Популярные темы

Эксперты рассказали о своем видении развития банковского сектора

Дата: 16 марта 2021 в 13:31 Категория: Новости экономики


Эксперты рассказали о своем видении развития банковского сектора
АРРФР готовит новую концепцию

В текущем году финсектор Казахстана обретет новую концепцию развития на ближайшие почти десять лет. Разработкой стратегического документа занимается АРРФР. Пока концепция пишется, «Курсив» решил расспросить банкиров и экспертов об их видении того, как надлежит развивать отечественный банковский рынок.

Официальной информации о документе под рабочим названием «Концепция развития финансового сектора до 2030 года» немного. О том, что работа над концепцией ведется и будет завершена в этом году, сообщила глава АРРФР Мадина Абылкасымова на заседании правительства 23 февраля. По ее словам, в документе будут определены «стратегические направления развития финансового рынка в среднесрочной перспективе».

В свою очередь премьер-министр РК Аскар Мамин отметил, что государство намерено «принять меры по существенному расширению банковского кредитования экономики на основе рыночных механизмов с учетом необходимости обеспечения стабильности финансовой системы и роста экономики». Еще раньше Нацбанк заявил, что к 2025 году планирует полностью выйти из программ кредитования экономики.

«Это позволит устранить искажения в ценообразовании на финансовые ресурсы, что приведет к полноценному развитию финансового рынка и повышению экономической конкуренции в целом», – пояснил логику решения зампред Нацбанка Акылжан Баймагамбетов.

Листая отчеты

О том, как сами банки оценивают состояние банковского сектора, можно судить по информации из последних годовых отчетов БВУ. Тот факт, что эти отчеты были опубликованы во второй половине прошлого года, не отменяет их актуальности, поскольку упомянутые проблемы и негативные тренды на рынке никуда не делись. Почти все основные игроки признают, что в целом значимость сектора для экономики снижается.

«Несмотря на более высокие темпы роста банковского сектора в 2019 году по сравнению с 2018-м (в частности, совокупный кредитный портфель вырос на 7,1% против 1,3% годом ранее. – «Курсив»), его влияние на экономику продолжило снижаться», – констатируется в годовом отчете Халык Банка.

Отношение кредитов к ВВП за год снизилось с 22,3 до 21,4%, а отношение депозитов к ВВП – с 27,6 до 26,1%. Номинальный рост кредитов и депозитов отставал от номинального роста экономики.

«Как и прежде, основными причинами данного отставания стали структурные проблемы казахстанской экономики, ориентированной на экспорт природных ресурсов с низкой долей добавленной стоимости и характеризуемой высокой степенью присутствия государства. Результатом этого является недостаточное развитие, а также медленный рост реальных доходов в секторах, которые не были затронуты государственными мерами по повышению зарплат», – считают в Халыке.

Снижение уровня влияния банковского сектора на экономику продолжилось в 2019 году, отмечают аналитики казахстанского Сбербанка. Основным фактором, по их мнению, стала стагнация в корпоративном кредитовании, продолжающаяся с момента кризиса 2014–2016 годов. Хотя существует и более радикальная точка зрения, согласно которой банковская система РК до сих пор не оправилась от последствий кризиса 2008 года.

В годовом отчете ForteBank говорится, что основным драйвером кредитного рынка по-прежнему являются розничные займы. Их доля в совокупном ссудном портфеле выросла с 36,3% на конец 2018 года до 42,9% на конец 2019-го, при этом почти 70% розничного портфеля приходилось на потребительские займы. В то же время доля корпоративных кредитов составила 27,8%, почти оставшись на уровне 2018 года, а доля займов МСБ сократилась с 33,2 до 26,9%, подсчитали аналитики Forte.

Несмотря на то что совокупные активы БВУ в 2019 году выросли на 6,2%, банковский сектор «продолжает демонстрировать незначительное участие в экономике: отношение активов к ВВП по-прежнему сохраняется на уровне 40%», говорится в годовом отчете Банка ЦентрКредит. Как и годом ранее, базис роста ссудного портфеля обеспечен розничными кредитами (+26,8% за 2019 год), в то время как кредиты корпоративного сегмента выросли на 4,5%, а займы МСБ снизились на 13,3%.

«Розничное кредитование демонстрирует устойчивую тенденцию к росту на протяжении последних трех лет. В структуре займов физлиц основной прирост приходится на потребительское кредитование и ипотечные кредиты, стимулируемые государством», – отметили аналитики БЦК.

По мнению Евразийского банка, в 2019 году банковский сектор продолжил демонстрировать стагнацию.

«Доля активов банковского сектора в ВВП снизилась с 42,9% в 2018 году до 39,6% в 2019-м, несмотря на достаточно хороший прирост депозитов (+5,5%). Также в 2019 году усилился общий тренд направленности банков в сторону обслуживания населения как в части привлечения депозитов, так и в части кредитования», – говорится в годовом отчете Евразийского.

В АТФБанке считают, что роль банковской системы в экономике ослабевает начиная с 2016 года, при этом 2019 год характеризуют как «год восстановления после двухлетнего периода банкротств, слияний и поддержки банков со стороны государства».

«В целом банковская система РК по итогам 2019 года имела как слабые стороны, в числе которых стремительный рост розничного кредитования, высокий уровень долларизации ресурсной базы, снижение роли в экономике, так и сильные, в том числе значительный запас ликвидности, а также возможности для развития высокотехнологичных и сервисных решений. Рост доли банковского сектора в ВВП возможен после решения ряда структурных проблем в экономике, которые ограничивают рост банковского кредитования бизнеса», – говорится в годовом отчете АТФ.

Хотя все крупнейшие БВУ страны заявляют о снижении роли банков в экономике, прибыль сектора тем не менее растет. «Изменения в структуре ссудного портфеля в пользу более доходных розничных кредитов, а также снижение стоимости фондирования способствовали росту доходности банковского сектора. По итогам 2019 года чистый процентный доход, связанный с получением вознаграждения, по системе составил 1151 млрд тенге против 981 млрд в 2018-м, что привело к росту чистой процентной маржи», – отмечается в годовом отчете БЦК. Халык в своем отчете подчеркивает, что в 2019 году чистая прибыль сектора достигла 812 млрд тенге, и это рекордное значение за последние восемь лет. Этому тренду не смогла помешать даже пандемия. В 2020 году банки сообща заработали хоть и меньше (726 млрд тенге), но эта сумма включает в себя убытки АТФ и Нурбанка в размере 120 млрд и 48 млрд тенге соответственно. Без них сектор установил бы новый рекорд.

Предвкушая события

«Курсив» обратился в крупнейшие универсальные банки страны, а также к профессиональным экспертам с просьбой ответить на два вопроса: какие ключевые меры, способствующие дальнейшему развитию банковского сектора, следует прописать в разрабатываемой концепции? какие основные внутренние проблемы сегодня препятствуют здоровому росту сектора и как их можно решить в том числе в рамках разработки и последующей реализации концепции? Из десяти банков, куда были направлены запросы, ответить согласились три.

Пресс-служба Сбербанка, отвечая на первый вопрос, предложила перечень из четырех мер. Во-первых, повышение устойчивости базы фондирования, которая зависит от надежности банковской системы в целом и системы страхования вкладов. Во-вторых, формирование и развитие эффективной инфраструктуры рынка, развитие рынка межбанковского кредитования, создание условий для развития новых финансовых инструментов, продуктов и услуг, продвижение высокотехнологичных дистанционных услуг по всей территории страны. В-третьих, повышение охвата населения и субъектов экономики финансовыми услугами, повышение финансовой грамотности потребителей финансовых услуг и уровня защиты прав населения в сфере финансовых услуг. В-четвертых, повышение инвестиционной привлекательности рынка для инвесторов, как внутренних, так и внешних.

В Нурбанке считают, что в текущей ситуации, с учетом реального состояния МСБ, преждевременно говорить об исключении и даже о снижении господдержки реальных секторов экономики. По мнению банка, возможна переориентация такой поддержки, в том числе путем применения следующих мер:

– стимулирование долгосрочных тенговых банковских вкладов рыночными методами, вплоть до хеджирования от риска девальвации через гарантирование возмещения ставок от КФГД;

– развитие рынка синдицированных займов с участием государственных фининститутов совместно с частными банками;

– развитие рынка и механизма гарантирования перспективных проектов (как МСБ, так и крупного бизнеса), находящихся на стадии роста, путем безусловного гарантирования в качестве обеспечения обязательств предпринимателя, а также создания скоринга (перспективная отрасль, доля и растущая емкость рынка, положительное финансовое положение, кредитная история);

– развитие рынка международных платежей и уменьшение себестоимости. Для этого необходимо развитие рынка платежей напрямую со страной-бенефициаром, для чего требуется поддержка со стороны Нацбанка путем гарантирования определенного лимита на банки РК;

– развитие рынка межбанковского кредитования.

«Это вопрос о доверии казахстанских банков, которые в 2015 году перестали кредитовать друг друга. В данном вопросе Нацбанк мог бы выступить не только в качестве регулятора, но и организатором этого рынка», – пояснили в Нурбанке.

Отвечая на второй вопрос, в Нурбанке сообщили, что одна из главных проблем на сегодня – это риск девальвации, «поэтому необходимо снизить зависимость от валютного фондирования». Еще одна проблема – нехватка ликвидного залогового обеспечения. Для ее решения, считают в банке, необходимо гарантирование фондом «Даму» как малых, так и крупных проектов во всех приоритетных отраслях экономики. Совершенствование законодательства для развития инвестиционного банкинга и пересмотр существующих пруденциальных нормативов также помогут развитию реального сектора. Наконец, необходимо усовершенствование рынка ценных бумаг крупных казахстанских эмитентов путем создания отечественного рейтинга под требования БВУ. «Создание механизма гарантирования данного рынка на примере КФГД позволит защитить интересы инвесторов, в том числе банков», – подытожили в Нурбанке.

Председатель правления Банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло отметил: «Мы всегда приветствуем действия госорганов, направленные на развитие здорового рынка». Но стоит понимать, продолжил он, что «чистая рыночная экономика», которой государство не помогает или помогает минимально, – это довольно жесткая среда. «Если разработка рыночных механизмов предполагает сокращение объемов господдержки в реальном секторе экономики, мы, конечно, это поддержим, потому что чрезмерная забота государства о МСБ часто приводит к тому, что бизнес на дотациях расслабляется и не стремится к развитию, а это в итоге замедляет темпы экономического роста. Но стоит помнить, что в любой стране есть такие слои населения и виды бизнеса, которым нужна господдержка, иначе они просто не выживут. А есть и другие – те, кто, наоборот, чувствуют себя комфортно исключительно в рыночных условиях. И тут очень важно соблюсти баланс социально-экономических сил. Идея хорошая, но очень многое будет зависеть от механизмов ее реализации», – сказал Забелло.

Экспертиза

Ирина Велиева, директор направления «Финансовые институты и государственные финансы» S&P Global Ratings

Мы как рейтинговое агентство можем только оценить фактическое состояние сектора и не даем советов и рекомендаций по разработке ключевых мер. Среди слабостей банковского сектора Казахстана можно в первую очередь выделить высокий объем проблемных активов на балансах банков (порядка 20% портфеля по МСФО). И это несмотря на ежегодные масштабные меры по расчистке банковской системы, принимаемые регулятором.

Бремя плохих активов ведет к тому, что возможности роста для банков ограничены – роль банковского сектора в экономике страны существенно снизилась за последние десять лет, отношение кредитного портфеля к ВВП по итогам 2020 года составляет всего порядка 23%. Это крайне низкий показатель даже для развитых экономик. Тем не менее масштабная расчистка сектора и переход к устойчивому росту и расширению роли в экономике невозможны без улучшения прозрачности и качества корпоративного управления в банках, без повышения ответственности собственников и менеджмента банков за результаты управления финансовыми институтами. Изменения в области корпоративного управления требуют продолжительного периода времени, и результаты будут заметны не сразу.

Семен Исаков, вице-президент – старший аналитик Moody’s

Основной проблемой в банковском секторе РК на сегодняшний день является крайне высокий уровень процентных ставок, что делает банковское кредитование малопривлекательным, особенно для корпоративных заемщиков. Высокие объемы субсидированного кредитования через государственные институты развития также отвлекают на себя часть бизнеса, который теоретически мог бы достаться коммерческим банкам. Для исправления данной ситуации необходимы более низкие темпы инфляции в сочетании c существенным ростом доверия к долгосрочным сбережениям в тенге. Это поможет привлечь новых заемщиков, а также позволит текущим заемщикам успешно обслуживать большие объемы кредитной задолженности.

Аскар Елемесов, глава офиса АКРА в МФЦА

Проблемы отечественного банковского сектора достаточно многочисленны. Среди них, условно, есть характерные для банков по всему миру, есть более присущие нашему региону и даже конкретно Казахстану.

Например, одной из заметных глобальных тенденций последних лет стало ускоренное проникновение в разные сектора экономики так называемых подрывных технологий (disruptive technologies). Термин переведен не слишком точно. По сути, речь идет о разрушении существующих рынков и цепочек добавленной стоимости и создании новых. Финансовая отрасль наряду с несколькими другими (например, с образованием и сельским хозяйством) вошла в число наиболее подверженных внедрению подрывных технологий и ускоренному переформатированию. В результате в выигрыше оказываются либо наиболее крупные фининституты, как располагающие самым большим объемом капитала для долгосрочных и рискованных инвестиций в новые технологии, либо наиболее креативные мелкие игроки. Одним из ярких проявлений этого всемирного процесса конкретно в нашей стране стало усиление концентрации в секторе. Например, по чистой прибыли: три системообразующих банка в последние годы быстро наращивали свою долю в совокупном показателе всего сектора (в 2018-м – 67,8%, в 2019-м – 68,3%, в 2020-м – 90%).

Однако есть и страновая специфика. В частности, много критики в последние годы звучит в адрес банков Казахстана из-за стагнации объ­емов кредитования так называемого реального сектора экономики. Действительно, если сравнить показатели кредитования по крупным странам нашего региона либо со среднемировыми показателями, то достижения Казахстана выглядят весьма скромно (см. таблицу).



С большой долей вероятности потенциал роста рынка банковского кредитования в РК в ближайшие годы невысок. Во многом это определяется сырьевой направленностью экономики и высоким удельным весом крупных иностранных игроков в добывающих отраслях. Предприятия, находящиеся под прямым иностранным контролем, в нашем регионе в основном предпочитают финансироваться напрямую на международных рынках. Они редко прибегают к заимствованию в местных банках. Таким образом, страны с наибольшей долей иностранного присутствия в национальной экономике (Азербайджан, Казахстан) также демонстрируют наихудшие показатели в банковском кредитовании.

В последние годы зарубежные акции и криптовалюты привлекают повышенное внимание казахстанских розничных инвесторов, ищущих более доходные/ликвидные вложения, нежели банковские депозиты. Само по себе это нормально, однако этот процесс не имеет положительного влияния на национальную экономику. На мой взгляд, наиболее перспективным направлением для финансовой отрасли РК в целом является ускоренное развитие ее небанковских сегментов, таких как рынок ценных бумаг и страхование. В частности, необходимо отразить в концепции важность такого инструмента, как секьюритизация, который мог бы придать импульс рыночным инвестициям в реальный сектор.
Тэги новости: Новости экономики Аскар Мамин
Поделитесь новостью с друзьями