Популярные темы

Лучшие материалы недели, которые вы могли пропустить

Дата: 18 октября 2020 в 11:03


Лучшие материалы недели, которые вы могли пропустить

На уходящей неделе Азаттык подробно освещал события в Кыргызстане – пожалуй, именно их чаще обсуждали наши читатели. Демонстрации в соседней стране, приведшие в конечном итоге к вынужденной отставке президента Сооронбая Жээнбекова, резко контрастировали с выборами в Таджикистане. В понедельник мир узнал, что Эмомали Рахмон пошел на пятый срок, ожидаемо выиграв выборы президента. ЦИК Таджикистана сообщила, что действующий президент набрал почти 91 процент голосов. Здесь итоги выборов никто не оспаривал. Рахмон готовился к выборам задолго до дня Х, скрупулезно вычистив политическое поле от оппозиционных сил.

На этой неделе правозащитная организация Freedom House включила Казахстан в ряд стран с «несвободным интернетом». В этой группе страна находится пятый год подряд. До 2014 года Казахстан считался «страной с частично свободным интернетом», но с 2015 года показатели только ухудшаются.

Очень много внимания на неделе Азаттык уделял социальным проблемам казахстанцев – на примере Жамбылской области мы рассказывали о ситуации с инватакси для людей с особыми потребностями и дедовщине в казахстанской армии.

Рахмон, который находится у власти с 1992 года, объявлялся победителем четырех президентских выборов, ни одни из которых западные наблюдатели не посчитали свободными и справедливыми. Рахмон пользуется сомнительной репутацией единственного постсоветского автократа, находящегося у власти дольше, чем Александр Лукашенко в Беларуси.

Выборы 11 октября прошли на фоне усугубления экономических проблем Таджикистана из-за пандемии коронавируса: сотни тысяч трудовых мигрантов не могут отправиться на заработки в Россию и найти работу дома, поток денежных переводов из-за рубежа, необходимых для поддержки местной экономики, сокращается.

Читать материал далее.

Жээнбеков в одном из своих первых заявлений после массовых протестов, которые привели к смене правительства и спикера парламента, сказал, что готов уйти в отставку после того, как будет сформирован новый кабинет и ситуация в стране стабилизируется. Общественные протесты в этой центральноазиатской стране в третий раз за последние 15 лет приводят к уходу президента с должности.

Власти стран Центральной Азии выразили первую реакцию на события в Кыргызстане 9 октября, заявив об обеспокоенности ситуацией. Лидеры Казахстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана выразили надежду, «что все политические партии и общественные круги Кыргызстана приложат необходимые усилия для обеспечения мира и спокойствия, решения возникших вопросов при непременном соблюдении Конституции и национального законодательства». Они не поддержали какую-либо из сторон противостояния в Кыргызстане. На этой неделе, 13 октября, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал Сооронбая Жээнбекова в Кыргызстане «легитимным главой государства» и заявил о поддержке «его действий» по нормализации ситуации в стране.

Здесь про то, как казахстанская общественность отреагировала на отставку Жээнбекова.

Кроме Казахстана, в число «стран с несвободным интернетом» вошли Китай, Иран, Сирия, Вьетнам, Куба, Саудовская Аравия, Пакистан, Египет, Узбекистан, Венесуэла, ОАЭ, Эфиопия, Бахрейн, Судан, Россия, Турция, Таиланд, Беларусь, Азербайджан и Руанда.

По данным организации, в Казахстане «провластные тролли искусственно организуют онлайн-дискуссии в интернете» и «сознательно препятствуют информационным и коммуникационным технологиям».

В докладе Freedom House также отмечается, что «организации, критикующие власти, и правозащитные организации в Казахстане подвергаются техническим атакам».

Комментарии спикеров Азаттыка по теме «несвободного интернета».

В столице Казахстана открыли музей, посвященный Нурсултану Назарбаеву – первому президенту страны, после официальной отставки по-прежнему возглавляющему Совет безопасности и партию власти. Музей площадью 40 тысяч квадратных метров построили рядом с Библиотекой первого президента, которую так же называют Назарбаев центром.

– Вся наша страна в каком-то смысле – это музей Назарбаева под открытым небом. Все эти непонятные строения в виде байтереков, шаров и так далее – это все тоже экспонаты большого музея имени Назарбаева. Сейчас я снимаю документальный фильм об одном общественном деятеле, и мы были в его доме-музее. Это его реальная квартира и там есть его дух, потому что он там жил. Этим и прекрасен любой исторический музей, где есть аура. А этот музей – это сорок тысяч квадратных метров понтов и возвеличивание себя. Любой музей – это попытка остановить время. Цель же этого музея, на мой взгляд, это страх остаться в забвении после смерти, – считает поэт и документалист Ербол Жумагулов.

Именем первого президента Казахстана, критикуемого международными правозащитными организациями за авторитарный стиль правления, преследования политических оппонентов и частые нарушения прав граждан, названы столица страны, аэропорт столицы страны, университет, школы, центральные проспекты областных центров, парки, спортивные сооружения и даже горная вершина в Заилийском Алатау. В ряде городов и в столице установлены памятники Назарбаеву.

Казахстанские активисты намерены использовать современные технологии для наблюдения за процессом голосования и подсчета голосов на парламентских выборах в следующем году. Они считают, что их виртуальные проекты могут отследить возможную кражу голосов и способствовать прозрачности проведения выборов.

Руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина считает, что «самое сложное — контролировать все 10 тысяч избирательных участков (на президентских выборах 2019 года в Казахстане было 9 970 избирательных участков. – Ред.), особенно в отдаленных районах». Но если наблюдатели будут работать слаженно, проект будет успешным, говорит она. Торегожина отмечает, что в обществе растет число активных граждан, готовых бороться с несправедливостью, кроме того, чувствуется усталость со стороны рядовых бюджетников, кого вынуждают участвовать в фальсификациях.

— У нас все общество, те же самые избирательные комиссии уже не каменная скала, глыба, которая стоит за «Нур Отаном». Все недовольные, все имеют претензии. Они тоже устали, — говорит она.

Подробнее о новых инициативах активистов.

По официальным данным, 220 военнослужащих за последние десять лет покончили жизнь самоубийством. Это в среднем по 22 военных в год. С начала текущего года счеты с жизнью свели семь военнослужащих.

По данным первого заместителя главного военного прокурора Казахстана Бирлика Ташимова, более 90 процентов зарегистрированных случаев суицида не носят криминального характера и связаны в основном с семейными и финансовыми проблемами, нетерпимостью к тяготам службы и неспособностью адаптироваться к военной среде.

В статье разбираем конкретный случай суицида в военной части.

Жительница Тараза Гульвира Жуызтаева, услышав сигнал инватакси со двора многоквартирного дома, быстро начала одевать свою дочь Насихат. У семилетней Насихат Мухамедали тяжелая форма ДЦП – она обездвижена и нуждается в беспрерывной помощи. Для Насихат и ее мамы Гульвиры инватакси – единственная возможность выйти из дома. В этот раз Гульвира собирается ненадолго заехать в коррекционную школу, поэтому не берет коляску. Взяв дочь на руки, она направилась к автомобилю.

По словам главы общественного фонда ««Өмір сапасы» Гульнур Кожабергеновой, шесть из девяти автомобилей фонда предоставлены для перевозки незрячих людей в Таразе. Оказалось, что проблемы со зрением есть у полутора тысяч жителей областного центра. Второй фонд – «Шапагат» услуги инватакси предоставляет с 2018 года. В парке фонда шесть машин, а особых клиентов – шестьсот.

Как выживают взрослые и дети, имеющие инвалидность, в материале тут.

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Тэги новости: Касым-Жомарт Токаев Нурсултан Назарбаев
Поделитесь новостью с друзьями