаконной продажи «Трамадола» и «Тропикамида» (еще один препарат, вызывающий привыкание и действующий как наркотик, это капли в глаза с содержанием атропина, которые капают в нос для усиления действия «Трамадола»), в десятке аптек купить препараты можно без рецепта. Кроме того, почти в каждом микрорайоне города есть несколько «точек» — квартир или частных домов, где свободно продают рецептурные препараты.

Простота в покупке препарата увеличивает его распространенность и количество потребителей. Евгений рассказывает, что наблюдает, как молодеет контингент тех, кто сидит на «Трамадоле».

— Я видел детей 13-14 лет, которые говорили о том, что хотят «закинуться» «Трамадолом». Это было на детской площадке, я гулял там с сыном. Меня это ужаснуло, — вспоминает Макаров.

Принимающие «Трамадол», как и люди, зависимые от других наркотиков, тоже сталкиваются с ломкой. Макаров рассказывает: если пропустить прием, то через сутки наступает абстинентный синдром. Если употреблять регулярно, человек чувствует ложный прилив сил и эйфорию. Препарат наносит серьезный вред здоровью — нарушается работа сердечно-сосудистой системы, почек и печени, страдает мозг и репродуктивная система. «Трамадол» блокирует чувство усталости и вызывает бессонницу. Чтобы спать после приема «Трамадола», зависимые пьют снотворное.

БОРЬБА ОБЩЕСТВЕННИКОВ

Проблему доступности аптечных наркотиков общественники поднимают не первый месяц. В апреле в Уральске прошел флешмоб против незаконного распространения запрещенных веществ. Организатор акции активист Аслан Утепов заявил, что пытается «привлечь внимание к такой глобальной проблеме, как наркотики, которые распространяют повсеместно». Флешмоб собрал около 20 человек, они пришли с плакатами «Мы выбираем жизнь, «Жизнь без наркотиков». Участники, в основном молодые люди, сказали, что наркотики в Уральске стали очень доступными. «Все об этом знают, но мало что делается», — отметил один из участников.

В июле десятки жителей многоквартирного дома в Уральске собрались, чтобы потребовать от властей прекратить продажу «Трамадола» в их многоэтажке. Они рассказали журналистам, что в одной из квартир несколько раз проходили обыски, в ходе которых полицейские изымали блистеры с таблетками и бутылочки с жидкостью. Но спустя несколько часов, по словам жильцов, в квартиру завозили новую партию препаратов.

— У меня двое маленьких детей, я боюсь за них — в нашем доме небезопасно. Я не выпускаю детей самих даже за хлебом в магазин или вынести мусор, вечером мы вообще не выходим из дома, даже взрослые опасаются. В подъезде всегда кто-то есть посторонний, они ведут себя агрессивно, мусорят. Я сама сталкивалась с этими «гостями»: прямым текстом угрожали, — сказала жительница дома Алия Дармешева.

Прибывший на место представитель прокуратуры Уральска Алибек Жумагулов отвечать на вопросы жильцов дома не стал, но напомнил об административной ответственностью за «незаконное собрание»: «Согласно закону, для проведения и организации собраний должно быть подано уведомление за пять рабочих дней, эти требования не соблюдены. Прошу всех разойтись».

В августе активист Аслан Утепов получил добро на проведение митинга «Будущее наших детей — без наркотиков!», на котором планировал поднять проблему «безрецептурной продажи «Трамадола» и «Тропикамида«». Но через два дня после согласования акции местные власти отозвали разрешение.

Отказ руководитель отдела внутренней политики акимата Уральска Ербол Кушеков мотивировал тем, что на своей странице в социальной сети общественник Утепов «опубликовал пост о разрешении в проведении акции с призывом для жителей города принять участие в мирном собрании для обсуждения вопроса «аптечной наркомании» и почему «король трамадола» еще на свободе».

«В поданном заявлении данной информации нет. В своей акции вы планировали совместно с молодежью города провести акцию против наркотиков», — сообщает в письме Кушеков.

«КОРОЛЬ» И ДВА ЕГО ЗАДЕРЖАНИЯ

«Королем трамадола» в Уральске называют местного жителя Николая Карпова. За последние полгода его дважды подвергали задержанию. В апреле этого года в дом Карпова нагрянули силовики, они ворвались в масках, бронежилетах и сняли видео, на котором мужчина стоит на коленях, его окружили люди в форме. Задерживать полицейские приехали после того, как общественник Аслан Утепов опубликовал видео и скрины со страницы Николая Карпова, где последний называет себя «королем» и говорит, что «держится на «Трамадоле«».

Видео со спецоперации облетело соцсети и новостные ленты, СМИ писали об уголовном деле в отношении Карпова по подозрению в «хранении психотропных веществ» без цели сбыта (статья 296 уголовного кодекса). Спустя короткое время Карпова отпустили. В начале июля исполняющий обязанности прокурора Западно-Казахстанской области Александр Цуранков заявил, что все дела в отношении Николая Карпова будут закрыты, потому что «Трамадол» — не наркотик. Но в конце июля стало известно, что обвинение в отношении Карпова переквалифицировали, применив более тяжкую статью уголовного кодекса — 297-ю, где нет уточнения «без цели сбыта».

11 сентября Николай Карпов дал пресс-конференцию, где рассказал, что не имеет отношения к незаконной продаже «Трамадола» и что все распространенные от его лица видео и фото — фейки. Дело, заведенное в апреле за «хранение психотропных веществ», Карпов в интервью назвал незаконным, потому что дома в момент задержания у него «ничего не нашли», кроме денег, заверил он. Он заявил, что у него аптека и есть лицензия, а так же большое количество препаратов, которые он хранит в помещении у знакомой.

На следующий день после пресс-конференции Николая Карпова опять задержали. В его машине нашли 400 флаконов «Тропикамида». Адвокат задержанного назвал случившееся «подставой». В департаменте полиции снова завели уголовное дело по статье «Незаконное обращение с наркотическими средствами, психотропными веществами, их аналогами без цели сбыта» и через несколько часов отпустили Карпова.

21 сентября Карпов вновь организовал пресс-конференцию, на которой заявил, что его преследуют незаконно, в отместку за то, что он, по его утверждению, борется с коррупцией в рядах полиции. Он сказал, что не является «королем Трамадола».

— Где я «король Трамадола»? Покажите мне, где я продаю «Трамадол»? У меня есть постановление, где мое дело закончено, постановление о закрытии, — сказал Карпов.

В полиции это заявление пока не прокомментировали.

В СПИСКЕ НЕ ЗНАЧИТСЯ

Главной проблемой в борьбе с незаконной продажей «Трамадола» общественники, наркологи, сами зависимые и полицейские называют несовершенство закона — препарат не внесен в список наркосодержащих. За его внеаптечную продажу нельзя применить уголовную ответственность. Максимум — административный штраф.

— В данный момент препарат продают безрецептурно, это наркотик, но законодально не включен в сводную таблицу, как наркотический препарат. В будущем его предлагают внести в перечень. Если его включат, тогда мы можем привлекать к уголовной ответственности, — говорит оперуполномоченный управления по противодействию наркопреступности департамента полиции Западно-Казахстанской области Хизматулла Хамзин.

На заседании Совета по молодежной политике в августе министр внутренних дел Марат Ахмеджанов заявил, что аптечная наркомания в Казахстане обретает зловещие масштабы. Он предложил министру здравоохранения Ажар Гиният усилить контроль за обращением этих препаратов.

Но сама проблема незаконной продажи «Трамадола» не новая. В конце 2018 года препарат обещали включить в перечень наркотических средств. В Минздраве тогда говорили, что это поможет регулировать продажу «Трамадола» и привлекать нелегальных продавцов к уголовной ответственности. Однако на дворе 2022 год, препарат в список так и не включили.

— Конечно, если бы приняли закон в Казахстане, чтобы взяли [продажу «Трамадола»] на контроль, это стало бы выходом. У нас много медицинских препаратов, которые используют [как наркотик]. Полиция не знает, что делать, — говорит врач-нарколог клиники в Астане Абдикадыр Карабаев.

Противники включения «Трамадола» в список наркотиков считают, что простое внесение в перечень проблему не решит: завтра на аптечных полках может появиться новый препарат с немного измененной формуловй и аналогичным действием. И тогда — новый этап борьбы. И так до бесконечности.

«ЛЕЧИТЬ НЕЧЕМ»

Тем временем безнаказанность торговцев «Трамадолом» и «Тропикамидом» ведет к доступности препаратов. Евгений Макаров, употребляющий аптечный опиодный анальгетик много лет, говорит, что «завязать», когда наркотик доступен, крайне тяжело.

— У меня такой случай. Я два месяца как «сухой», беру заказ по работе, и работа идет тяжело, мысль срабатывает «Надо пойти взять «Трамадол» и будет легче». А взять его легко, — объясняет Евгений Макаров.

Самое сложное для тех, кто хочет отказаться от наркотиков — перебороть психологическую зависимость. Макаров несколько раз пытался «бросить» и спустя время снова возвращался к «Трамадолу», но уже в большей дозировке.

— Физическая абстиненция проявляется спустя сутки: колени ломает, психоз, желудок крутит, усталость общая, если спать ложишься, начинает тело выворачивать. Просто страшная ломка. С физической ломки можно сниматься по-разному. С психологической сложней. Для этого нужно все менять, менять окружение, менять сознание, — рассказывает Макаров.

Сложно работать с зависимыми от «Трамадола» и профессиональным врачам-наркологам. Они обращают внимание на то, что в Казахстане просто нет для этого препаратов.

— Есть препараты, которые помогают бороться именно с трамадольной зависимостью, антагонисты «Трамадола», но у нас в Казахстане они не зарегистрированы, у нас лечить нечем. С 2002 года у нас практически ни одного препарата не зарегистрировано для лечения [зависимости] от наркомании, от алкоголизма. Но во всем мире они есть, — говорит нарколог Абдикадыр Карабаев.

Справляются медики только с физическим абстинентным синдромом. Психологическое отвыкание, которое может длиться годами, зависит только от воли самого пациента, отмечают врачи.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями