Популярные темы

Никлас Бендтнер: скандалы в «Арсенале», квартира «любви» в Бирмингеме и детство на «Дерьмовом острове»

Дата: 14 января 2021 в 11:54


Никлас Бендтнер: скандалы в

Датский нападающий Никлас Бендтнер в 2020-м году задумывался над завершением карьеры (официально о ее завершении он до сих пор не объявил, хоть и находится без клуба с января минувшего года, — прим. авт.), которая сложилась для него далеко не так ярко, как ожидали многие. Да, он входит в число лучших бомбардиров сборной своей страны, играл в АПЛ и Серии А за ведущие клубы, но все же немалая нотка недосказанности в его карьере ощутима всем, кто с ней знаком. Одной из причин стал сложный характер футболиста и его предпочтения в сторону куража и отрыва. О безумной молодости, аресте, отношениях с Венгером и многом другом футболист рассказал в интервью журналу «FourFourTwo».

— Вы выросли в Амагере (самый густо населенный остров Дании, — прим. авт.), у которого есть восхитительное прозвище «Дерьмовый остров». Почему он носит такое название, и как проходило ваше детство там?

— (улыбается) Все просто. Он называется так, потому что именно туда идут все канализации Копенгагена.

Что касается моего детства, то оно было по истине счастливым. Я никогда не был ребенком, который мог спокойно усидеть на месте. Мне всегда нужно было чем-то занять себя, найти какие-то приключения. Даже когда учился в школе, то всегда думал не об учебе, а о том как бы побежать скорее играть в футбол с друзьями.

Публикация от Nicklas Bendtner (@bendtner)

— Почему однажды одноклубник помочился на твою одежду?

— (громко смеется) В тот период обычно играл с парнями на пару лет старше меня. Это означало, что атмосфера в раздевалке была жесткой и непростой, как и отношение ко мне. У нас было много детей с разных семей и с разными проблемами. Я же был простым парнем, который пытался немного повеселиться, подшутить и влиться в коллектив, но, как оказалось, не сильно был к этому готов.

Некоторые игроки постарше решили разыграть меня, поэтому взяли и помочились на мою одежду, бросив ее в мусорный мешок. Тогда я был очень юн, поэтому этот прикол перенес тяжело.

— Как проходил твой трансфер в «Арсенал» летом 2004 года? Правда ли, что ты мог оказаться в «Манчестер Юнайтед»?

— Я хорошо сыграл в трех матчах за сборную Дании U-17, оформив хет-трик в ворота сборной Армении. После этого мне поступило много предложений, причем несколько клубов сразу же давали контракт без каких-либо просмотров.

С самого детства всегда следил за «Арсеналом», поэтому был полностью настроен перебраться в лондонский клуб, узнав об их интересе ко мне. Поехал на «Хайбери», и это казалось полностью правильным решением. Встретив Арсена Венгера и Патрика Виейра, сразу же почувствовал себя как дома.

Что касается «Манчестер Юнайтед», то интерес действительно был, но чуть позже. Он появился, когда мне было 18 лет во время выступлений в аренде за «Бирмингем». К тому моменту я еще не подписал свой первый профессиональный контракт с «Канонирами», поэтому МЮ решил сделать попытку заполучить меня.

Знаю, что были переговоры между клубами, но они ни к чему не привели. Я даже ни разу не общался лично с сэром Алексом Фергюсоном. Но, если бы эта встреча и состоялась, то ответил бы МЮ, что мое сердце принадлежит лишь одному клубу — «Арсеналу». Между прочим, как интерес «Красных дьяволов» отпал, мной заинтересовалась и мюнхенская «Бавария», но итог был прежним.

— В сезоне 2006/2007 ты ушел в аренду в «Бирмингем», где забил 11 голов в 42 поединках. Насколько она помогла твоей будущей карьере?

— С футбольной точки зрения это был действительно важный этап. Я перешел от тренировок с резервом «Арсенала» к работе с основной командой «Бирмингема», которая тогда пыталась добиться выхода в Премьер-лигу. У них был хороший тренер, многому научился там.

Но я не был полностью готов к околофутбольной жизни. Не понимал, в какой омут попадаю. Я был все еще маленьким ребенком, который пытался быть принятым в новом окружении. Скажем так, просто плыл по течению.

У меня стало гораздо больше свободы в Бирмингеме, когда получил свою собственную квартиру.

— Вы называли ее «shag pad» (траходром, место для любовных похождений, — прим. авт.)?

— Это правда! В том возрасте я очень любил девушек (улыбается). На самом деле, как и сейчас. Но есть одно отличие — теперь люблю только одну.

Публикация от Nicklas Bendtner (@bendtner)

— Как складывались ваши отношения со Стивом Брюсом, которому удалось выжать из тебя максимум в то время?

— Я мог быть с ним откровенным. Однажды меня вызвали в его офис. Он узнал, что на минувшей неделе меня не было дома на протяжении четырех ночей. Я ему ответил: «Вообще-то, меня не было пять ночей!». Что он сделал? Представляете, просто засмеялся.

Стив с первого дня заставил меня чувствовать себя в Бирмингеме как дома. Он всегда пытался пройти со мной через трудные времена и показать, как нужно справляться с появившимся давлением. Я могу долго хвалить его, ведь Стив Брюс очень импонирует мне.

Знаешь, однажды в моей карьере он узнал, что я сильно увлекся азартными играми. Он позвонил мне в тот же миг и сказал: «Пожалуйста, оставь это в покое, малыш, это неправильный путь!». Стив всегда заботился обо мне, даже когда я уже не был в его команде.

— Во время одной из тренировок ты сказал Тьерри Анри заткнуться. Как он отреагировал, и помогал ли он тебе освоиться в клубе?

— Он не был доволен этому! (улыбается) Тьерри был королем в «Арсенале», а я — никем. После этого он постоянно подходил ко мне, пока мы занимались, много критиковал меня — оказывал немалое внимания. Но это было совершенно справедливо. Он поставил меня на место!

Несмотря на эту ситуацию, он нашел время, чтобы сесть со мной и пообщаться. Анри объяснил мне, как нужно вести себя в «Арсенале», а также что значит быть футболистом не только в этом клубе, но и в целом. Он знал, как добраться до вершины, а я знал, что мне нужно слушать его и внимать каждому слову.

— В 2007 году ты стал автором самого быстрого гола в Премьер-лиге, забитого игроком вышедшим на замену — 1,8 секунды. Помнишь этот взятие ворот?

— Домашний поединок с «Тоттенхэмом». Я стоял у бровки поля, готовый ворваться в игру. Помню, как Арсен Венгер похлопал меня по спине и сказал: «Иди и делай разницу!». Я максимально настроенный отправился прямиком в штрафную, куда Сеск отлично подал. Мой прыжок был невероятным — так высоко сиганул (схватился за голову)...

Это позволило мне вколотить мяч головой в ворота. Забив гол, совершил сумасшедший спринт: бежал до тех пор, пока Коло Туре не повалил меня на газон. Это был замечательный момент, в тот миг по-настоящему ощутил себя частью команды.

— Каково было работать под руководством Арсена Венгера? Чувствуешь, что подвел его, или наоборот — он мог сделать для тебя больше?

— Понимаешь, должен был быть диалог, а не монолог. Были моменты, когда чувствовал, что у меня все хорошо, и я обязан играть с первых минут, но он просто меня не ставил. Это было очень болезненно и било по моей уверенности. Я мог бы сделать следующий шаг вперед, если бы не был столь дотошным...

Но, несмотря на нашу ситуацию, считаю, что Венгер был выдающимся тренером. Он всегда ставил команду в своей жизни на первое место, не думал о себе. Он заботился о клубе и его перспективах с максимальной отдачей, и об этом знали все.

— Какая была ваша самая большая ссора с Венгером? Тот самый случай с предложением от «Кристал Пэлас»?

— Да, он самый. Мы уважали друг друга, приятно общались и были честны в наших разговорах. Но летом 2013 года я хотел покинуть команду, «Кристал Пэлас» сделал отличное предложение. Но сделка сорвалась, потому что «Арсенал» не смог найти замену.

Позвонил Венгер и сказал: «Извини, ты не можешь уйти». Это было для меня сильным ударом, так как всю неделю ждал этого перехода. Я назвал Арсена дрочилой и мудаком, чтобы вынудить его продать меня, но это не сработало.

Этот момент показал мне его характер, потому что Венгер объяснил, что это было ради блага клуба, в котором я остался. С ним было трудно спорить. Это был единственный раз, когда у нас состоялся жаркий разговор. Все остальное время только он кричал на меня!

— Однажды ты публично заявил, что являешься одним из лучших нападающих в мире. Искрене верил в свои слова?

— На самом деле я лишь сказал, что хочу стать одним из лучших нападающих мира. В то время я забивал много голов, плюс в юности мне выписывали много авансов, так что это неудивительно, что ставил себе такие цели. Должен был верить в это, ведь все хотят быть максимально хороши в своем деле, насколько это возможно.

Я всегда открыто говорил о своих убеждениях и о том, как и в каком направлении хочу двигаться, в то время как другие люди молчат и не боятся что-либо говорить. Правда, это может иметь неприятные последствия для вас, как случилось и в моем случае.

— Как вы отреагировали на действия Уильяма Галласа в Бирмингеме в 2008 году? Что почувствовали вы с одноклубниками в тот момент?

(Капитан лондонского «Арсенала» Вильям Галлас удивил всех своей реакцией после матча с «Бирмингемом». Защитник был в ярости, когда на последней минуте матча Гаэль Клиши заработал пенальти, который позволил бирмингемцам уйти от поражения, к тому же в том матче тяжелую травму получил форвард Эдуардо. После финального свистка Галлас сел неподвижно на газон, не отвечая на вопросы одноклубников, поэтому тренер команды Арсен Венгер был вынужден лично отвести игрока в раздевалку. После этого возникло мнение о том, что француз недостоин звания капитана и подаёт плохой пример игрокам. Результаты команды, кстати, также покатились вниз. В том же году он жестко раскритиковал молодых одноклубников и атмосферу внутри коллектива, за что был сослан в дубль, — прим. авт.)

— Галлас был победителем по жизни. Он всегда хотел выигрывать любой ценой, поэтому иногда такие эмоции могли брать верх над ним, да и любым футболистом в подобной ситуации. Мы все знали, за что он бился и с какой отдачей это делалось.

Как команда, вы всегда стараетесь поддерживать друг друга. Все понимают, что разные люди реагируют по-разному. Поэтому для нас, его одноклубников, эта реакция после матча не стала какой-то проблемой.

— Что произошло между тобой и Эммануэлем Адебайором в игре против «Тоттенхэма» в 2008 году — он ударил тебя головой? Какими были ваши отношения после этого?

— Наши отношения с Эммануэлем с первых дней были далеки от идеальных. Мы никогда не ладили.

В том матче мы проигрывали «Тоттенхэму» в Кубке Лиги 1:5, поэтому все были подавлены — каждый игрок сыграл в той встрече просто ужасно. Во втором тайме вышел Адебайор. На поле у нас произошел горячий спор. Это все продолжилось, когда наша команда подавала угловой: он подошел ко мне и толкнул обеими руками, а после даже ударил головой в нос, оставив небольшой порез. Нас быстро разняли.

Вернувшись в раздевалку, у нас вновь повторилась небольшая стычка. Уже на следующий день мы пошли в офис Венгера, где нас ждал приговор за свое поведение — солидный штраф. Мы оба отнеслись к этому решению клуба с пониманием.

После этого мы ни разу не выходили на поле вместе ни в составе «Арсенала», ни в составе какой-либо другой команды. Венгер не имел ничего против того, чтобы мы ненавидили друг друга. Он лишь сказал, что какими бы не были наши отношения, мы обязаны вести себя корректно.

— С кем из ваших многочисленных одноклубников было комфортнее всего играть?

— Если говорить об атаке, то чаще всего моим партнером был Робин ван Перси, особенно когда выходили с тактикой 4-4-2. Наверное, именно его можно записать в ряды моих самых любимых одноклубников.

Если же брать каждую из линий поля, то выделил бы в полузащите Сеска Фабрегаса. Этот парень умел выдать невероятную передачу: ему удавалось «находить» форвардов в любую минуту игры, даже когда он стоял спиной к ним. Идеальный распасовщик.

Продолжение следует...

По сообщению сайта FootBoom

Поделитесь новостью с друзьями