Популярные темы

После 500 дней кошмара. Условный срок для Анастасии Шевченко

Дата: 18 февраля 2021 в 19:42


После 500 дней кошмара. Условный срок для Анастасии Шевченко

Октябрьский суд Ростова-на-Дону 18 февраля приговорил к 4 годам колонии условно активистку «Открытой России» Анастасию Шевченко. Её признали виновной в сотрудничестве с «нежелательной организацией». Прокуратура просила для нее пять лет колонии. Шевченко виновной себя не признала.

Анастасия Шевченко – преподаватель, активист, многодетная мать и бывший член федерального совета движения «Открытая Россия». Именно за поддержку этой организации Шевченко оказалась на скамье подсудимых. В начале 2019 года против нее возбудили уголовное дело – первое в России – по статье 284.1, «Сотрудничество с организацией, признанной в России нежелательной». С тех пор, уже более 500 дней, Анастасия Шевченко находилась под домашним арестом. За время следствия она потеряла старшую дочь, у неё осталась ещё одна дочь и младший сын.

В суду к 10 утра поддержать подсудимую приехали мать Анастасии Шевченко и ее дети.

Анастасия Шевченко с мамой и сыном в суде, 18 февраля 2021 года

Также к Октябрьскому суду приехала муниципальный депутат Юлия Галямина и телеведущая Ксения Собчак, чей предвыборный штаб в Ростове-на-Дону в 2017 году возглавляла Анастасия Шевченко.

Приговор оглашали более пяти часов. Суд признал Анастасию Шевченко виновной и назначил ей наказание в виде 4 лет колонии условно. Также активистке назначено 4 года испытательного срока.

До вступления решения суда в силу она будет находиться под подпиской о невыезде, домашний арест ей отменили.

Октябрьский суд Ростова-на-Дону начал рассматривать дело против нее 18 марта 2020 года, 8 февраля 2021 года Анастасия Шевченко выступила с последним словом:

Анастасия Шевченко и ее дочь Влада в суде Украдкой снимают меня на видео, чтобы память осталась, голос мой записывают. Вам этого мало? Когда вы напьетесь моей крови?

«Если вы считаете, что домашний арест с двумя детьми в течение более двух лет – это не наказание, то я вам немного расскажу про это, – говорила Шевченко в суде. – Расскажу вам, как дети мои во время обыска боялись, но ни слезы не проронили. Как дочка моя, которая здесь присутствует, тайком мне конфетки в сумку изолятора подкладывала. Как к старшей дочери в больницу не пускали, как бы я ни просила. Как сын мой ночью просыпался и кричал: «мама!». Как девочка в 14 лет стала взрослой, никакого переходного возраста не было, господи. И как они сейчас вдвоем после брошенной вскользь прокурором фразы про пять лет считают дни и ждут приговора, считают последние дни с мамой. Украдкой снимают меня на видео, чтобы память осталась, голос мой записывают. Вам этого мало? Когда вы напьетесь моей крови? Я считаю, что это наказание после наказания».

Дело Анастасии Шевченко началось 21 января 2019 года. Тогда к ней в квартиру пришли сотрудники правоохранительных органов, провели обыск и задержали активистку. Спустя два дня её отправили под домашний арест. 30 января 2019 года Анастасии Шевченко предъявили обвинение. По версии следствия, она принимала участие в деятельности движения «Открытая Россия», которое, как следовало из постановления, признано нежелательным на территории Российской Федерации.

Поводом для возбуждения дела стали два мероприятия, за участие в которых Анастасия Шевченко привлекалась к административной ответственности. Сначала ее оштрафовали на 5 тысяч рублей за участие в дебатах в Таганроге в 2017 году, она в них участвовала как координатор «Открытой России». Затем – на 6 тысяч рублей за организацию семинара «Открытые выборы», где читали лекции бывшие депутаты из Москвы. Несмотря на наличие штрафов, Шевченко, как посчитало следствие, не прекратила сотрудничество с «нежелательной организацией» и, например, приняла участие в акции «Надоел», которую «Открытая Россия» проводила в 2017 году.

Анастасия Шевченко

При этом «нежелательными организациями» в апреле 2017 года Генпрокуратура России признала зарегистрированные в Великобритании и связанные с Михаилом Ходорковским структуры Open Russia Civic Movement и OR (Otkrytaya Rossia). В движении «Открытая Россия», членом которого являлась Шевченко, неоднократно заявляли, что оно не связано с этими структурами. Это же, по сути, заявил и официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной в интервью «Эху Москвы» в 2017 году: «Что касается, как я сказал уже, общественного сетевого движения «Открытая Россия», – ничего против их деятельности мы не имеем».

На дело Анастасии Шевченко, возбужденное спустя два года после заявлений Генпрокуратуры, это никак не повлияло.

Сама Анастасия Шевченко вину не признала. Выступая в суде, она подчеркнула, что сотрудничество с «Открытой Россией» никогда не скрывала и, по сути, просто боролась за лучшее будущее для своих детей:

Я просто хочу, чтобы мои дети и ваши дети жили в чистом красивом городе, в стране, где соблюдаются законы и права человека

«Представляла российское общественное движение «Открытая Россия», считала тогда и сейчас, что объединение российских граждан не может быть нежелательным. Эту же позицию подтвердил представитель Генпрокуратуры Куренной. Я вообще выступаю категорически против этой статьи, потому что считаю, что прокуратура не может незаконно преследовать российских граждан, не имея на то никаких оснований. Свое участие в российском движении «Открытая Россия» я никогда не скрывала. А наоборот, с гордостью везде говорила. Поскольку я выступаю за открытый диалог власти и общества, за открытые дебаты, а не пинки из-за запотевшего забрала; за открытые отношения с другими странами, честные правила бизнеса, за открытые честные выборы, новости в СМИ. В чем моя вина в таком случае? Я просто хочу, чтобы мои дети и ваши дети жили в чистом красивом городе, в стране, где соблюдаются законы и права человека, где нет политических репрессий».

На следующий день после предъявления Анастасии Шевченко официальных обвинений, 31 января 2019 года, умерла ее старшая дочь – Алина, которая по состоянию здоровья находилась в психоневрологическом диспансере. На суде по избранию меры пресечения активистка просила не арестовывать ее, чтобы она могла ездить навещать дочь, но суд отказал. Когда Алине стало плохо, следователь не сразу отпустил мать к больной дочери, несколько раз отказывал в ходатайствах, в итоге с ребенком Анастасия Шевченко успела только попрощаться.

Акция в Казани в поддержку Анастасии Шевченко, февраль 2019

Условия домашнего ареста Анастасии Шевченко смягчили только весной 2020 года, когда начался судебный процесс. Ей разрешили ежедневные прогулки, разрешили посещать больницы, аптеки и продуктовые магазины, частично пользоваться интернетом — чтобы преподавать.

Дочь Анастасии Шевченко Влада стала вести в интернете дневник домашнего ареста матери, и выкладывала посты под хештэгом #ХроникиДомашнегоАреста

Russian Echo Widget

Студия подкастов Свободы

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии

«Свобода» на кинофестивалях

Поделитесь новостью с друзьями