Популярные темы

Пранкеры

Дата: 11 июня 2021 в 21:22


Пранкеры

В Америке о пранкерах сняты десятки комедий. О них пишут рассказы и романы. Киевская журналистка Елена Холоденко представляет украинских пранкеров.

Пранк – в переводе с английского «выходка, шалость, шутка», как правило, это телефонное хулиганство. В общепринятом смысле – злой розыгрыш. Где предел токсичности пранка? И может ли пранк быть добрым?

SoundCloud

Разобраться в тонкостях проказ по телефону нам помогут менеджеры эмоций Дмитрий Чекалкин и Евгений Вольнов. Дмитрий Чекалкин называет себя многопрофильным дилетантом, поскольку попробовал в жизни более трех десятков профессий. Был собственным корреспондентом арабской службы Би-би-си, первым украинским дипломатом на Ближнем Востоке, президентом телерадиокомпании. Почему Дмитрия Чекалкина считают первым украинским пранкером?

Дмитрий Чекалкин: Все наши розыгрыши не злые, а поздравительные. Чаще всего с главным праздником– днем рождения. Человека поздравляют самые близкие люди. Моя задача, чтобы все было максимально позитивно и человек на 2-3 минуте розыгрыша начал смеяться. Начиналось все с розыгрышей даже не именинников, а подписчиков газеты «Киевские Ведомости». Они получали призы, если догадывались, что это шутка. А по идее они должны были догадаться, и разговор заканчивался словами: «Держите улыбку шире! Слушайтесь нас ушами!», и я вручал подарки, призы тем, кого разыгрывал. Все это противоречит традиционному определению пранка, когда человека каким-то образом пытаются оскорбить и унизить.

Но впервые я столкнулся с телефонными розыгрышами, которые действительно были похожи на пранки. Мои старые приятели, к сожалению, уже покойные, Александр Татарский (он основал студию «Пилот», переехал в Москву, может, помните его знаменитый мультфильм «Пластилиновая ворона») и Давид Янович Черкасский (режиссер-мультипликатор, известный многим по мультфильмам «Приключения капитана Врунгеля», «Доктор Айболит») использовали эти розыгрыши, чтобы отомстить художественным руководителям тогдашней советской Украины за то, что их в Киеве не очень привечали.

Есть знаменитый розыгрыш Татарского, записанный на бабинный магнитофон, – он звонил директору киностудии, изображая «Миколу Степановича, який везе йому кавуни на камазі в подарунок від херсонських колег».

Когда я работал в Израиле, меня вдохновили записи легендарных розыгрышей Дан Бен-Амоса, автора словаря современного ивритского сленга, который еще в 80-х годах проводил их на радио. В конце 90-х я руководил телерадиокомпанией «Киевские Ведомости», которая была первым в Украине ретранслятором Украинской службы Би-би-си, и часто ездил в Лондон. Бывал в гостях на радио Capital FM, где выходила программа Стива Пенка (Steve Penk) «Capital Punishment». Его розыгрыши тоже вдохновляли.

Но наши розыгрыши в последние 20 лет строились на приеме поздравительных заявок. Каждый день в Украине 120 тысяч человек празднуют день рождения и как минимум полмиллиона украинцев думают, как их поздравить. Когда ко мне обратились из украинской Книги рекордов Гиннеса, на тот момент я поздравил 30 тысяч именинников.

Дмитрий Чекалкин

Я стараюсь максимально отстраниться от негативных эмоций. Никогда не шутил с правоохранительными органами, на тему здоровья, детей, максимально стараюсь обойти темы, которые могут человека как-то оскорбить. Но по неопытности несколько раз пошел на поводу у заказчиков и пытался шутить на тему супружеской неверности, например. В одном случае я довел девушку до слез, а в другом – ревнивый муж заказчицы, услышав в итоге, что это розыгрыш, сказал мне: «Какой вы нехороший человек, какой вы подлец».

Один-единственный случай, когда я намеренно шел на то, чтобы вывести человека на чистую воду, как-то застращать, случился во время Оранжевой революции. По просьбе одного из ее руководителей я по «вертушке» звонил губернаторам-сепаратистам во время съезда в Северодонецке – и был разоблачен.

Избегать недобрых розыгрышей меня научил и случай с моим коллегой, известным телевизионщиком, который раньше тоже занимался организацией видеорозыгрышей. Его «пранкерство» закончилось тем, что они с партнером по просьбе заказчика подбросили наркотический препарат человеку при пересечении таможни. Человек пережил такой стресс, что нанял дорогих адвокатов, и моего товарища на полтора года посадил в тюрьму за такой розыгрыш. Кстати, в США практически запрещена candid camera – скрытая камера, разве что трансляция канадских передач «Just for Lovers» на американских телеканалах.

Если говорить о розыгрышах высокопоставленных лиц, то в Британии премьера Тони Блэра разыгрывал тот же Стив Пенк. В Израиле еще в 90-е годы пранкеры тоже дозванивались премьер-министру. У меня была серия программ на радио «Селебритис», в которой я разыгрывал российских звезд – Тимоти, Киркорова, Собчак, Кобзона, практически всю первую «тридцатку». Критично и даже морализаторски шутил по телефону над украинскими политиками – Анной Герман, представителем «Партии регионов» Колесниченко, Дмитрием Табачником. Потом начал разыгрывать российских политиков, например, второго человека в партии Жириновского Алексея Митрофанова.

Меня самого часто пытались разыграть. Иногда удачно, иногда я воспринимал серьезный звонок как розыгрыш. Так однажды меня поздно вечером пытались пригласить на торжественный прием принцессы Монако. Я говорил вещи на грани фола: мол, пусть подготовиться – тщательно побреет ноги и вспенит ванну. А через пару дней в ленте новостей увидел, что принцесса Монако как президент Всемирной цирковой ассоциации устраивала в Киеве торжественный ужин, приуроченный то ли к юбилею киевского цирка, то ли выпуску эстрадно-циркового училища.

Евгений Вольнов – пранкерский псевдоним блогера из Киева Никиты Кувикова, детское увлечение которого переросло в профессию. За 12 лет он опубликовал три с половиной тысячи телефонных пранков. Среди объектов его розыгрышей, в частности, участники и сторонники российской агрессии против Украины. Поэтому, представляясь, говорит: официальный спикер Центра «Миротворец» Евгений Вольнов, и иронично добавляет: «…и пранкер Всея Руси, человек, который пытается распространять позитив».

–Я не согласен с тем, что пранки должны быть отрицательными или злыми. Это просто cheat (анл. «обман, разводка, мошенничество») – легко вывести человека из равновесия, используя оскорбление. Может, мне везет, но люди, которым я звоню, разговаривают со мной долго и задушевно. Я не согласен, что звонок, который побуждает изменить поведение или что-то исправить, не приносит радость. Как же? Он приносит радость тому, кто его заказал. Например, решение проблемы с соседом, который давно донимает, когда человек неконтактный, а закон не работает. Или, когда человеку намекают коллеги и друзья, что пить на работе нехорошо, а он не реагирует. Они заказывают у меня звонок, и я пугаю его настолько, что он чуть ли не за сердце хватается. Но этот шок, этот стресс становиться отправной точкой к тому, чтобы он бросил пить, например.

И можно сказать, что это мой конек. Мне куда более интересно видеть результат какой-то социальной инженерии. Win rate, конечно, не стопроцентный, но у меня есть партнерское соглашение с заказчиками о том, что я сделаю все, что от меня зависит.

Перед выборами 2019 года я пытался донести до широкой общественности, что не стоит совершать ошибку. В телеграм-чате объявили набор желающих постоять за деньги на акции с плакатами. Я нашел там же телефон, позвонил одному из студентов и сказал, что нужно записать лозунги для плакатов или выкрикивания – а ля «В Русский мир Команда Зе на колінах приповзе». Он все повторял – это было смешно. В данном случае я использовал пранк, во-первых, для того, чтобы это было позитивно, а во-вторых, как пропаганду или даже контрпропаганду – противодействие идее выбора «зеленых».

Евгений Вольнов

Очень большая разница, как на звонок реагируют в Украине и в России. Все телефонное право, звонки от майоров, полицейских в России работают идеально безотказно. Если звонить не в Москву и говорить, что ты майор из Москвы, абонентам даже фамилия не нужна: все готовы брать под козырек и делать, что от них требуется. У меня была серия звонков в Москву, Минск и Киев и говорил, что я малоподвижный гражданин, меня подвел мой социальный работник и меня нужно отвезти туда-то. Меня, естественно, «послали» в Москве и Минске. В Киеве на радио был отправлен запрос, и тут же кто-то откликнулся из экипажей такси – тут же! Конечно, я с благодарностью отказался, но сам факт реакции на социальный эксперимент потрясающий.

Сколько идет росийско-украинская война, столько я стараюсь использовать пранк как контрпропаганду. Рекомендую посмотреть два документальных фильма, которые были сделаны вместе с Центром «Миротворец»: «Охота на зайца» и «За двома зайцями». И там, и там мы имеем дело с российскими военными, которые хотят наняться в ЧВК «Вагнер». Мы заставили их много чего рассказать, согласиться на то, чтобы убивать мирное население за каких-то 150 тысяч рублей зарплаты и, в конце концов, они из своих Иркутсков приехали в Симферополь, в Крым. То есть мы их разоблачили – поставили под веб-камеры, чтобы потом они не могли сказать, что это был просто разговор по телефону, а делать они ничего не собирались. Подобный документальный фильм, во-первых, демонстрируем, как устроена эта система. Один из военнослужащих жаловался, что армия – это ужасное место, и что люди, у которых нет денег, готовы наниматься и совершать военные преступления, чтобы заработать. А во-вторых, любой следующий, кто попробует таким же образом устроиться в какую-нибудь ЧВК, тот, кто видел наш фильм, будет бояться, что это опять «Миротворец» и Вольнов.

Пранкеры Вован и Лексус – «цепные псы» ФСБ. Письмо якобы от президента Порошенко Надежде Савченко с просьбой прекратить голодовку писала ФСБ. Они используют бренд «Вован и Лексус», чтобы творить всякую «дичь», оставаясь как бы ни при чем. Конечно же, они сотрудничают и сотрудничают весьма давно. Иначе, как объяснить, что Вован и Лексус приезжают презентовать свою книгу в оккупированный Донецк? Но они – ни на что не способные дилетанты, поэтому нам повезло: у врага совершенно плохое оружие.

Стив Пенк

В Британии был случай, когда одна из королевских особ оказалась в больнице, и радиоведущие, которые как правило занимаются пранками, позвонили и «развели» медсестру на информацию. Узнав истинную ситуацию, медсестра покончила жизнь самоубийством.

В свое время в США был повальный сваттинг, когда во время стрима вызывали спецподразделение якобы из-за угрозы людей с оружием, а на самом деле это была игра. Одному шутнику, молодому человеку, который так развлекался, дали 25 лет тюрьмы. Мои звонки в российскую полицию были имитацией семейной драмы: якобы моя дочь закрылась в комнате с моим оружием, я стучу в эту комнату, слышен звук заряжающегося ствола, выстрел – полицейский, с которым я говорил, был в дичайшем шоке, он поверил, что на том конце телефонной трубки кто-то застрелился. Это была целая радиопьеса.

Пранкер – это тонкий психолог. Он чувствует человека, понимает, в каком он состоянии находится. А пранк – это инструмент, который может помочь или что-то донести, или в чем-то разобраться, а также научить управлять эмоциями. Позитив – лучшая из эмоций. Но пранкеры – это эмоциональные менеджеры, они могут вызывать разные эмоции.

Далее в программе: Алкоголь на Севере. Что и как пьют в Карелии.

Сайт заблокирован?
Обойдите блокировку! читать >

Студия подкастов Свободы

Персонализированные новости в вашем кармане скачайте приложение RFE/RL News Самые свежие новости с доставкой на дом узнать подробнее

По сообщению сайта Радио Свобода

Поделитесь новостью с друзьями