Популярные темы

Сдулись? Колеблются? Обескровлены? Почему российские войска наступают в Донбассе медленнее, чем ожидалось

Дата: 04 мая 2022 в 12:23 Категория: Происшествия


Сдулись? Колеблются? Обескровлены? Почему российские войска наступают в Донбассе медленнее, чем ожидалось
Стоковые изображения от Depositphotos

Продолжающаяся битва России в Донбассе — это всё что угодно, но только не молниеносное наступление, которое нанесет сокрушительный удар по украинским силам. Почему так происходит и что это значит для хода войны — предмет размышлений.

Самую откровенную оценку того, как продвигается российское военное наступление на востоке Украины, дал человек, хорошо осведомленный о текущем положении дел.

«Общий вывод, к сожалению, безрадостный… В лучшем случае — противник в течение многих недель и даже — не исключено — нескольких месяцев будет медленно и с большими потерями (взаимными, конечно) «выдавливаться» с Донбасса», — написал в Telegram-канале 28 апреля Игорь Гиркин, печально известный российский военачальник и бывший офицер разведки, сыгравший важную роль в ходе разразившейся в 2014 году войны в Донбассе.

«В целом противник обороняется грамотно, упорно, владеет обстановкой и своими войсками», — отметил он.

Двумя неделями ранее ветеран российского спецназа выступил с еще более жесткой оценкой, обратившись напрямую к президенту России Владимиру Путину в видеоролике: «Владимир Владимирович: мы воюем или мы дрочим?»

Потерпев значительные неудачи в первые недели вторжения в Украину, не сумев захватить Киев или другие крупные города и понеся большие потери, российские командиры и политические лидеры переориентировались, перебросив почти все подразделения на восток для наступления в Донбассе.

Части двух областей Донбасса — Донецкой и Луганской — находятся под контролем поддерживаемых Россией сепаратистов с 2014 года. За несколько дней до начала вторжения 24 февраля Путин заявил, что Россия признаёт их независимость.

18 апреля президент Украины Владимир Зеленский сказал о новой фазе российского наступления. На следующий день министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что цель Москвы — «полное освобождение» двух областей.

Так как же все идет? Судя по всему, медленнее, чем ожидалось. Почему? Это более сложный вопрос.

— Не так очевидно, что наступление застопорилось, что оно не принесет результатов, — говорит Конрад Музыка, военный аналитик и директор польской компании Rochan Consulting.

— Мои источники в Украине очень обеспокоены по поводу потенциала России вокруг Изюма, — комментирует он, подразумевая стратегически важный город на востоке Украины и добавляя при этом, что «еще слишком рано говорить» о спаде наступления в Донбассе.

Неудачи российской армии вызвали удивление у многих экспертов, которые прогнозировали, что более многочисленная и лучше вооруженная армия России быстро захватит основные цели — Киев и портовые города, такие, как Мариуполь.

Вместо этого российские войска понесли чрезвычайно большие человеческие и материальные потери от решительно настроенных защитников Украины — факт, в значительной степени объясняемый массированными поставками оружия с Запада.

Россия не публиковала данные о потерях с 25 марта, когда она заявила о гибели 1351 служащего. Однако, по западным оценкам, потери России превышают 15 тысяч, а украинские власти говорят о гибели более 20 тысяч российских военных. Обе эти цифры превосходят потери советских войск за время 10-летней войны в Афганистане.

— Россия пытается совладать с темпами операций, это очевидно, у нее большие потери, ее тактика оказалась неудачной, она сталкивается с более решительной обороной. Они не хотели продвигаться медленными темпами в Донбассе, — считает Костас Тигкос, эксперт по российским вооруженным силам в Janes Group в Лондоне.

ФИАСКО ИЛИ ПРОСТО МЕДЛЕННОЕ ПРОДВИЖЕНИЕ?

По мнению американцев и англичан, наступление продвигается, хотя и очень медленно.

— Мы оцениваем, что российские силы идут медленно и неравномерно, и, честно говоря, мы бы охарактеризовали это как поступательный прогресс в Донбассе. Все еще много возвратно-поступательных [движений] в Донбассе с точки зрения территории, завоеванной и/или потерянной, честно говоря, обеими сторонами, — заявил 29 апреля один из представителей министерства обороны США.

«Анемичным» назвал наступление 2 мая другой высокопоставленный представитель министерства обороны США.

— Россия по-прежнему сталкивается со значительными трудностями. Она была вынуждена объединять и перераспределять понесшие большие потери и разрозненные подразделения после неудачных наступлений на северо-востоке Украины. Многие из этих подразделений, вероятно, страдают от ослабшего боевого духа, — заявило 2 мая министерство обороны Великобритании.

Западные официальные лица на протяжении нескольких недель указывают на проблемы с мотивацией и дисциплиной как на основной фактор неэффективности российских вооруженных сил. Считается, что из-за этого необычное количество генералов отправляется на передовые позиции, а затем подвергается атаке со стороны Украины.

Наблюдатели внимательно следили за затишьем в боевых действиях к северу от Киева, поскольку российские войска отступили и были переброшены на восток ввиду нового приоритета, обозначенного Путиным. Путин также назначил единого командующего, генерала армии Александра Дворникова, чтобы он взял на себя общее руководство наступлением, чего раньше не было.

Однако с тех пор российские войска добились лишь отдельных успехов, например, в направлении Изюма; данные показывают, что украинские силы отвоевали другую территорию в Харьковской области, хотя неясно, было ли это связано с выводом российских войск. Согласно другим разведывательным данным, российское командование стремилось к наступлению с юга и севера, чтобы попытаться окружить украинские силы в Донбассе.

Этого не произошло. Во всяком случае, еще нет.

— Они не вводят в бой все одновременно. У меня создается такое ощущение, что они пытаются вести наступление с постепенным вводом в бой частей и подразделений, не проводить каких-либо существенных операций с этими [подразделениями], а скорее использовать их поодиночке, — говорит Конрад Музыка.

Что получается? Наступление идет на спад или просто идет медленными темпами?

По словам Йохана Норберга, старшего военного аналитика финансируемого государством Шведского агентства оборонных исследований, эти два понятия не исключают друг друга.

— Подавляющая часть российской мощи к настоящему времени исчерпана — за два месяца они понесли довольно крупные потери с точки зрения числа погибших и большого количества техники. У них не остается особого выбора, кроме как делать это медленнее и методичнее. Они тянут не потехи ради, — отмечает Норберг в комментарии Азаттыку.

Вопрос о том, как идет наступление, стал еще более открытым в минувшие выходные, когда российский генерал Валерий Герасимов, по сообщениям, прибыл с визитом в прифронтовой город Изюм к северо-западу от Донбасса.

Аналитики говорят, что это крайне нетипично для высокопоставленного военнослужащего — руководить боями, находясь на передовой позиции на практически любой войне; это еще более нетипично, учитывая, что во время войны в Украине было убито как минимум семь российских генералов.

По словам главного советника Зеленского Алексея Арестовича, 30 апреля было убито несколько высокопоставленных российских офицеров, когда украинские силы нанесли ракетные и артиллерийские удары по командному пункту под Изюмом. Возможно, там было большое число жертв.

Украинские силы также утверждают, что они отразили там российскую атаку.

Сообщается, что начальник Генштаба Герасимов также находился в командном пункте 30 апреля, хотя и покинул его до обстрела украинскими войсками. Бывший министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что Герасимов получил легкое осколочное ранение.

«Возможно, Герасимов пытался установить, почему российское наступление в значительной степени застопорилось на изюмском направлении и стоит ли продолжать вкладывать в усиление их наступательного потенциала в этом районе, вместо переброски сил» в Донецк, говорится в докладе от 1 мая базирующегося в Вашингтоне Института по изучению войны.

По мнению Норберга, визит Герасимова может свидетельствовать не столько о проблемах с руководством и дисциплиной, сколько просто о том, что Герасимов не доверяет чрезмерно радужным отчетам фронтовых командиров и хотел увидеть происходящее своими глазами.

— Хочется увидеть все своими глазами, хочется почуять запах войны, это во многом военный инстинкт Я думаю, что это больше похоже на то, что он хочет увидеть, что происходит, — полагает Норберг.

ПРИЛОЖИТЬ ВСЕ УСИЛИЯ

В Донбассе российское командование «склеивает вместе» подразделения, часть из которых понесла сильные потери на предыдущей линии фронта под Киевом, говорит Майкл Кофман, военный аналитик Центра военно-морского анализа в Арлингтоне, штат Вирджиния.

— На мой взгляд, их шансы на успех [в Донбассе] очень неопределенны, очень зависимы от разных факторов, — сказал Кофман в подкасте на сайте War On The Rocks.

Кофман высказал предположения о еще одной причине, по которой российские командиры действуют медленнее и методичнее.

— По сути, они хотят приложить все усилия, потому что правда заключается в том, что после этого наступления российская армия исчерпает свои силы, если говорить о ее потенциале для будущих наступлений. Как бы ни закончилось это наступление… у них нет потенциала для еще одного крупного наступления в Украине, — считает он.

Что касается более крупных вопросов системного характера, по словам Норберга, Россия приближается к переломному моменту в войне: решение о том, следует ли вводить в бой больше солдат, что может повлечь за собой объявление всеобщей мобилизации.

— Эта неясность боевой обстановки и все такое, но я думаю, что в российских вооруженных силах меньше солдат, чем мы думали. Если бы довоенные цифры были правдой, если бы имелось больше [солдат], они были бы введены сейчас. Но россияне этого не сделали, у них нет сил, чтобы предпринять решительные шаги против украинцев. У России нет обычных вооруженных сил, чтобы сделать большой ход, — сказал Норберг.

Эксперты заявили, что для организации нового крупного притока солдат, потенциально потребуется, чтобы Путин объявил тотальную войну Украине, возможно, представив ее как войну против НАТО, и всеобщую мобилизацию.

— В ближайшие неделю или две невозможно обеспечить более крупную переброску войск или свежего подкрепления, учитывая имеющиеся в распоряжении войска на местах. Маловероятно, что будет интенсификация операций, просто потому, что не хватает солдат, чтобы охватить весь этот фронт, — заключает Тигкос.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Происшествия Владимир Путин Владимир Зеленский
Поделитесь новостью с друзьями