Популярные темы

Тарас Михалик: «Патриотизм — не в пении гимна, руке на сердце или вышиванке»

Дата: 05 ноября 2020 в 19:34


Тарас Михалик:

Бывший защитник киевского «Динамо» Тарас Михалик дал большое интервью украинскому еженедельнику «Футбол».

— Сложно далось решение о завершение карьеры? Что послужило толчком?

— После «Локомотива» я не знал, продолжать ли дальше. Хотелось дома поиграть. Родом я с Волыни. Не из Луцка, а Любешова, но это Волынская область. В «Волыни» я никогда не играл, и когда возник вариант, с радостью его принял — хотел помочь родной команде выйти в Премьер-лигу. Коллектив был замечательный, тренерский штаб отличный, но не сложилось как хотелось.

Коронавирус наложил свой отпечаток. Хотя нужно искать проблему в первую очередь в себе. Надеюсь, ребята в этом сезоне выполнят задачу по возвращению «Волыни» в Премьер-лигу. Но уже без меня. Профессиональную карьеру я завершил, а на любительском уровне продолжаю выступать. Супруга говорит, что сейчас я больше играю, чем когда профессионально занимался. Тренировок меньше, но игры по средам и субботам — то областные соревнования, то аматорский чемпионат. В таком плотном графике по профессионалам не всегда играл (смеется).

— Это вы же с Артемом Федецким в «Вотрансе», верно?

— Да. А Олег Герасимюк тренер.

— Что-то платят?

— Это команда моего друга. С друга денег брать не стану. Ребятам он платит. Есть премиальные и довольно неплохие. Но брать деньги с товарища неправильно.

— Что из себя представляет любительский чемпионат Волынской области?

— Волынская область послабее соседних Ровенской и Львовской. На Волынскую область играют 3-4 неплохие команды, остальные — невысокого уровня. А вот аматорский чемпионат Украины повеселее — много поигравших ребят из первой и второй лиг. Некоторые даже вышку зацепили. Не скучно!

(После пяти туров «Вотранс» занимает третье место из восьми команд в своей группе — авт.)

— Вам на носу 37, «Динамо» покинули в 30. Что-то связывает с «Динамо» сегодня?

— Я отдал «Динамо» семь с половиной лет. Многое связывает. Со многими ребятами общаюсь. Жора Бущан — мой воспитанник (улыбается). Ему не было семнадцати, когда его только подпускали к первой команде и он жил со мной в номере на выездах. Недавно наведывался в мои края на рыбалку. Зимой планирую его и на охоту вытянуть. Из тех ребят, которых я зацепил, остались еще Сергей Сидорчук и Виталий Буяльский. Но даже больше поддерживаю отношения с массажистами, докторами и администраторами — с людьми, которую всю жизнь в «Динамо» работают.

— Все сложилось в «Динамо» ярко или могло быть лучше?

— Я ни о чем не сожалею. «Динамо» дало дорогу в большой футбол. В Киеве я начинал в ЦСКА, но понятно, что «Динамо» (Киев) это совершенно другой уровень. Семь с половиной лет — это не год и не два. Приличный срок. Могло сложиться лучше, если бы не травмы. Выйдя на пик формы при С емине в апреле 2009-го, порвал «кресты». Полгода простоя. Плюс такие травмы бесследно не проходят. Потерял немного в скорости. Я часто наведываюсь на базу в Конча-Заспу и с теплотой вспоминаю киевские годы.

— Какое из двух чемпионств памятнее: 2006/2007 при Демьяненко или 2008/2009 при Семине?

— И то, и другое. При Демьяненко я только попал в команду. Первые эмоции и первые впечатления всегда ярче запоминаются. Но при Семине у нас был невероятный коллектив. ЮрПалычу удалось создать великолепную атмосферу. Здорово играли в Лиге чемпионов, да и в Лиге Европы выступили успешно, где нас сводило с украинскими командами — сначала с «Металлистом», а затем с «Шахтером». Если бы прошли «Шахтер», имели все шансы выиграть Лигу Европы. Но это уже из разряда «если бы да кабы».

— С «Шахтером» в полуфинале вы уже не играли.

— Вылетел как раз накануне из-за крестов. Травмировался в игре чемпионата с донецким «Металлургом». Перед ПСЖ. С «Металлистом» еще играл. Тоже очень памятные битвы. «Металлист» набирал обороты, и нам стоило невероятных усилий пройти харьковчан. А колено мне пару раз оперировали. Через пару лет повредил мениск и боковую связку в игре с «Бешикташем» в Лиге Европы, из-за чего пропустил матчи с «Манчестер Сити».

— Можно сказать, что проигрыш в Кубке УЕФА — это такой себе водораздел, точка отсчета, когда «Шахтер» стал уходить в отрыв от «Динамо»? В 2010-х Киев взял два чемпионства, а Донецк восемь...

— Может, тогда, а может, немного раньше. «Шахтер» стал на равных конкурировать с «Динамо» раньше. Ахметов не жалел денег на приобретение футболистов. После того как у них появился Луческу, стал вырисовываться бразильский «Шахтер». В финансовом плане, как мне кажется, «Шахтера» имел куда больше возможностей. Я отталкиваюсь от трансферов. Фернандиньо, Дуглас Коста, Виллиан, Бернард, Жадсон. Не хочу сказать, что это определяющий фактор, но «Шахтер» легко расставался с 10-12 миллионами за футболистов.

Я сторонник воспитания собственной молодежи. Но в этом случае нужно иметь железное терпение. Ни болельщики, ни президент, ни тем более тренеры ждать не готовы. «Динамо» (Киев) это бренд, команда с таким именем, где если нет результата и титулов, то ждать никто не будет.

Нужно уметь находить баланс. Приглашать хороших качественных легионеров сразу для игры, а не для количества, и молодежь подключать. Это идеальное сочетание. Грамотный тренер обязательно это слепит в кучу. Когда я приходил в «Динамо», в команде были такие люди, как покойный Валик Белькевич, Серега Ребров, Макс Шацких, Саня Шовковский, Диого Ринкон. Я у них учился и впитывал все футбольные тонкости. Ежедневные тренировки в такой среде были в радость. Футбольную ДЮСШ я не заканчивал, поэтому учился непосредственно у ребят.

— Друзья в «Шахтере» были?

— Близких нет, но в сборной нормально общались. Общение носило уважительный характер. Тимощук мой земляк. Артем Федецкий тогда еще не играл, он позже примкнул, когда я уже выпал из обоймы. Ясно, что с Артемом близко дружу. Мы давно знакомы. С Андрюхой Пятовым тоже поддерживаем связь. Замечательный, отзывчивый человек. Год назад Пятов выручил с одним препаратом. Просил даже не для себя, а одному из ребят «Волыни». Андрюха у докторов «Шахтера» достал редкий препарат и передал.

— Самый памятный поединок против «Шахтера»?

— Суперкубок Украины-2007 в Одессе, когда вышла играть одна молодежь. В том матче в течение пяти минут я дубль оформил, а по итогу мы выиграли у «Шахтера» по пенальти. А вообще игры против «Шахтера» всегда были интересными — сродни Лиге чемпионов.

— Как вы к Луческу в «Динамо» отнеслись?

— Я не сторонник тех критиков, которые поливают Луческу, но можно понять людей, которые его не воспринимают — все-таки он больше десяти лет работал в «Шахтере». Правильно говорил Григорий Михайлович, что это он должен злиться на Луческу, кричавшего «Браво, Федерация» и бросавшего шапку.

Я спрашивал у Бущана, как атмосфера, тренировки у Луческу. Жора говорит, что его все слушают. Луческу пользуется большим авторитетом, он тренер со своим видением, очень много прошел в футболе. Может многому научить и запустить новый виток развития команды. Да, не все болельщики его воспринимают, но есть также и немало болельщиков, которые рады Луческу. Нужно трезво смотреть на вещи. А если пройдет год-два, и «Динамо» начнет выигрывать чемпионаты, а в Лиге чемпионов хорошо выступать? Критиков резко поубавится.

Радикальность ведет к конфликтам и агрессии. Я считаю, если ты болеешь за клуб, то должен во всем его поддерживать — не только когда команда побеждает, но и в трудные времена.

— Луческу — самый сильный тренер, работавший в украинском чемпионате после Лобановского?

— Не готов однозначно ответить. Но точно считаю его очень сильным специалистом! Это 100%. Без вариантов.

— Семин как тренер превосходил Газзаева?

— Не совсем корректно, как и в случае с Луческу, отвечать на такие вопросы. Есть масса сильных специалистов, но есть и разные обстоятельства, которые влияют на результат. Мне импонирует Ребров. Он стремительно растет как тренер. Выдал два прекрасных сезона в «Динамо», вывел «Ференцварош» в Лигу чемпионов. У Семина была ставка на коллектив. Газзаев больше работал над физикой, выжимая все соки из игроков.

— Это же Семин первым поставил вас в центр защиты?

— Да. И вместо со мной Юссуфа переквалифицировал. Это случилось на Кубке Первого канала в Израиле. С бухты-барахты. Не знаю, откуда снизошло озарение на ЮрПалыча. Он с нами это даже не обсуждал. Перед игрой со «Спартаком» объявляет состав. Юссуф и Михалик — два центральных. Мы подумали, оговорился. Как бы два опорных... Переглянулись с Юссуфом и заулыбались. Семин еще раз повторил. А потом мы взяли и выиграли 3:0 у «Спартака». Эксперимент зашел. Через месяц я уже и в сборной играл центрального защитника.

— На вас как-то повлияла смена амплуа?

— Сначала было немного непривычно. На позиции опорного можно пролететь мимо мяча, ошибиться, а центральный защитник это уже почти как вратарь. Если ошибешься, видно всем. Любая ошибка может привести к голу. Но перестроились с Юссуфом как-то легко. Вроде нормально.

— При Семине в Лиге чемпионов в группе «Динамо» пропустило всего четыре мяча. Семин акцент на обороне делал из-за того, что атакующий потенциал был невысок или он сам по себе осторожный тренер?

— Это Лига чемпионов. Ответственность выше, автоматически меньше риска и больше осторожности. Где-то соперники вынуждали. Хотя с тем же «Порту» дома мы выигрывали 1:0, побежали в атаку и попали в плен. Обидное поражение. Пропустили гол от Лучо Гонсалеса в компенсированное арбитром время. Не скажу, что мы совсем закрывались всеми 11 игроками на своей половине. Играли и достаточно неплохо, конечно, с оглядкой на возможности соперника.

— C «Порту» встречались и в сезоне-2012/2013 при Блохине. Какой «Порту» сильнее?

— Мне кажется, когда с Семиным играли. Тогда Халк на замену еще выходил. Хотя нам не забивал. Приличная банда. Мне те игры до сих пор икаются, потому что в Португалии аргентинский нападающий Лисандро Лопес сломал мне передний зуб. Только месяц назад решился поставить имплант. Столько намучился — то вставной зуб был, то еще что-то. Сейчас стало больше свободного времени и решил закрыть эту дыру (смеется).

— Три самые памятные игры в ЛЧ.

— Дебют на «Сантьяго Бернабеу» с «Реалом». Васильич (Демьяненко — авт.) выпустил на последние 15 минут. 1:5 уже горели. «Разминайся и выходи», — как сейчас помню его слова. Я слегка ошалел. Полный стадион, «Сантьяго Бернабеу», и я выхожу вместо Корреа. Такое точно не забудешь. 1:5 — так и проиграли.

Второй памятный матч — с «Интером» в Милане, когда я открыл счет на «Сан-Сиро» и 2:2 сыграли. Вполне могли увезти с «Сан-Сиро» победу. Через две недели уступили в Киеве 1:2. Это, наверное, самое обидное поражение в карьере. Могли тогда обыграть «Интер» и вместо них выйти в плей-офф. А на выходе «Интер» Лигу чемпионов взял!

Крайне обидно пропускать голы в концовке. Голы Снейдера и Диего Милито до сих пор перед глазами. За пять минут все с ног на голову... Все было в наших руках. Шева забил в первом тайме, вели 1:0, играли здорово. Выиграй этот матч, и «Интер» даже не вышел бы из группы.

— При Газзаеве вы же опорника играли?

— Да, обратно переквалифицировался.

— Почему при Демьяненко «Динамо» так провалилось в группе — даже от «Стяуа» выгребали 1:4 в Киеве?

— Даже не знаю. Васильич хороший тренер. При нем я попал в команду и тогда еще на всех смотрел с открытым ртом. Честно, даже спустя столько времени мне сложно ответить, почему так сложилось. Многие говорили, что Васильич слишком мягкий. Может быть, но я этого как-то не замечал.

— Как вы отреагировали на решение Семина сделать вас капитаном?

— Это было еще одно спонтанное решение ЮрПалыча. Выходим, по-моему, на товарищескую игру с киевским «Арсеналом», и Семин говорит доктору, чтобы надел Михалику повязку. У меня глаза как пять копеек. Влад Ващук еще был в команде. Как так? Но я же не мог перечить тренеру. Молча надели, и все.

— Капитанская повязка вас как-то изменила, наделила дополнительными полномочиями?

— Нет там никаких полномочий. Повязку можно дать игроку в 30 лет, а можно и в восемнадцать. Вопрос в лидерских качествах. Капитан должен иметь авторитет как на поле, так и вне его. Через капитана ведется диалог с тренерами и руководством.

— От лица игроков ходили к Суркису за деньгами?

— Было дело. Если ты капитан, то подписываешься за всю команду. На одном из собраний на базе Игорь Михайлович обмолвился, что за выигранное чемпионство даст миллион долларов и 500 тысяч накинет сверху. Мы стали чемпионами. Суркис дает миллион. Я встал и говорю: «Так обещали полтора!» Суркис заулыбался и дал полтора.

— Кто был более неуправляем: Хачериди или Гармаш?

— Два сапога пара. Это ребята, с которыми я дружу и общаюсь до сих пор. У меня они попеременно выгребали. Жека Хачериди, кстати, мой кум. Его жена крестила моего сына. Оба прекрасные футболисты, но с несносными характерами.

— Кто чаще подводил команду?

— Они не только подводили, но и выручали не раз. Оба обладали великолепным потенциалом, но до конца его не использовали. И Жека, и Денис могли пойти по карьере выше.

— Хачериди не было равных по срезкам в свои ворота. Я не помню ваши автоголы.

— Я тоже отмечался. Куму своему Стасу Богушу как-то свинью подложил — срезал прямо в «девять». В игре с «Ильичевцем». Хорошо, что в конце игры, когда мы вели в два мяча. Все равно победили 4:3 (в чемпионском сезоне, когда опередили «Шахтер» на 15 очков при Семине — авт.). В чемпионате России тоже срезал. Но в этом случае результативно. Мой автогол принес три очка «Уралу». От таких эпизодов никто не застрахован.

— Ваше отношение к Блохину как тренеру?

— Нормальное отношение. Мы тепло расстались. Я уважаю его как человека и как тренера. Как футболист он достиг неимоверных высот. На постсоветском пространстве Блохин — человек-легенда. У нас случались определенные разногласия во время рабочего процесса, но это обычная практика в отношениях тренер — футболист. Расстались мы по-доброму. Когда его встречаю, всегда рад видеть.

— Какая атмосфера была при Блохине — тогда же было больше всего легионеров?

— Вообще не могу припомнить, чтобы когда-нибудь в «Динамо» была плохая атмосфера, даже несмотря на большое число иностранцев. Понятно, что атмосфера по очевидным причинам не могла быть настолько дружеской, как при Семине, но и плохой ее не назову.

— Лукас, Марко Рубен, Дуду после ухода из «Динамо» стали звездами в других командах. Почему в «Динамо» не смогли им найти место?

— Я не думаю, что так происходит только в «Динамо». Все клубы с этим сталкиваются — кто-то в большой мере, кто-то в меньшей. Немало случаев, когда игрок не может заиграть в «Ливерпуле» или «Барселоне», а затем раскрывался в условном «Хоффенхайме». У Дуду был сумасшедший потенциал, что он потом и доказал, став лучшим игроком чемпионата Бразилии. Техничный, быстрый, резкий парень. Но нужно понимать, что с легионером могут происходить своеобразные моменты. У кого-то адаптация хуже проходит, другой не может привыкнуть к нашим холодам, третий — к силовому футболу.

Лужный рассказывал, что у Венгера в «Арсенале» перед покупкой футболиста вели год, а иногда и два. Разузнают все, вплоть до того, какая у него семья, чем он интересуется вне футбола, какое у него прошлое. Там фундаментальный подход. Изучают и просчитывают все моменты, но тоже не всегда угадывают с трансферами.

В Киеве селекция работает проще. Посмотрели нарезку и поехали смотреть. Берем. Помню, как привезли Бертольо. Говорят, суперталант. Девятнадцать лет, сверкает в чемпионате Аргентины, забивает за сборную. Приехал в Киев, а здесь силовой футбол. Пару раз на тренировках жестко приняли, Бертольо улетел за поле и сник.

— Кто играл за эмблему «Динамо», а не за деньги?

— Сложно ответить по той простой причине, что я понятия не имел, кто сколько зарабатывает. Надо мной смеялся Флорин Чернат, с которым жил на сборах в Австрии. Как-то зашел разговор о деньгах, даже не знаю, почему затронули тему, и я ему назвал сумму, которую зарабатывал. Флорин поперхнулся. «Да некоторые ребята в дубле получают больше. А ты основной игрок первой команды».

Для меня сам факт попадания в «Динамо» был невероятным счастьем! Я в сказку угодил. Все остальное мало интересовало — зарплата, кто на чем ездит, сколько машин в гараже имеет. Первые два года в «Динамо» я ездил на метро до стадиона Лобановского, там садился на клубный автобус и ехал на базу. Массажист, доктор и я — так втроем и ездили. Обратно просил кого-то из ребят подбросить до города.

— Когда Тайе Тайво привезли в «Динамо», вы поверили, что ему 27 лет?

— Сложно было поверить, но мы и над Юссуфом шутили по этому поводу. Называли его «дедушкой». А в паспорт никто не заглядывал. Может, и 27, кто его знает. Африканцы быстро взрослеют. Возраст не показатель. Главное, что человек делает на поле. Чем мне нравится Италия, так это тем, что на Апеннинах футболисты и до сорока спокойно доигрывают. Никто не обращает внимание на возраст. Андреа Пирло в 36 лет вел игру «Ювентуса» и выводил команду в финал Лиги чемпионов. А в Украине едва за 30 перевалило и все — списать. Роберту Левандовскому 32, а он за сезон больше 50 мячей забивает, лучший бомбардир Лиги чемпионов, трижды кряду выигрывает гонку бомбардиров в Бундеслиге.

— Кто из бразильцев «Динамо», вы считаете, был самым-самым?

— Диого Ринкон. Но тоже не раскрыл свой потенциал до конца. На тренировках Ринкон невероятные вещи вытворял. Физически крепкий, очень техничный, фактурный.

— Вы говорили, что Брандао мог и пальцем в глаз ткнуть. Встречали таких отмороженных нападающих в еврокубках?

— Луис Суарес. Кусается, щипается, на ноги наступает. Встречались с «Аяксом» в Лиге чемпионов. Что ни угловой или стандарт — то за бок ущипнет, то локотком по ребрам. Нападающий топ-уровня, вопросов нет. Человек-гол. Но вот такая манера игры. То Кьеллини укусит, то Бранислава Ивановича, то еще кого-то. Мало того, что он проказничал, так мог же еще ни с того ни сего рухнуть на газон, корчась от боли. Хорошо, что нас в Киеве судил адекватный судья (швейцарец Массимо Бузакка — авт.). Он знал, что Суарес провокатор и сам мне сказал, чтобы я не переживал, мол, он в курсе.

— Как-то отвечали Суаресу?

— Нет. Ну ответил бы, отмахнулся и оставил команду вдесятером! Я пытался ловить его с мячом. Как любит говорить Федецкий, «Трішки в ножку, трішки в м’яч», чтобы человек понимал. Можно же так с мячом красиво поймать, что не нужно никого и кусать.

— Евро-2012 лучшее, что было с украинским футболом?

— Для страны это был большой праздник. Евро объединило всю страну. Благодаря Евро усовершенствовали стадионы, подлатали дороги, улучшили инфраструктуру — отели, аэропорты. Украину посетило много людей из Европы, которые, возможно, никогда бы и не приехали сюда. Не все знали, где та Украина находится. По рассказам очевидцев, иностранцы остались приятно удивлены нашей страной. Считаю, Евро приоткрыло Украину для Европы.

— Победа над Швецией — целиком заслуга Андрея Шевченко?

— На поле есть команда. Это же не теннис. В игровых видах спорта побеждает команда, а не один игрок. Понятно, что есть персоналии вроде Месси, Роналду или Шевченко, которые могут обеспечить результат. Но поставьте Месси в глухую команду и пускай он эту Швецию в одиночку попробует обыграть. Не выйдет. Разумеется, заслуга Шевченко в победе велика. Отрицать не приходится. Шведов обыграла команда, а Андрей сделал самый большой вклад в эту победу.

— Пару центральных у Блохина вы составили с Хачериди, а Ракицкий сел в запас. Когда вы узнали, что на Евро составите с Хачериди пару центральных?

— Блохин не говорил ничего. Но мы по манишкам примерно представляли, кого готовят к Швеции. Состав все равно же наиграется. Мы с Жекой играли вместе в «Динамо», и, видимо, это стало определяющим. Назвали состав и вышли.

— Ракицкий молча реагировал?

— Вроде нормально. Конечно, я не настолько плотно общался с Яриком, но какого-то недовольства с его стороны не видел. Ярик не играл, но работал добросовестно, обиду не показывал. Может, про себя или в номере с кем-то обсуждал, но внешне вел себя достойно.

— На Евро-2012 Блохин из шахтеровцев доверил место только Пятову. Кучер, Шевчук, Селезнев так ни разу и не вышли, Ракицкий — только в матче с Англией. Шахтеровцы не смотрели косо на динамовцев?

— Нет. Честно! На домашнем Евро атмосфера в коллективе была приятной и доброжелательной. Не было деления на динамовцев, шахтеровцев и легионеров. Воспоминания самые лучшие.

— Матч с Англией. Играет Гимн. Ракицкий держит руку на сердце, а динамовцы Гармаш и Милевский — нет. Ракицкого обвиняют в измене Родине.

— Я не люблю обсуждать такие вещи. Если в Верховную Раду все приходят в вышиванках, это же не означает, что все депутаты патриоты. Кто-то поет, кто-то не поет — это дело каждого. Может кто-то стесняется, другой в ту минуту переживает какие-то свои волнительные моменты, третий сосредоточен на игре. Конечно, приятнее видеть, когда все поют.

Поначалу я тоже не пел. Даже не знаю почему. То ли боялся, или просто из меня плохой певец. Как-то приехал на выходные в родной Любешов и встретил учительницу младших классов. Любешов — поселок городского типа, где все друг друга знают. Она мне с ходу, мол, чего я гимн не пою. И меня как перемкнуло, а до этого не заострял внимание. Оказывается, людям это важно. «Так, теперь будешь петь. Дай мне слово», — говорит. И я дал слово. С тех пор стал петь.

Патриотизм заключается не в пении Гимна, руке на сердце и вышиванке. Есть люди, которые тихо и молча делают больше, чем те, кто постоянно кричит об этом и пиарится. Для меня это больная тема, как вы понимаете.

— Думаете, могли поиграть в сборной дольше, если бы не «Локомотив»?

— Не ко мне вопрос. Все возможно. Нужно спросить у тренеров. Когда я приехал в «Локомотив», то поначалу не сильно и играл, но на то были свои причины. Позже уже постоянно играл, но не вызывали. Если бы позвали, конечно, приехал бы без раздумий.

— В футбольном плане вы много приобрели от «Локомотива»?

— Я провел в «Локомотиве» хорошие годы. Стал чемпионом, выиграл три Кубка России. После 2013 года украинский чемпионат стал быстро терять в силе, страну массово покидали ведущие легионеры, клубы исчезали с географической карты, и вы сами прекрасно понимаете, по каким причинам.

— Суркис же бесплатно вас отпустил в «Локомотив»?

— Там интересная история сложилась. Я пришел к Суркису. Знаете, как говорят: в «Динамо» сложно попасть, но еще труднее оттуда уйти. Говорю президенту: «Игорь Михайлович, за семь с половиной лет я в вашем кабинете был всего два раза».

В «Динамо» были легионеры, которые к Суркису через день ходили. Плакались — того не хватает, этого подай, денег мало. Я никогда не ходил и ничего не просил. «Да, предъявить тебе нечего», — говорит Суркис (улыбается).

У меня тогда родился сын, и, мне кажется, Суркис поначалу подумал, что я буду просить надбавки. Но у меня тогда не клеилось в «Динамо», и я хотел что-то изменить, о чем прямо сказал Суркису. Игорь Михайлович просил подумать, остаться на год, мол, может все переменится. Но я хотел играть, пускай даже с потерей финансов.

— Вы сказали Суркису, что уходите именно в «Локомотив»?

— В том-то и дело, что варианта с «Локомотивом» еще не было. Естественно, Суркис поинтересовался, куда я намылился. Но отнесся с пониманием, добавив, чтобы я ехал к Блохину, и если он меня отпустит, то, соответственно, и он отпустит безвозмездно.

Я переговорил с Блохиным. Пожали руки, он меня по-отцовски обнял, и мы полюбовно простились. Через пару дней встретился с Кучуком в Киеве. Он уже знал, что возглавит «Локомотив», и пригласил меня.

— Кто вас научил в Киеве «бей в диагональ», за что Кучук критиковал вас в «Локомотиве»?

— Такой момент действительно был. Только при Семине мы начали играть больше в короткий пас, а при Демьяненко играли больше в динамовский футбол. Чуть что, мы переводили мячи на фланги. Кучук это прямо запрещал, мол, не надо этот мяч куда-то бить! С этим отчасти и связано то, что я поначалу не всегда играл в «Локомотиве». После стольких лет в «Динамо» нужно было переучиваться.

— Это правда, что в «Динамо» вас убедил лично перейти Игорь Суркис — после того как вы наотрез отказались уходить из ЦСКА?

— Я не понимал, как пацан из ЦСКА без футбольной школы может играть в «Динамо». Там такие футболисты — а тут я, через раз по мячу попадающий. Возьмут — и что дальше? В лучшем случае сошлют куда-то в аренду. Поэтому я не хотел ехать в «Динамо». Смотрел реально на вещи. После ЦСКА я в высшей лиге поиграл только полгода в аренде в «Закарпатье». И тут «Динамо». Звал донецкий «Металлург», причем в финансовом плане предлагали намного больше, чем в Киеве. И я понимал, что в «Металлурге» у меня хоть какие-то шансы есть зацепиться. Но Игорь Михайлович настоял. Умеет он убеждать!

— «Динамо» вас заприметило, наверное, когда вы им в составе «Закарпатья» забили?

— Так говорят, но я не думаю, что это основная причина. По одной игре не судят. Мало ли кто Киеву забивал. Не звать же всех в «Динамо»! Но ехать в Киев действительно не хотел, потому что думал, что не того уровня игрок. За «Динамо-2» или дубль играть не комильфо. Вкус высшей лиги с «Закарпатьем» уже ощутил, пускай команда и болталась внизу, но мне все же хотелось играть в высшем дивизионе.

— Забивали Киеву в роли нападающего или правого полузащитника?

— В роли форварда. При Кушлыке за игру я мог сменить амплуа трижды. Начать нападающим, затем перейти на позицию опорного, а завершить матч правым полузащитником. Кушлык использовал меня на разных позициях.

— Перед карьерой футболиста в 15 лет вы ездили на заработки в Беларусь. Правильно я понимаю — вы сомневались, что станете футболистом?

— Обычно люди заканчивают ДЮСШ или какие-то интернаты и целенаправленно идут в футбол. У меня ничего такого не было. Я в лучшем случае дважды в неделю бегал в футбол. Интерната в Любешове не было. Учился в школе, затем поступил в ПТУ на строителя. Когда родители дом строили, мы с братом много им помогали — штукатурили, плитку клали, обои клеили. Ездили и на заработки. Когда поступил в институт физкультуры, попал в команду. Точнее, благодаря футболу я и поступил в институт, так как команду футбольную только создавали. В Любешове играл за команду «Припять», за которую еще когда-то выступал мой отец на первенство области. Затем стал выступать за университетскую команду. И на одной из игр меня заприметил Орест Баль. Так я и оказался в ЦСКА. Ну а дальше вы знаете.

— Вот дальше мы как раз и не знаем. Так что дальше?

— Пока все на паузе. Посидел месяц дома. С этим карантином и пандемией не знаешь, в какую сторону податься. Есть мечта открыть футбольную школу на Волыни. Может быть, получится открыть филиал «Динамо» на Западной Украине. Но я не знаю, насколько в этом будет заинтересовано «Динамо». Если нет, попробую своими силами. Но пока нужно переждать это трудное время.

Поделитесь новостью с друзьями