Популярные темы

«Бозжыру любят за первозданность». Власти лоббируют проект отеля в урочище, несмотря на общественное сопротивление

Дата: 18 ноября 2020 в 11:23 Категория: Новости политики


«Бозжыру любят за первозданность». Власти лоббируют проект отеля в урочище, несмотря на общественное сопротивление

С мощным общественным протестом столкнулись власти Казахстана по проекту бутик-отеля в урочище Бозжыра в Мангистауской области. Бозжыра — памятник природы и самый узнаваемый туристический объект региона. Корреспонденты Азаттыка разбирались, кто и почему решил строить отель возле скал, образованных песчаником и меловыми пластами, и почему этого делать не стоит.

ТЕХНИКА В УРОЧИЩЕ БОЗЖЫРА ПОЯВИЛАСЬ В МОМЕНТ ПРИЕЗДА В АКТАУ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА МАМИНА

Урочище Бозжыра относится к Каракиянскому району Мангистауской области и находится в 300 километрах от областного центра — Актау. Этот участок Устюртского плато представляет собой обширные пустынные ландшафты из известняковых отложений, орнаментальные скалы высотой в 250 метров. Здесь можно найти остатки окаменевших ракушек, морских ежей, головоногих моллюсков — белемнитов и даже зубы доисторических акул со времен мезозойского океана Тетис. На месте древнего океана возникли известняковые останцы и каньоны, что теперь является одной из «жемчужин» и «визитных карточек» Мангистау, да и Казахстана в целом. В урочище находятся памятники археологии — от палеолита до раннего Средневековья.

Ответственность за парк несет управление природных ресурсов и природопользования Мангистауской области.

Седьмого ноября в соцсетях и местных СМИ вышла информация о появлении строительной техники в Бозжыре. Вскоре пресс-служба акимата Мангистауской области распространила сообщение, что «никакие строительные работы ещё не ведутся», но заявила о планах проектирования отеля.

Что касается видео, то, по пояснению акимата, на нем запечатлена «временная установка шатра, мобильного туалета и передвижного генератора в связи с выездом команды инвестора на предполагаемое место будущего объекта, сроком на 2 дня».

Инвесторы предложили построить бутик-отель «Бозжыра сафари-отель» у подножия горы.

«...К слову, объект будет полностью соответствовать требованиям «зелёных» технологий, будет максимально вписываться в окружающий ландшафт, здания будут одноэтажными, внешний облик не будет диссонировать с местными пейзажами», — говорилось в сообщении местных чиновников.

Информация о планируемом строительстве отеля совпало с поездкой премьер-министра Казахстана Аскара Мамина в Мангистаускую область, где он провел «совещание по вопросам развития инженерной и транспортной инфраструктуры курортной зоны Актау» и, по сообщению сайта премьер-министра, дал старт строительству новых гостинично-туристических комплексов.

«МЕСТО, КОТОРОЕ ПОКОРЯЕТ ОТСУТСТВИЕМ ЦИВИЛИЗАЦИИ»

Житель Актау Руслан Чуров родился и вырос в Мангистауской области. Сейчас он является организатором туров по родному региону. В беседе с корреспондентом Азаттыка Руслан не скрывает своего недовольства решением властей построить отель в урочище Бозжыра.

— Это уникальное природное место, которое покоряет масштабом, тишиной, отсутствием людей и цивилизации. В первый раз попал туда лет семь назад, с тех пор был много раз. По сезону бываю там по пять раз в неделю, зависит от поездок и маршрутов, — рассказывает Руслан.

Руслан хорошо знает урочище и переживает по поводу того, что появление в этой местности гостиницы негативно повлияет на экосистему Бозжыры.

— Строительство отеля — это прокладка дорог, инфраструктура, что негативно скажется на природе. Любое строительство испортит не только внешний вид и уникальность места, но также нанесет непоправимый вред флоре и фауне. Там живёт много диких животных. Им перекроют дорогу к солончакам и воде, — опасается гид.

Частый гость Бозжыры беспокоится, что на скалы урочища может повлиять даже шум или вибрация от строительных работ, и в качестве примера вспоминает недавнее обрушение каменной породы на скальной тропе в Актау.

— Сейчас ездят по накатанным степным дорогам. Если сделают дороги, будут ездить любые машины, и это увеличит поток. Если они хотят ограничить машинопоток и сберечь природу, надо сделать заповедник и въезд по разрешениям, чтобы контролировать поток и появление мусора, — говорит Руслан.

Собеседник рассказывает, что он часто возит в урочище Бозжыра иностранных туристов, которым, по его словам, больше всего нравится смотреть на первозданную красоту местности, где отсутствует следы деятельности человека.

— Туристы из Японии, Германии, Франции, Италии, Великобритании говорили, что их больше всего впечатляют тишина, отсутствие людей и инфраструктуры, ну, и, конечно же, масштабность и красота. В основном приезжают фотографы и видеографы, — говорит Руслан.

Гид полагает, что строительство отеля может негативно отразиться и на интересе иностранных туристов к данной местности, поскольку появление отеля может испортить панораму. Ведь хочется смотреть и фотографировать местность, замечает Руслан, в первозданном виде «без современных штучек».

К слову, недавно путешественник Сергей Хачатрян выложил видео, на котором туристы из Франции, Африки, Афганистана и Казахстана выступают против возведения бутик-отеля на территории урочища Бозжыра.

Представители туристического бизнеса считают, что иностранные туристы пресытились отелями и ищут «единения с природой».

— Сегодня Мангистау известен Тузбаиром и Бозжырой. Если говорить с кем-то, кто собирается приехать в наш регион, то в первую очередь он вспоминает и хочет увидеть Бозжыру и Тузбаир, а не пятизвездочные отели. В случае строительства урбанизация урочища неизбежна, что оттолкнет иностранцев, которым нужно полное погружение в дикую нетронутую природу. Большая часть людей, которые посещают Мангистау и у которых есть деньги, предпочитают дикую живую природу без инфраструктуры, они требуют, чтобы их размещали в палатках, они ищут единения с природой, — обращает внимание директор ТОО «Турист» Евгения Слюсарева.

«НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ РАБОТЫ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ ГОСТИНИЦЫ»

На нелогичность решения о строительстве отеля в Бозжыре указали и профессиональные экологические сообщества. Ассоциация сохранения биоразнообразия Казахстана призвала министерство экологии и власти Мангистау немедленно прекратить работы по строительству гостиницы и перечислила ряд веских причин:

«Все эксперты, побывавшие там, единодушно подтверждают, что урочища Бозжыра и Тузбаир в составе областного заказника «Жабайушкан» и природного парка «Кызылсай», наряду с Устюртским заповедником, несомненно, соответствуют критериям Всемирного природного наследия ЮНЕСКО и достойны этого высочайшего международного статуса, который должен стать не только гарантией полной сохранности этих уникальных природных территорий для будущих поколений, но и многократно повысить интерес зарубежных туристов к посещению Мангистау и Казахстана», — говорится в заявлении на странице «Зеленого спасения» в Facebook`e.

Марк Пестов, кандидат биологических наук, координатор общества охраны амфибий и рептилий при экологическом центр «Дронт» (Нижний Новгород), предупреждает, что из-за строительства отеля урочище может покинуть редкая и интересная живность, в том числе и «краснокнижная».

— Если туда придет хорошая дорога, появится техника, то безвозвратно исчезнет первозданная неземная красота ландшафта, которая и привлекает туристов со всего мира. Кроме того, уйдет редкая и интересная красивая живность, которая еще там обитает, — джейран, горный баран (уриал), балобан и стервятник. В середине прошлого века только на территории Мангистау обитало до ста тысяч джейранов, сейчас здесь осталось менее тысячи особей, и ситуация продолжает ухудшаться из-за браконьерства, антропогенной трансформации мест обитания вида, растущего фактора беспокойства и негативного влияния пограничных проволочных заграждений: джейраны, пытаясь пройти через проволоку на границе с Туркменистаном и Узбекистаном, ранят себя и погибают, — объясняет Марк Пестов.

Говоря об опасности для животных, экологический эксперт Орынбасар Токжанов с грустью констатирует, что количество обитателей плато Устюрт, многие из которых занесены в Красную книгу, неумолимо сокращается. По его данным, в 1998 году в регионе было 254 тысячи сайгаков, то в 2002 году осталось всего 19 100, а из 100 тысяч голов джейранов осталось только 200–300. Осенью этого года при проведении авиаучета специалисты насчитали 3 500 архаров и около тысячи джейранов. Строительство прогонит оставшихся животных, предупреждает Орынбасар Токжанов.

«ЕСЛИ БЫ УРОЧИЩЕ БЫЛО ЧАСТЬЮ УСТЮРТСКОГО ЗАПОВЕДНИКА»

Несмотря на то что урочище Бозжыра входит в особо охраняемые природные территории (ООПТ), оно недостаточно защищено на законодательном уровне, поскольку заказники имеют гораздо меньшую защиту, чем национальные парки и заповедники, отмечает директор центра прикладной биологии Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия (АСБК) Сергей Скляренко.

— Заказник очень легко используется, безопаснее, когда нацпарк или заповедник — там вообще ничего нельзя строить. У нацпарка есть зонирование: в каких-то участках можно что-то строить, в каких-то — нельзя. Заказник защищен, но очень слабо. Есть опасение, что при проведении оценки воздействия на окружающую среду напишут, что будет нанесен ущерб краснокнижникам и другим, но их прямого уничтожения не будет. И экспертиза может решить, что этого достаточно (для получения разрешения на строительство. — Ред.), но это действительно нанесет ущерб редким видам животных, — опасается Сергей Скляренко.

Заместитель исполнительного директора АСБК резюмирует: сохранить природу Бозжыры нетронутой удалось бы, если б урочище стало частью Устюртского заповедника.

— В 2015 году было подготовлено естественно-научное обоснование по расширению Устюртского заповедника (для включения туда урочища Бозжыра). Оно успешно прошло госэкспертизу, получив положительную оценку. К сожалению, расширить ООПТ не удалось из-за того, что там собирались вести разведку газового месторождения Кансу. Из-за этого акимат не согласовал расширение заповедника, потому что участки под разведку предполагали исключение заповедного режима. Но потом (в 2019 году) «КазМунайГаз» официально отказался от разработки этих участков, и они «висят» на сегодняшний день. И сейчас было бы хорошо снова запустить процесс согласования изменения границ заповедника. Ведь ТЭО на расширение было подготовлено. Прошло уже больше года (с момента отказа «КазМунайГаз» от разведки), но возобновление процесса по расширению заповедника зависит от доброй воли акимата. [В этом вопросе] Минэкологии тоже могло проявить инициативу, чтобы опять запустить процесс, но инициативы пока не было. Если бы расширили Устюртский заповедник, вопрос со строительством отеля именно в том месте, где хотят построить, не стоял бы, — приходит к выводу эксперт.

По его словам, из-за планов по газоразведке похожая ситуация возникла и с попытками включить Устюрт, включая Бозжыру, в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

— По заказу акимата Мангистауской области была начата предварительная работа по оценке потенциала Устюрта как объекта Всемирного наследия в том же 2015 году. Перспективы Устюрта были оценены как очень высокие. И также с моей точки зрения, Устюрт — лучшее место в Казахстане из всех мест, которое можно рекомендовать во Всемирное наследие, наиболее надежное, причем не только как природное, но и как природное и культурное. У нас в Казахстане пока ни одного смешанного наследия нет. У нас есть либо культурные, либо природные. Но процесс (оценки Устюрта для включения во всемирное наследие. —​ Ред.) затормозился опять по причине тех же нефтяников на тот момент. Тогда акимат перспективы оценил, но когда речь зашла о номинационном досье, то затормозил, поскольку на тот момент шли перспективы по нефтеразведке. Именно из-за этого была проблема. Но сейчас можно снова запустить этот процесс и в течение года подготовить номинационное досье — это достаточно серьезный толстый документ с описанием уникальности территорий, в том числе того, как они будут охраняться. В прошлом году могли бы запустить процесс, но опять же нужна воля акимата и министерства экологии, — напоминает Скляренко.

В АСБК предлагают для развития туризма создать визит-центр Устюртского заповедника и Устюрта в целом с гостиницей у действующих трасс или близ них. К примеру, недалеко от асфальтированной трассы Актау — Бекет-ата, на расстоянии около 20 километров от урочища Бозжыра, что позволило бы туристам посещать наиболее интересные места на Устюрте. Другие экологи рекомендуют разместить отель рядом с дорогой, которая ведет в Бекет-ата и Шопан-ата, что позволит охватить услугами и посетителей святых мест, оградив от влияния человека флору и фауну урочища Бозжыра.

По словам Скляренко, АСБК направила письма министерству экологии, геологии и природных ресурсов и акимату Мангистауской области с просьбой остановить все подготовительные работы по строительству отеля. Также в письме указали о необходимости принять и утвердить план развития туризма в регионе на пять лет, согласовав его с общественностью, местным населением, экспертами, со всеми заинтересованными сторонами и обеспечить жесткий контроль за соблюдением всех ограничений, необходимых для сохранения уникальной природы Устюрта.

— Мы также просим возобновить процесс расширения Устюртского заповедника, довести его до конца и запустить процесс номинирования объекта в список Всемирного наследия ЮНЕСКО — природного и культурного, — добавил Сергей Скляренко.

«ШЕДЕВР ПЕРЕРЕВОРАЧИВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ С НОГ НА ГОЛОВУ»

Казахстанская экоактивистка Ажар Джандосова отмечает, что туризм в Бозжыре нужно развивать продуманно и осторожно.

— Так же как и в случае с Кок-Жайляу, очень много аргументов против этого строительства: экологи, историки, специалисты по биоразнообразию АСБК — все приводят свои аргументы. Даже элементарно: в регионе практически нет воды, водных источников! Здесь очень чувствительная почва, растения, животные — всё может пострадать от строительства. Министерство экологии в этом вопросе самоустранилось, отдав такое важное решение на откуп местным властям. Чиновники, которые должны встать на защиту природных богатств, в том числе ландшафтов, просто выжидают. А ведь они, а не общественность должны инициировать создание нацпарка на Устюрте с соответствующими регулятивными условиями для, в первую очередь, сохранения, только потом — посещения, и только потом — строительства каких-то объектов, — подчеркивает Ажар Джандосова.

Она также назвала «совершенно непрофессиональными» доводы вице-министра культуры и спорта Уркена Бисакаева в пользу строительства отеля и упомянула о необходимости создания службы рейнджеров для защиты урочища.

— По его (Уркена Бисакаева. —​ Ред.) словам, существующая сейчас проблема со стихийным туризмом на Бозжыра может быть решена, если будет построен отель. Это шедевр перереворачивания проблемы с ног на голову. На Устюрте, впрочем как и во всех наших национальных парках, нет нормального управления территорией! Туризм должен быть одной из составляющих этого управления, но никак не главенствующей! Эти природные территории необходимо охранять от разрушения, в первую очередь от разрушения человеком. Да, туристическая инфраструктура нужна, но для отелей и визит-центров есть места рядом с автомобильными трассами. Ничего страшного, если до объекта придется ехать час-другой. Крайне важно создание службы, регулирующей поток туристов, и службы рейнджеров — экологической полиции — с соответствующими правами, необходимо установить жёсткие правила и штрафы за нарушение, разрешить двигаться только по разрешенным трассам, останавливаться в строго отведенных местах, проезжать и проходить только в сопровождении егеря, — предлагает экоактивистка.

Джандосова выражает опасение по поводу того, что власти проведут общественные слушания, «собрав бюджетников, коммерчески заинтересованных людей, которые одобрят проект», и напоминает, что слушания должны пройти открыто, прозрачно и с участием независимых экспертов.

Она опасается повторения ситуации с Иле-Алатауским нацпарком, 35 гектаров которого передали в аренду на 49 лет, и общественность об этом узнала постфактум.

Ажар Джандосова также заявила о необходимости написать открытое письмо президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву для защиты урочища Бозжыра.

— Будем писать письма, проводить круглые столы с экспертами, но проблему нужно рассматривать гораздо шире: что такое туризм на ООПТ в Казахстане, как защитить природу от гигантских туристических планов «Казахтуризма» и Минэкологии? На сохранение Кок-Жайляу у нас ушло семь лет, но сейчас времена другие — всё происходит значительно быстрее. И нужно действовать быстро, — заключает Джандосова.

17 ноября общественные деятели опубликовали открытое письмо президенту Касым-Жомарту Токаеву и акиму Мангистауской области Серикбаю Трумову с требованием присвоить урочищу Бозжыра и другим уникальным природным объектам, таким как Жылыган, Тамшалы, статус «Государственный памятник природы» местного значения.

Авторы обращения также попросили предотвратить антропогенное неблагоприятное воздействие на ущелье Бозжыра и другие природные объекты, а в зонах ограниченного доступа — установить резервный режим.

В тот же день пресс-секретарь президента страны Берик Уали написал в Facebook'е, что «с учетом негативного общественного мнения» президент поручил правительству «пересмотреть данный проект». «Пересмотреть» в сообщении пресс-секретаря означает, что власти не отказываются от проекта, и в то же время пока неясно, в какую сторону «поручено» его пересмотреть.

КТО ЛОББИРУЕТ СТРОИТЕЛЬСТВО ОТЕЛЯ И ПОЧЕМУ

11 ноября Мангистаускую область посетил вице-министр культуры и спорта Уркен Бисакаев, чтобы обсудить с общественностью региона планы по строительству. Бисакаев в прошлом руководитель управления туризма Мангистауской области и заместитель акима данного региона. Все участники встречи высказали свои опасения по поводу строительства отеля, четкую позицию «за» выразил лишь вице-министр.

По его словам, после июльского открытия отеля Rixos в Актау за три месяца в нем отдохнуло более 45 тысяч туристов, а в следующем году, по прогнозам, ожидается появление более 150 тысяч туристов. И поскольку примерно 30 процентов отдыхающих, по его данным, выезжают за пределы отеля посетить достопримечательности, Бозжыра на сегодня стала одним из таких объектов.

— В следующем году урочище могут посетить не менее 10 тысяч человек. Выезд и осмотр местности Бозжыра показал, что движение в данной локации может быть абсолютно произвольным, люди и автотранспорт могут двигаться в свободном режиме, рельеф не требует какой-либо специальной подготовки. На наш взгляд, это значимая угроза для местности в условиях большого посещения. Особенно уязвимым может стать не сама гора, а именно прилегающая равнинная часть, из-за специфических свойств почвы — колёса машин при беспорядочной езде превращают верхний слой в непроходимый слой пыльной массы. Для упорядочения и управления туристскими потоками необходимы туристские объекты для приема туристов непосредственно вблизи горы Бозжыра и подъездной дороги для организованного движения автотранспорта. Необходимо составить условие для этого количества, во вторых, обеспечить защиту окружающей среды. И мы считаем, что это можно сделать, организовав отдых в этой локации, то есть для этого нужны объекты, такие как «Бозжыра сафари-отель», который предлагает компания Rixos. Этот отель должен стать опорной точкой этого пространства, его предполагают разместить в километре от самой горы Бозжыра, — сказал Уркен Бисакаев.

Министерство экологии сообщило, что по поручению акима Мангистауской области «разрабатывается постановление акима Каракиянского района о выделении 80 га на местности Бозжыра». Вице-министр заявил, что сам отель займет от четырех до шести гектаров, остальное станет так называемой буферной зоной, чтобы «больше там никто не смог ничего построить».

Согласно действующему паспорту заказника, на территории заказника разрешается туристская и рекреационная деятельность и использование земельных участков для обустройства мест пребывания туристов.

Министерство экологии заявило, что данный объект по застройке в природной местности Бозжыра в Мангистауской области должен пройти общественные слушания, экологическую экспертизу в соответствующих госорганах, в том числе оценку воздействия на окружающую среду. В то же время, комментируя ситуацию с отводом земель под строительство, Минэкологии в своем Facebook`e заявило, что «выделение земельных участков на строительные объекты на территории заказника не является компетенцией Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК».

В Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия напоминают, что поскольку Минэкологии отвечает за природу в целом, то оно должно быть в ответе за всё, что делается с природными территориями на любом участке Казахстана.

По словам Уркена Бисакаева, примерная сумма, в которую может обойтись строительство отеля, по оценкам экспертов, составляет около 100 миллионов долларов.

Ажар Джандосова удивляется тому, что инвестор может вкладывать такую сумму.

— С инвестором вообще непонятно, неужели кто-то готов вложить 100 миллионов долларов?! Очень сомнительно, но распил бюджета при строительстве инфраструктуры для отеля — это то, на что наши чиновники нацелены, по крайней мере создаётся такое впечатление, — допускает экоактивистка.

ЧТО ИЗВЕСТНО ОБ ИНВЕСТОРЕ И ЕГО КОМПАНИЯХ?

Инициаторами строительства гостиницы в урочище Бозжыра стали инвесторы, запустившие отель Rixos Water World в Актау. Холдингами отелей Rixos владеет турецкий бизнесмен Феттах Таминджи. Его считают одним из самых влиятельных турецких предпринимателей, в сферу его деятельности среди прочего входят туризм, управление отелями, строительство и недвижимость, средства массовой информации и образование.

Отели Rixos расположены в Турции, России, Украине, Хорватии, ОАЭ, Египте и Ливии. В Казахстане отели Rixos функционируют в Нур-Султане, Алматы, Шымкенте, Туркестане, Боровом и с этого года в Актау — первый и единственный пятизвездочный курортный отель с концепцией «Всё включено» в Казахстане.

Феттах Таминджи в 2014 году стал почетным гражданином Астаны (ныне Нур-Султан). Также турецкий предприниматель указан в совете директоров национальной компании Kazakh Invest. В то же время у себя на родине Феттах Таминджи ранее находился под судом за предполагаемую помощь FETÖ (признанная в Турции террористической организацией Fethullahistische, которая преследуется турецким правительством за госпереворот в 2016 году).

Хотя группами отелей Rixos владеет Феттах Таминджи, к долям отелей в Казахстане прямо или косвенно причастны и казахстанские бизнесмены. К примеру, доли в отеле Rixos Almaty имеют казахстанские бизнесмены Сергей Кан и Яков Клебанов. Rixos Khadisha Shymkent и Rixos Turkestan принадлежат семье казахстанского бизнесмена Серикжана Сейтжанова. Отель Rixos Borovoe через группу «Верный Капитал» контролирует казахстанский олигарх Булат Утемуратов.

Что касается Rixos Water World Aktau, то общая стоимость проекта — 66,8 миллиарда тенге, 42 миллиарда тенге из них — это кредитные средства Банка развития Казахстана (нацкомпания, которой управляет холдинг «Байтерек»). Кредит под 13 процентов на 20 лет получило частное предприятие Aktau Tourism City Ltd (ATC). Остальные 24,8 млрд тенге (37 процентов от стоимости проекта) собственные средства ATC, вложенные в строительство каспийского курортного отеля. Акционерный капитал Aktau Tourism City Ltd составляет 14,9 миллиона долларов. Компания зарегистрирована в Нур-Султане в прошлом году, руководителем числится Кудайберген Куанышбек. Оценочная годовая выручка АТС, по данным Statsnet, —​ 2,6 миллиарда тенге. Предприятие организовали турецкая компания FTG и управляющая компания Казахстанского фонда инвестиционного развития — управляется правительством Казахстана, в совет директоров входят премьер-министр Аскар Мамин, министр финансов Алихан Смаилов и министр иностранных дел Мухтар Тлеуберди, а деньги фонда аккумулируются на счетах Нацбанка.

Во главе FTG — Феттах Таминджи. Он же является и основателем компании Sembol Construction, а компания с похожим названием ТОО Sembol Construction and Engineering была генеральным проектировщиком и подрядчиком проекта гостиницы Rixos Water World Aktau. Компания зарегистрирована в Мангистауской области, руководителем написан Алпаи Тархан. Оценочная годовая выручка у Sembol Construction and Engineering, по данным Statsnet, —​ 33,6 миллиарда тенге. Вид деятельности Sembol Construction and Engineering — строительство жилых зданий, что дает повод предположить, что данное ТОО может быть потенциальным застройщиком отеля в урочище Бозжыра.

Тэги новости: Новости политики Аскар Мамин Касым-Жомарт Токаев
Поделитесь новостью с друзьями