Популярные темы

Зачем так портить рейтинг? Несостоявшийся закон об убийстве животных

Дата: 17 марта 2021 в 21:52 Категория: Происшествия


Зачем так портить рейтинг? Несостоявшийся закон об убийстве животных

15 марта группа депутатов от партии «Единая Россия» внесла в Государственную Думу законопроект, предполагающий отменить обязательный выпуск бездомных животных на волю после их стерилизации и снять запрет на их умерщвление. Но уже на следующий день сами авторы отозвали этот законопроект.

Инициатива вызвала бурю возмущения в соцсетях, среди зоозащитников и просто людей, любящих животных. Буквально на следующий день от нее отмежевалась даже думская фракция «Единой России», отказав в поддержке. С критикой законопроекта выступил Владимир Бурматов, председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды. «Мы три с половиной года создавали систему гуманного по отношению к братьям нашим меньшим законодательства… Реванша тех, кто десятилетиями зарабатывал на крови животных, не допустим. Мы не дадим протащить живодерские законы», – написал Бурматов в своем Инстаграме. 16 марта авторы, Надежда Максимова, Галина Данчикова и Марина Беспалова, отозвали свой незадачливый законопроект.

Инициатива вызвала бурю возмущения в соцсетях, среди зоозащитников и просто людей, любящих животных

Проблема бездомных животных в России остается очень болезненной. Мало того, подобные инициативы – вернуться к их отстрелу – нет-нет, да и возникают то тут, то там: то в Госдуме, то на уровне отельных регионов. Соответствующие поправки депутаты предлагали внести в закон 2018 года «Об ответственном обращении с животными», принятия которого зоозащитники добивались в течение долгого времени. Из многих уст звучит сегодня критика этого закона, однако, при всем его несовершенстве, он все-таки предполагает гуманное отношение к животным. Там четко прописано: «Животных, содержащихся в приютах…, умерщвлять запрещено, за исключением случаев необходимости прекращения непереносимых физических страданий…». Кроме того, закон предполагает возврат неагрессивных бездомных животных на прежние места их обитания после вакцинации и стерилизации. На все это регионам выделяются средства из бюджета.

Зоозащитники рады отзыву жестокого законопроекта. Однако многие из них отмечают, что, несмотря на существование в стране вполне гуманного закона, бездомных собак и кошек по-прежнему продолжают убивать. Своими наблюдениями с Радио Свобода поделилась Ирина Евдокимова, глава самарской некоммерческой организации «Бездомные друзья».

– Вот у нас на Самару выделено 19 миллионов рублей в год, и даже сейчас все эти деньги идут на убийство животных. Ни копейки не дали ни приютам, ни организациям помощи бездомных животных. Сколько я себя помню, они убивают бездомных животных. Результата нет никакого, собак и кошек на улице все равно очень много, популяция все время пополняется, но они продолжают это делать.

– А как вы понимаете, что животных именно убивают?

– Об этом свидетельствует огромное количество исчезнувших животных, даже домашних. В соцсетях хозяева без конца разыскивают своих собак, их пропадает все больше. В поселке Красная Глинка недавно застрелили двух собак. Одну насмерть, а другой попали в позвоночник: я сама туда выезжала и все это видела. Местные жители написали заявление, хотели найти того, кто стрелял в собак, но полиция отказала в возбуждении дела. Никому ничего не надо, никто и не станет искать. Кроме того, по улицам все время разбрасывают яд, мы постоянно его находим, а собаки травятся. Волонтеры об этом пишут, возят животных в клинику.

Проблема бездомных животных в России остается очень болезненной

У нас есть приют, который очень добросовестно выполняет программу ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, возврат – РС), они стерилизуют, качественно проходит операция, держат потом 20 с лишним дней, чтобы шов зажил, и возвращают на место. Но этому приюту просто не дают работать, чинят препятствия. К тому же один приют не вытянет весь город, нужно иметь несколько таких точек. Должна быть целая городская программа, нужны плакаты: «Возьмите животное из приюта». Но никакая работа не ведется, и информации тоже нет! Нам приходится по-прежнему справляться своими силами.

Стремление уничтожить бродячих собак часто объясняют тем, что они нападают на людей. Но, во-первых, я считаю, что большинство фотографий покусов в интернете – постановочные: какой же родитель будет спокойно смотреть, как собака треплет его ребенка за капюшон, да еще и снимать в этот момент фото или видео?! А во-вторых, в отлов попадают в основном социализированные, добрые, ласковые и даже домашние животные, потому что они не боятся людей, не убегают, и их легче ловить. А дикую, агрессивную собаку не так-то просто поймать. Собаки, которые, возможно, и несут какую-то опасность, как бегали, так и будут бегать (правда, я за свои 60 лет таких опасных собак не встречала, и мои знакомые тоже). К сожалению, люди до сих пор выпускают животных на самовыгул, а еще по-прежнему остается очень много бездомных, особенно после Нового года, потому что «новогодние игрушки» и «подарки» вырастают, и их выкидывают.

Ирина Евдокимова со своими питомцами

В общем, тем путем, которым чиновники пытаются решить эту проблему в течение всей моей сознательной жизни, они ее не решат. Как я понимаю, они и не хотят ничего решать, им нужно просто каждый год получать на это деньги. Если бы они хотели бороться с бездомными животными, они бы давно вынесли законодательный запрет на разведение всех, а особенно крупных пород собак. Можно оставить мелочь, наподобие спаниелей, йорков, всех этих маленьких пород, которые пользуются спросом. Люди не знают, где взять деньги на приюты, так пусть обяжут платить тех, кто разводит ненужное количество породистых животных, которые потом теряются, оказываются на улице!

– Зачем все-таки понадобилась эта инициатива с отменой запрета на уничтожение животных, если их и так сейчас убивают, невзирая на закон?

– Я думаю, этот законопроект, который, слава богу, все-таки отозвали, выгоден людям, работающим с бюджетными деньгами. Причем этими деньгами они ведь распоряжаются, ничего ни с кем не обсуждая. А бюджетные деньги – это же деньги людей, которые любят животных, и как можно эти их налоги тратить на убийство?

Не случайно Владимир Бурматов говорит, что те регионы, которые правильно осваивают бюджетные деньги, не имеют проблем. И ведь, судя по петициям, по опросам в соцсетях, подавляющее большинство населения против таких поправок, за гуманный закон, за то, чтобы не убивать животных. Но закон не работает и не будет работать, потому что его никто не хочет исполнять. Животные никому не нужны.

Я могу рассказать, то происходило у нас в Самаре в прошлом году. Что интересно: ловят не самок, а кобелей и щенков, и есть информация, что их собирали, в том числе, и с «Авито»: даже ловить не надо, на «Авито» отдают щенков – приехали и забрали. На одну собаку выделяется восемь тысяч рублей (это на отлов, передержку, вакцинацию и стерилизацию): что на кобеля, что на самку. Но с самками больше возни, да и поймать их сложнее, и стерилизация их в два раза дороже, вот их и не ловят. А они через полгода еще столько же щенков принесут! Чиновники не работают по программе ОСВВ или неправильно по ней работают.

Это все такая простая арифметика, и что, людям, которые занимаются этим вопросом на законодательном уровне, это не понятно? Я не знаю, о чем они вообще думают. Это просто выкачка денег из бюджета, и все. А уж убить животное – это вообще, к сожалению, самый легкий путь.

– Ну да, не нужно возиться, платить ветеринарам, где-то передерживать, кормить животное: поймать, убить и все. Нет собаки – нет проблемы: так, наверное, рассуждают эти люди.

Этот законопроект выгоден людям, работающим с бюджетными деньгами

– К несчастью, именно так. Вот я на днях видела в Инстаграме у Валуева – он пристраивает щенков, у его знакомого родились то ли алабаи, то ли кавказские овчарки. Вот они не знают, куда их девать, и кто-то же их возьмет, потому что это друг известного человека, а что потом будет с этими собаками? Сколько их, бездомных, шарахается у нас по Самарской области, этих пород, которых люди боятся! Ведь это же своеобразная порода, к ней нужен особый подход, специальные условия. А они их плодят и плодят!

– Программа ОСВВ, которая должна использоваться сейчас по закону, это гуманный метод обращения с бездомными животными. А вот авторы этого ныне отозванного законопроекта писали, что существующий порядок регулирования численности бездомных животных ОСВВ неэффективен и легализует явление бездомности.

– Я категорически с этим не согласна! Прежде всего, эту программу далеко не везде исполняют. Они приняли закон – и тут же все заработало, что ли? Нет, это процесс. Картошка, и та растет три месяца, а тут животные, и проблема запущенная.

– То есть, на ваш взгляд, эта программа эффективна, просто прошло еще слишком мало времени с момента принятия закона, и к тому же он не исполняется?

– Конечно. Такой огромный объем работы, сколько животных годами плодились, сколько их постоянно выкидывают – просто коробками! А вот ввести бы штрафы: выкинули животное – находить хозяина и штрафовать. А так, как сейчас, получается, что все эти деньги – в трубу, и все эти смерти – в трубу! Вот сколько денег выделено на это по всей России, а вопрос не решен! Количество животных на улице только растет, потому что сейчас чуть ли не каждый второй их разводит, продает и пытается на этом заработать, – свидетельствует Ирина Евдокимова, у которой в частном доме живут 70 собак и 18 кошек.


Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных «Вита», уверена, что практика убийства бездомных животных не приносит положительного результата.

– Россия испокон веков умерщвляла животных и не знала другой практики. И это абсолютно неэффективно. Это так называемый «распил бабла», то есть постоянное корыто, которое выбирает огромные, просто миллиардные суммы из государственного бюджета. Видимо, в этом и состоит главная причина того, почему мы никак не можем добиться от наших законодателей принятия шага, который позволил бы кардинально решить проблему, в результате чего животные исчезли бы с улиц. Это же никому не надо, чтобы животные бегали неприкаянные: ни самим животным, ни людям, которые им сопереживают. Мы, естественно, стремимся к тому, чтобы животные все-таки были опекаемы.

Во всех цивилизованных странах эта проблема решается с помощью жесткого государственного контроля за разведением животных. Вводится экономический рычаг, дифференцированная схема: если люди берут животное из приюта, они освобождаются от налога, потому что помогают городу в решении проблемы. Если же они берут животное в дом, неважно откуда, и не стерилизуют его, то платят налог. По мере того, как животное достигает половозрелости, им звонят, напоминают. Мы все это видели, будучи в гостях у знакомой в Лондоне. Ей за 16 дней трижды перезвонили из ветеринарной клиники с напоминанием: «Ваше животное достигло половозреслости. Если вы его не простерилизуете, то будете платить большой налог». И третье: когда люди занимаются разведением как бизнесом, они платят огромные налоги, потому что именно они насыщают вот эту нишу. Но у нас законодатели никак не хотят прийти к этой схеме.

Во всех цивилизованных странах проблема решается с помощью жесткого государственного контроля за разведением животных

Первое, что нужно сделать, – выделить эфирное время на центральных государственных телеканалах, чтобы преодолеть информационный пробел. Сделать хотя бы семиминутные информационные ролики. Люди же не понимают, для чего надо стерилизовать животных. Им нужно показывать, что в условиях города никакого другого варианта нет. А масштабы просто неимоверные! Ведь кошки и собаки плодятся в геометрической прогрессии! За шесть лет пара нестерилизованных разнополых собак может дать в потомстве 67 тысяч особей, пара кошек – 420 тысяч особей (я привожу данные Всемирного общества защиты животных). Это экономическая модель, в которой нужно стремиться к тому, чтобы между спросом и предложением был знак равенства, то есть животных должно производиться на свет ровно столько, сколько их в потенциале хотят взять люди. Вот все это должно быть под контролем государства, а у нас государство никак не хочет этим заниматься. Ему, видимо, так же, как и в случае с плиткой, удобней бесконечные отмывы – выделяются огромные средства на постоянный штат ловцов, на бесконечный отлов животных. При этом рождаются новые собаки и кошки, популяция тут же восстанавливается – и снова отлов. И это нескончаемое корыто, на века, но, видимо, так и планировалось, чтобы оно было.

Ирина Новожилова

Второй очень важный шаг. Нужно, чтобы государство выделило из госбюджета средства на ветеринарные клиники с льготным обслуживанием, потому что у нас многие люди не имеют денег на стерилизацию своего животного. Я с этим сталкиваюсь сплошь и рядом. Спрашиваю консьержку, почему она выкинула кошку, а она отвечает: «У меня зарплата восемь тысяч, а стерилизация стоит две-три тысячи». Очень нужно, чтобы работали такие пункты. Для маленьких городов и сел важно, чтобы из госбюджета оплачивались выездные сессии ветврачей, потому что там многие даже не доберутся до ветклиники, она находится очень далеко. Это такие ветеринарные автомобили, в которых может проходить стерилизация, а потом, уже после операции, хозяева передержат животное десять дней у себя дома.

И, конечно, нужна регистрация животных, чипирование, общий реестр, куда будут стекаться данные как минимум из четырех инстанций: ветеринарных клиник, заводческих клубов, станций по вакцинации животных и приютов. И там будут пометки – «животное стерилизовано». Там же могут быть пометки о вакцинации, и если человек со своим животным переезжает границу региона, уже не нужно повторно делать прививку. Все цивилизованно. Но вот не хотят! Мы 27 лет в движении. У нас уже мозоли на языке от рассказов о том, как решается эта проблема во всем мире. Депутаты Госдумы говорят нам: «А мы не хотим вводить такие непопулярные меры». Значит, во всех городах будут «концлагеря» для животных.

– Если бы подобный закон об умерщвлении бездомных животных был принят, какие возможны последствия?

– Последствия мы видим уже сейчас, когда наспех приняли «Закон об ответственном обращении с животными». В нем нет механизма ограничения разведения, там все в рекомендательной форме: граждане, стерилизуйте своих животных! И кто после этого побежал стерилизовать? Мы предупреждали, что тут должен быть экономический рычаг. Одни люди разводят животных ради бизнеса – и здесь должно быть налогообложение лицензирования, вплоть до квотирования. Вторая категория – это обычные граждане, те, кто плодит собак и кошек по недомыслию. Вот здесь надо вводить налог за нестерилизованное животное. Но Госдума не хочет! Сразу кричит: как это – всех обложить налогом?! Нет, не всех. Так нужно действовать только в отношении тех людей, которые усугубляют проблему. Если все остальные – адекватные граждане, то им можно объяснить, что их нестерилизованное животное дальше будет приносить приплод. Собачка может принести 13 щенков – и что будешь с ними делать? Вот это нужно объяснять людям: в условиях города нет другого пути – или ты стерилизуешь свое животное, или это животное пополнит бесчисленные ряды бездомных и станет достоянием живодеров.

Закон был принят, но поскольку в нем нет действенных мер, как мы и прогнозировали, приюты не построены, и улицы переполняются животными. А Госдума разводит руками и говорит: да, наверное, надо бы нам как-то что-то пересмотреть. Так вы еще ничего не сделали! Нет тех мер, которые работают в цивилизованных странах. Всего лишь три-пять лет – и уже не было бы этой проблемы.

– А насколько эффективно работала в России в последние пару лет программа ОСВВ, то есть, собственно, гуманная альтернатива умерщвлению животных?

– Программа ОСВВ, то есть отлова, стерилизации и возврата на улицу после передержки в приютах – это та стадия, когда животные уже выброшены. У нас сегодня нет собак-парий, которые из поколения в поколения бегают по улице, если говорить о городах-миллионниках (а именно они делали погоду): здесь сеть дорог, животные погибают под колесами, умирают на мусорках и так далее. Но животных на улицах много, а это значит, что чья-то рука постоянно их выбрасывает. В Якутске, например, половина животных города на самовыгуле: люди выпускают их гулять, и они успевают сделать приплод. Поэтому в одном только этом городе, по статистике их ветеринарных служб, около десяти тысяч бездомных животных.

Животных на улицах много, а это значит, что чья-то рука постоянно их выбрасывает

ОСВВ – это когда животное уже бегает на улице. А проблему надо предвосхищать на той стадии, когда оно еще не на улице. Вот в том же Якутске мы предложили и мэру, и главе республики ввести эти меры. Там, к счастью, появилась точка бесплатной стерилизаци. Но кто-то ведь все равно упрется рогом, скажет: «А я не буду стерилизовать, такова физиология«… Вот для таких людей и нужен экономический рычаг: не стерилизуешь – значит, ты потенциальный заводчик, усугубляешь проблему. А берешь из приюта – помогаешь городу, освобождаешься от налога. Только так.

Программа ОСВВ в последние годы в России работала ни шатко, ни валко, как и почти все сейчас работает, но она может служить только дополнением к перекрытому крану, а этот кран не перекрыт. Поэтому государство может продолжать тратить миллионы на то, чтобы бесконечно ловить и убивать, как это было раньше, и точно так же все это будет неэффективно.

– Почему, на ваш взгляд, периодически возникают законодательные инициативы, подобные этой?

– Я могу только предполагать, но я уже очень хорошо знаю почерк Госдумы за 27 лет плотного взаимодействия. Она играет с нами в эту игру. Скорее всего, тут все ходы были заранее запланированы: сделать такой неработающий закон, чтобы потом сказать – ой, вы знаете, по всей видимости, закон не работает, давайте мы вернемся к прежним мерам. А прежние меры – это опять тот же бесконечный распил бабла. Штат ловцов ловит, популяция тут же восстанавливается, и опять ловцы, опять деньги – миллиарды! Госдума же понимала, что принимает закон, в котором нет работающего механизма. А если не понимала, то мы на этой стадии ее предупреждали о том, что будут переполненные «концлагеря», которые мы сейчас и наблюдаем, так называемые ППБЖ – пункты передержки безнадзорных животных. Это даже не приюты! Приюты никто не построил. Строить приюты – это, опять же, всего лишь рекомендация, а каков рычаг-то, который может заставить регионы их построить? Нет таких рычагов. Идут бесконечные игры, такие имитационные шаги: не принимается механизм, который был бы рабочим, а создается иллюзия. Что-то делается, какие-то законы принимаются, а там ничего нет!


Я уже не говорю о том, что мы-то ожидали совершенно другого закона! Мы же за него бились все эти 27 лет! Из 106 народных артистов, которые челом били Путину с просьбой принять закон, уже десятки ушли из жизни, так и не дождавшись этого закона. Мы просили, чтобы там были учтены все сферы использования человеком животных: это сельское хозяйство, животноводство, пушное звероводство, меха, подопытные животные, вся индустрия развлечений (цирки, зоопарки, бои, бега, охота, рыбалка, использование в кинематографе и так далее) и, наконец, животные-компаньоны человека. Но все, что делалось все эти годы, – это очень хитроумные шаги по выбрасыванию из закона всего, что было для нас очень важным. На выходе почти ничего не осталось, то есть просто бросили кость: нате, вот вам закон. Мы потому и в своей петиции это обозначили – или вы так и будете создавать иллюзию решения проблемы, или все-таки вернетесь к тем действенным мерам, которые работают во всем мире. В цивилизованных странах такой проблемы нет!

– Расскажите подробнее о вашей петиции.

– Петиция от зоозащитных организаций опубликована поздним вечером 14 марта. Она коротко говорит о том, что мы уже устали от этих игрищ Госдумы с тем, что закон принимается, но он как филькина грамота, в нем нет рабочих механизмов. Мы поясняем, что нельзя возвращаться к убийству животных, к иллюзорным, неработающим мерам, надо решать проблему, и есть механизмы ее решения – услышьте нас наконец! Мы поясняем: вы виновны в том, что из года в год тысячами мучительно погибают животные, и мы не можем остановить этот поток. Вы виноваты в мучениях людей, которые все эти годы наблюдают за тем, как эти животные страдают, как их убивают, как они томятся в этих «концлагерях», пунктах передержки, где просто, как показали в Якутске, 30 грамм сена, препараты, которые не дают анестезию, промороженные неотапливаемые помещения (на улице минус 50!). Мы обвиняем вас в том, что растранжириваются миллиарды государственных средств, которые могли бы с успехом пойти на решение проблемы. И мы предлагаем действия, которые нужно сделать пошагово, в частности, конкретные поправки в закон «Об ответственном обращении с животными», – рассказывает зоозащитница Ирина Новожилова.

Историю с отозванным законопроектом депутатов от «Единой России» прокомментировал для Радио Свобода Юрий Корецких, председатель правления организации «Альянс защитников животных».

Так портить рейтинг своей партии, да еще перед выборами – это надо постараться!

– Я очень положительно оцениваю отзыв этого законопроекта. И я просто не понимаю логики тех трех женщин-депутатов, которые его внесли: так портить рейтинг своей партии, да еще перед выборами – это надо постараться! Мы же прекрасно понимаем, что Россия идет в направлении гуманного отношения к животным, у нас и в Конституцию были приняты соответствующие поправки, и есть закон, запрещающий убийство животных. И все эти нынешние поползновения вернуть убийство назад обречены на провал и только дискредитируют тех людей, которые пытаются об этом говорить. Я считаю, что, с политической точки зрения, это их ошибка, потому что в связи с этим за один день появилось уже такое количество негативно настроенных людей – и к этим трем женщинам, и к партии, которую они представляют! Информационное пространство просто кипит: люди пишут об этом.

Юрий Корецких

Я изначально понимал, что этот закон не пройдет, потому что ни Комитет по экологии, у которого по этому вопросу четкая позиция, ни Володин перед завершением их созыва не будут смазывать себе репутацию, изменяя ими же принятый закон. Но больше всего меня порадовала именно быстрая реакция и показательная позиция фракции ЕР: они сразу же сделали заявление, сказали, что не допустят убийств. Такая реакция радует меня потому, что она показывает: в ближайшее время подобные инициативы не пройдут, даже если их будет вносить кто-то другой, скажем, Валуев, который тоже продвигает эту тему. Сейчас нет шансов это протащить. Хотя и понятно, что кому-то это выгодно: это же достаточно удобный бизнес, не требующий никаких серьезных организационных усилий: не надо строить приюты, создавать инфраструктуру, переходить на какой-то новый уровень взаимоотношений с бездомными животными. Многие не хотят это делать и продолжают по старинке проповедовать методы убийства. И даже сейчас закон «Об ответственном обращении с животными» саботируется: многие регионы продолжают либо ничего не делать, либо тайно убивать собак и кошек. А подобный законопроект, если бы он был принят, просто узаконил бы уже существующую ситуацию и окончательно развязал руки регионам в плане умерщвления бездомных животных, декриминализировал то, что сейчас является преступлением и рассматривается как жестокое обращение с животными. Мы все это уже видели: как тысячи животных отстреливаются на улицах, складываются в морозилки, сжигаются и так далее. На мой взгляд, возврата к этому уже не может быть.

– В пояснительной записке к несостоявшемуся законопроекту отмечалось: «Закрепление программы ОСВВ в качестве приоритетного метода регуляции численности бездомных животных не имеет под собой научно-практического и правового обоснования и противоречит основным принципам обращения с животными, предусмотренными в статье 4 Федерального закона 498-ФЗ». Что вы об этом думаете?

– Это демагогия. Нет абсолютно никаких доказательств того, что программа ОСВВ не эффективна. Как раз наоборот. Есть статистика от Роспотребнадзора по поводу количества покусов людей животными за последние пять лет (с 2015-го по 2020 год). И по ней отчетливо видно, что в 2020 году (а это первый год, когда новый закон вступил в силу) количество покусов сократилось на 14%.

– Интересно, а где же эти депутаты нашли противоречие программы ОСВВ закону об ответственном обращении с животными, если этот закон как раз и запрещает убийство?

– Никакого противоречия здесь нет. Более того, система ОСВВ полностью соответствует нашему главному закону – Конституции Российской Федерации, в которой записано, что правительство должно формировать ответственное отношение к животным. А убийство животных никак не может считаться примером ответственного отношения к ним!

Как обойти блокировку?

читать >

Студия подкастов Свободы

Персонализированные новости в вашем кармане скачайте приложение RFE/RL News Самые свежие новости с доставкой на дом узнать подробнее
Тэги новости: Происшествия
Поделитесь новостью с друзьями