Популярные темы

Синдром Калачей. Какие гипотезы о «сонном» селе выдвигали ученые

Дата: 05 ноября 2020 в 07:53 Категория: Новости науки


Синдром Калачей. Какие гипотезы о

Профессор-эпидемиолог Назарбаев Университета Байрон Крэйп рассказал о том, как ученые исследовали «синдром Калачей», какие гипотезы выдвигались, какие из них удалось опровергнуть, а также о том, как ученые пришли к теории о химическом отравлении питьевой воды в селе, передает корреспондент Tengrinews.kz.

В конце 2012 года жители села Калачи и соседнего поселка Красногорский в Акмолинской области стали жертвами неизвестной болезни. Люди могли внезапно уснуть за рулем или у кухонной плиты во время готовки. Засыпали акимы и депутаты. Люди просто теряли сознание и спали аномально долго. Были и легкие формы — жители поселков обращались в больницы с сонливостью, головокружением, нарушением координации.

Несмотря на проводимые исследования, выяснить причины болезни и устранить ее так и не удалось. В октябре 2015 года «сонная болезнь» прошла так же внезапно, как и появилась. Чтобы история не повторилась через определенное время, ученые Назарбаев Университета задались целью выяснить, что произошло в селе на самом деле.

Село Калачи летом 2020 года. Фото © Турар Казангапов

Кто исследовал синдром Калачей

«Международная комиссия, назначенная правительством, без каких-либо доказательств, за исключением того, что в этой деревне была немного повышена радиация, решила выдать заключение, что главная беда — это радиация, и на этом дело закрыли. Однако, к сожалению, это не сходится с фактами. Я постараюсь провести вас через весь процесс нашего исследования, рассказать, как мы изучали ситуацию и к каким выводам пришли. Это может не совпадать с решением официальной комиссии, которое было объявлено 5-6 лет назад», — рассказал Крэйп.

Специалисты из России и Чехии, по его словам, пришли к заключению, что причиной болезни мог стать угарный газ.

Среди ранних версий врачей ученый отметил предположения, что местные жители травились некачественным алкоголем.

Село Калачи летом 2020 года. Фото © Турар Казангапов 

Как работала команда Крэйпа

«У нас был немного другой подход, чем у остальных. Мы изучали каждую деталь произошедших в Калачах событиях. Собирали самые мелкие детали — начиная с того, как ели местные жители, в своем ли доме ели, как готовили, какие продукты использовали, что они пили, чем отапливали дома, и заканчивая образом жизни. Например, употребление алкоголя и сигарет, качество этих продуктов. Место работы, возраст, пол, вес, внешний вид, поведение в дневное время, в ночное время, этническая принадлежность, употребление лекарств и наркотиков — все имеет значение», — рассказал Крэйп.

Его команда подробно опросила 202 семьи, и болевшие, и не болевшие. Всю информацию исследователи загрузили в специальную программу для изучения больших данных (big data), которая смогла увидеть разницу в поведении, питании, здоровье, симптомах и конкретном месте проживания каждого опрошенного. По словам Крэйпа, обработка этой информации вручную заняла бы годы.

«Мы также оценивали вероятность того, что это бактериальное, вирусное, грибковое, химическое, радиационное или какое-то еще загрязнение. Изучали медицинские карты пациентов. Так мы получили полную картину о симптомах, поведении до погружения в сон и после», — пояснил он.

Крэйп выяснил, что люди в основном засыпали в холодные сезоны — осенью и зимой. Также выяснилось, что жители Калачей засыпали чаще жителей Красногорского.

Житель села Калачи. Зима, 2016 год. Фото © Турар Казангапов 

Исследователи также собирали минералогические данные, направление ветра в разное время года, температуру воздуха.

«Я имею в виду, единственная гипотеза, которую мы не проверяли, — это призраки и пришельцы из космоса», — пошутил Байрон Крэйп.

«Была еще одна сумасшедшая и с точки зрения науки не совсем весомая теория, но мы ее тоже проверили, потому что ее предложили сами жители Калачей. Что в рудниках есть залежи золота, поэтому какие-то люди со стороны решили всех отравить и завладеть этой землей. Не смейтесь, на самом деле эта версия имеет для меня больше смысла, чем некоторые другие идеи, которые я слышал», — отметил он.

В итоге у исследователей появилось достаточно данных, чтобы рассмотреть и оценить каждую из выдвигаемых версий «сонной болезни».

Бактериальный менингит

Это инфекционное воспаление головного или спинного мозга. Крэйп отметил, что эту версию выдвигали некоторые ученые.

«Ни у кого из болеющих «сонной болезнью» не было озноба или жара. Мы исключили диагнозы: бактериальный менингит, грибковые инфекции, какие-либо биологические заболевания.

Рассматривали возможность химической радиации от каких-то растений — нет. Рассматривали массовую истерию, когда люди одной возрастной группы, проживающие в одних и тех же условиях, обычно в депрессивных районах, просто начинают испытывать схожие симптомы, чувство подавленности, апатию. Но в случае с Калачами проблема заключалась в том, что заболевшие имели реальные физические симптомы, вроде незначительного повышения давления. Более того, болезнь просто исчезла, и все, никто не умер», — рассказал Крэйп.

Ученый опроверг распространенное мнение, что люди в Калачах могли спать до двух недель.

«Некоторые люди просто были сонными, хмельными, будто пьяными в течение длительного времени. Но в среднем жители Калачей просто спали на несколько часов или на один полный день больше, чем спят обычные люди. Сопровождалась болезнь внезапной потерей сознания, головокружением, спутанностью сознания, у некоторых — частичной потерей памяти и галлюцинациями», — пояснил профессор.

Житель села Калачи. Лето, 2020 год. Фото © Турар Казангапов 

Радиация

«Мы знаем, что радиация никогда, особенно когда доступны тысячи работ по ее исследованию, не погружала людей в аномальный сон, нет никаких признаков длительного отравления низким уровнем радиации. Люди, пережившие интенсивное излучение, получали ожоги кожи, если уровень излучения слишком высокий, могут отказать внутренние органы. Порой излучение может изменить ДНК, и в долгосрочной перспективе это приводит к аномальному рождению, вы уже это знаете на примере Семея или других городов, возле которых проводились испытания атомной бомбы. Но радиация точно не заставляет людей засыпать ненормально», — объяснил нестыковки в теории Брайон Крэйп.

Также, по его словам, версия с радиацией не может объяснить, почему люди засыпали чаще в холодное время, почему одни люди засыпали, а другие нет, — воздействие радиации и последствия должны быть у всех и очень схожие.

Генетические отклонения

«Первым делом на ум приходят какие-то отклонения в генетике, а чисто гипотетически жители маленького села вполне могли быть очень дальними родственниками, иметь схожее генетическое заболевание. Но! В этой маленькой общине из 600 человек было около десятка различных национальностей! У всех было разное прошлое. Много метисов, смешанных кровей. Не было какой-то определенной связи с одной большой семьей. Вариант с этнической принадлежностью отпал», — поделился ученый.

Он заметил, что таких событий, как в селе Калачи, не было нигде в мире.

«Я ведь эпидемиолог, я работаю там, где вспышки, по всему миру, и никогда не было зарегистрировано вспышек такого рода и с такими симптомами. Было несколько скоплений мест и несколько семей, которые тоже засыпали надолго, но это были явно генетические заболевания, связанные с расстройством сна. Это передавалось по наследству», — пояснил профессор.

Угарный газ

Крэйп с коллегами изучал направление ветра в селе в разное время. Это было необходимо, чтобы проверить теорию ученых из России и Чехии о выдувании угарного газа из урановых рудников.

«Если предположить, что в дни, когда ветер выдувал угарный газ из рудников в сторону села, люди засыпали, а когда ветер дул в обратную сторону, люди должны были чувствовать себя нормально. Но наша проверка показала, что люди болели «сонной болезнью» независимо от направления ветра.

Также жители домов, расположенных ближе всего к рудникам, должны были болеть чаще и регулярнее, чем жители домов, расположенных далеко от рудников. Но и тут никакого подтверждения», — отметил эпидемиолог.

Село Калачи летом 2020 года. Фото © Турар Казангапов

Химическое отравление воды

«Совершенно не было разницы между мясоедами и теми, кто налегал на овощи, между теми, кто питался едой из огорода или покупал в магазине. Но когда речь зашла о питьевой воде, мы узнали, что люди в Калачах всегда пьют воду из одного подземного насоса. В селе есть парень, у него специальный подземный насос, он выкачивает воду и продает соседям», — объяснил Байрон Крэйп.

При этом жители Красногорского имели разные источники питьевой воды, в теплое время года — из труб, в зимнее — покупали в Калачах, некоторые жители брали бутилированную воду в супермаркетах или в соседнем поселке Есиль.

«Наконец мы нашли статистически значимую разницу между людьми, заболевшими в Красногорском и Калачах. Единственное различие, которое мы можем найти по сей день, — это разные источники питьевой воды», — пояснил ученый.

Так как симптомы у болевших были схожи с химическим отравлением в малых дозах, исследователи решили искать источник загрязнения воды.

«Мы начали думать: что, если в урановых рудниках химические свалки и они загрязняют другие места и делают людей больными? Это были заброшенные урановые рудники еще с конца 1980-х годов. Может, люди думали: «Все сбросим туда — и конец, избавились». Кто мог это делать? Химические заводы. Знаете, какие-нибудь старые советские военные заводы, которые работали над созданием химического оружия? Существуют ли какие-то разработки больших сверхдержав, которые могли бы усыпить людей?» — задался вопросом Крэйп.

Исследователи начали искать данные о разработках химоружия времен СССР в открытых источниках.

«Я нашел документы, слитые после развала Советского Союза, где говорилось о трех основных категориях химического оружия. Первое — химоружие вроде газа зарин, оно убивает людей. Второе наносит такой ущерб здоровью, что люди больше не могут жить самостоятельно, становятся как овощи. И третья категория, над ней работали и в СССР, и в США, — разработка, которую называют «Кома». В контексте означает успокоение людей или усыпление», — сказал Крэйп.

Ученым не удалось найти информации о том, как избавлялись от отходов при разработке этих препаратов, но они нашли данные о существовании химического завода (не военного) в районе Павлодара. Профессор предположил, что химические отходы в те времена хранили в металлических бочках и баррелях. Он допустил, что эти бочки могли выбросить в один из недействующих урановых рудников, поглубже в землю.

«Глубоко внизу оболочка бочки может начать ржаветь, протекать. Химикат просачивается в воду, а эта подземная вода в конечном итоге поставляется людям в селе», — подытожил свою догадку Байрон Крэйп.

Житель села Калачи. Лето 2020 года. Фото © Турар Казангапов 

На какие вопросы отвечает гипотеза о химическом отравлении воды

По словам Крэйпа, засыпать могли те жители, которые получили большую концентрацию вещества в воде, а также люди, которые в целом пьют воду чаще.

«Мы нашли информацию бывшего советского ученого, который разрабатывал химическое оружие. Он говорил, что некоторые химические вещества разрушаются при температуре 1 градус по Цельсию. Эта информация имела для меня большое значение, так как объясняет, почему летом болели реже. Если, например, бочка вытекала и вещество попадало в воду, то в жаркую погоду оно просто разрушалось, а в зимнее время его свойства сохранялись лучше», — отметил ученый.

Гипотеза смогла объяснить, почему люди заболевали, а животные нет: питьевая вода в селе была платной, а домашний скот поили речной водой.

«Был один единственный случай, когда женщина пожаловалась, что ее кошка спала ненормально долго. Угадайте что? Это была домашняя кошка, которая пила воду из того самого насоса», — отметил Крэйп.

Также с помощью этой гипотезы Крэйп смог объяснить, почему «сонная болезнь» прекратилась в 2015 году, возможно, за весь период болезни с конца 2012 года по 2015 год химикаты в бочках или баррелях просто полностью просочились в воду, резервуары опустели, и вода очистилась.

Жители села Калачи. Лето, 2020 год. Фото © Турар Казангапов 

Подтверждение гипотезы

Профессор Байрон Крэйп попросил помнить, что его слова — это лишь гипотеза, хоть и больше других сумевшая объяснить синдром Калачей. Чтобы подтвердить или опровергнуть ее, исследователям нужно найти точные доказательства своим предположениям.

«Нужно спуститься в ближайший урановый рудник, взять анализы и пробы, принести в лабораторию и проверить. Но это действительно старое месторождение, оно может обрушиться в любой момент. Если я сам не рискую туда идти, я не могу послать кого-то другого. Я обратился в Школу инженерии Назарбаев Университета, они сказали, что могут отправить туда беспилотник, но требуются денежные средства», — пояснил Крэйп.

Исследования пришлось приостановить из-за начавшейся пандемии коронавируса.

Только главные новости — в Telegram-канале Tengrinews.kz! Подпишись и получай самое важное прямо на свой телефон.

Тэги новости: Новости науки
Поделитесь новостью с друзьями