Популярные темы

«А что с мирными собраниями?». Реакция на указ Токаева о правах человека

Дата: 10 июня 2021 в 18:53


«А что с мирными собраниями?». Реакция на указ Токаева о правах человека
Стоковые изображения от Depositphotos

9 июня на официальном сайте Акорды появился указ Касым-Жомарта Токаева «О дальнейших мерах в области прав человека», в котором президент дает поручение правительству утвердить план «первоочередных мер» в области прав человека. Азаттык собрал реакцию правозащитников и представителей неправительственного сектора на новый указ.

В указе «О дальнейших мерах в области прав человека» прописаны следующие направления:

Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности:

«КАЗАХСТАН ХОЧЕТ СНОВА СТАТЬ ЧЛЕНОМ СОВЕТА ООН ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА»

– Всегда хорошо, когда принимается указ по вопросу, которым ты занимаешься. Когда президент где-то в послании упоминает права человека и принимает решение, предполагающее протокольные шаги и мероприятия, конечно, это все-таки лучше, чем их не было бы. Подобные указы создают пространства для осторожных надежд, что где-то что-то изменится. Это из позитива. У меня смутное подозрение, что это связано с тем, что Казахстан хочет снова стать членом Совета ООН по правам человека. Страна подала соответствующую заявку. И этот указ издан как раз в поддержку этого желания. В указе ничего не написано про свободу мирных собраний. Потому что, видимо, считается, что принятый ранее профильный закон решил проблему, хотя он ничего не решил. Я очень осторожно ко всему этому отношусь с учетом принятых ранее в области прав человека мер как закон о мирных собраниях, снижение количества членов для регистрации или снижение порога для политических партий для прохождения в парламент – партию при этом зарегистрировать невозможно, декриминализация клеветы, которая по существу не декриминализация, а перевод статьи из уголовного в адмкодекс. То есть пока из того, что было предложено, ничего, с моей точки зрения, прорывного сделано не было.

Елена Швецова, исполнительный директор общественного фонда «Еркіндік қанаты»:

«НАМ БЫ ПРОСТО ДАЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАТЬ, ПЕРЕСТАВ СЧИТАТЬ НАС ОППОЗИЦИОНЕРАМИ»

– Нам лучше бы не мешали работать и дали бы просто возможность существовать, перестав считать нас оппозиционерами, пытающимися дестабилизировать ситуацию в стране. Правительству уже пора повернуться лицом к независимым НПО, понять, чем они занимаются и наладить отношения. Именно мы являемся мостиком между обществом и государством. Не скажу, что мы связываем с данным указом такие большие надежды, но надежда все-таки есть, что может быть что-то все-таки поменяется. Хорошо, что президент хотя бы говорит про подобный план. Должны быть четкие механизмы по его реализации не только в Нур-Султане и Алматы, а во всех регионах и, в частности, в сельской местности. Единственный вопрос, насколько эти меры будут эффективными, дойдут ли они до всех рядовых граждан? Потому что, когда нарушаются права человека в крупном городе, то пострадавшему легче достучаться до госорганов, правозащитников и правоохранительных органов. В регионах все намного сложнее. Например, если взять последний случай нападения на активисток «Феминита» в Шымкенте, то очевидно, что пока центр не подключается, регионы молчат.

Татьяна Чернобиль, юрист и независимый консультант по международному праву в области прав человека:

«ОСОБЕННО СТРАННЫМ ЗВУЧИТ ФОРМУЛИРОВКА «ПРАВО ЧЕЛОВЕКА НА ЖИЗНЬ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК»»

– Очень странный план и странно, что он так внезапно случился. Очень удивилась, что он такой короткий и не совсем конкретный. Это и обнадеживает, и настораживает. Это первоочередные мероприятия, после которых, вроде бы, стоит ожидать дальнейших действий. Но непонятно, на какой срок предлагается данный план и от этого тревожно. Потому что, если эти девять направлений выбраны в качестве приоритетных на последующие годы, то, что тогда делать с остальными правами человека? Один из принципов прав человека гласит, что права человека взаимозависимы, взаимосвязаны и неделимы. То есть нельзя предпочесть одни права другим. Все права человека должны защищаться и реализовываться со стороны государства одинаково. Особенно странным звучит формулировка «право человека на жизнь и общественный порядок», будто государство дарует нам это право. Но права граждан – это не привилегии, а охранять общественный порядок – обязанность государства. Точно также с дискриминацией. Нет права на недискриминацию. Потому что это общий принцип – любое из прав человека должно соблюдаться. В указе ничего не говорится о свободе мирных собраний, например, именно этим правом охватываются одиночные пикеты, которые у нас сейчас регулируются специальным законом. Смею надеяться, что пикеты будут выведены из него и люди не будут привлекаться к ответственности за проведение мирных собраний без уведомления властей. Все перечисленные в указе права мы и так знаем. Неясно, какие дополнительные обязательства государство берет на себя и как оно собирается исполнять свои функции относительно прав человека? У государства таких функций три: уважать, защищать и способствовать наилучшей реализации. Именно это и хотелось бы увидеть в этом плане.

Бахытжан Торегожина, президента общественного фонда «Ар.Рух.Хак»:

«НЕ СТРОЮ НИКАКИХ ИЛЛЮЗИЙ, ЧТО ПРИ ДАННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СИТУАЦИЯ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА УЛУЧШИТСЯ»

– Указ какой-то туманный с общими формулировками. Взят такой диапазон проблем, который вызывает недоумение. За два года президентства Токаева мы убедились в его намерениях, которые почему-то реализовываются недостаточно хорошо либо вообще очень плохо. Взять хотя бы примеры, как изменения в закон о политических партиях, выборах, мирных собраниях или такой смешной закон как «О парламентской оппозиции». Указ принимал сам президент. Нигде он не обсуждался, насколько я знаю. Хотя я хотела бы участвовать в обсуждении, но для меня он стал как гром среди ясного неба. Тот же закон об омбудсмене, который рассматривается сенатом. Нам предлагают высказать свои предложения и замечания, но мы понимаем, что если он уже рассмотрен в сенате, то ничего концептуального изменено не будет. То есть в итоге мнения правозащитников не учитываются. Это огорчает. Поэтому, исходим из подобной практики, когда «хотели как лучше, а получилось как всегда». Но я все равно настроена оптимистично, но не строю никаких иллюзий, что при данной политической системе ситуация с правами человека улучшится.

Дина Смаилова, президент общественного фонда «Общественное движение против насилия «НеМолчи.kz»:

«ЗАКОН ПРОТИВ БЫТОВОГО НАСИЛИЯ НАПРЯМУЮ ДИСКРИМИНИРУЕТ ПРАВА ЖЕНЩИН И ДАЕТ ПРАВО НА ПОБОИ»

– Очень хорошая, обнадёживающая новость. Для нас, НПО, правозащитников и тех, кто борется за права женщин, это мощная поддержка. Когда президент поднимает вопрос дискриминации прав женщин, это серьезный прорыв. Наконец-то! Это давным-давно должно было произойти. У нас действительно права женщин не соблюдены. Если конституция говорит, что дискриминации по половому признаку не должно быть, то законодательство говорит совершенно другое. Закон против бытового насилия напрямую дискриминирует права женщин и дает право на побои. То есть этот закон против женщин.

Мы очень отстаем в этом плане. Например, в Грузии за любые побои жены грозит срок до 1 года. Даже за психологическое насилие сажают в тюрьму, не говоря про более серьезное насилие. За домогательство тоже грозит реальный срок.

Это прямой указ, предусматривающий ежегодный отчет, говорит, что президент поддержал такие организации как наша.

Если Казахстан встал на такой путь и президент дает прямой указ, то в первую очередь надо реализовать криминализацию побоев и домогательств, согласно Стамбульской конвенции. Это рекомендует стране и ООН. Мы рассчитываем на это. После прихода Токаева к власти политическая ситуация по отношению к женщинам сильно изменилась. Был принят закон о сексуальном насилии, ужесточен закон по педофилии, нам разрешили выходить на митинги. То есть уже какие-то перемены мы видим.

Нина Балабаева, директор общественного фонда «Родник»:

«В НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО НЕОБХОДИМО ВНЕСТИ СТАНДАРТ «ВРЕМЯ НА РАЗМЫШЛЕНИЕ»»

– Я как человек, знающий о проблеме не понаслышке, приветствую данный указ и двумя руками «за». Очень рада, что наша целевая группа – жертвы торговли людьми – есть в этом указе. Они на самом деле являются уязвимыми. По-прежнему стоит проблема, когда иностранец, ставший жертвой, имеет те же права, что и гражданин Казахстана, кроме права избирать и быть избранным, но лишен права на получение помощи. И этот дискриминационный момент, который нужно нивелировать. Надеюсь, что это указ катализирует эти процессы и иностранцы войдут в эту целевую группу, потому что к нам едут иностранцы даже в период пандемии. Другая проблема касается международного стандарта «Время на размышление». Это когда, например, человек вызволяется из рабства и с ним сразу начинают проводить следственные мероприятия, допрашивают и так далее. И зачастую сначала он готов писать заявление на обидчиков, а потом меняет показания или вовсе отказывается от претензий. Так вот введение этого стандарта в национальное законодательство предполагает тридцатидневный срок, когда жертве дается время на обдумывание, чтобы принять взвешенное решение. Это должно войти в наше законодательство как норма. Поэтому с этим указом у меня надежды на перезагрузку существующих актов, чтобы человек, реально пострадавший от торговли людьми, получил помощь и защиту. Главное, было бы исполнение этого указа, последующее действие и качественный результат. Мы надеемся, что к концу года какие-то подвижки будут.

Елена Семенова, руководитель общественного объединения «Мы против пыток»:

«ПРЕЗИДЕНТ ДОЛЖЕН СТУКНУТЬ КУЛАКОМ ПО СТОЛУ И СКАЗАТЬ: «ВСЁ!»»

– Когда речь заходит о нарушении прав заключенных или пытках, я всегда говорила, что должно быть волевое решение президента. То есть он должен стукнуть кулаком по столу и сказать: «Все!». И нынешний шаг я расцениваю как тот самый удар кулаком по столу. Нужно принимать срочные меры, потому что все зашло слишком далеко. Я говорю про ситуацию в тюрьмах – бездействие прокуратуры, надзирающих органов, незаинтересованность в раскрытии и ненадлежащие действия правоохранительных органов при досудебных расследованиях. Следствия по фактам пыток проводятся так, что курам на смех. Опрашивают того, на кого жалуется пострадавший, добровольных помощников администраций. Понятно, что они будут отрицать пытки и говорить, что все хорошо. То есть почти невозможно доказать вину. Более того, очень сложно отправить жалобу с учреждения на сотрудников. Людям не дают возможность сообщить о произошедшем, написать заявление или позвонить. Должна быть свободная подача жалоб. И если есть сверху волевое решение, надеюсь, комитет уголовно-исполнительной системы примет его во внимание и не будет больше покрывать своих сотрудников.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Касым-Жомарт Токаев
Поделитесь новостью с друзьями