Популярные темы

«Было больше финансирования». Зигангиров — о «бронзе» на ОИ-1980

Дата: 29 июля 2020 в 15:40 Категория: Новости экономики


«Было больше финансирования». Зигангиров - о «бронзе» на ОИ-1980

Капитан сборной СССР по хоккею на траве Фарит Зигангиров дал интервью Sputnik Казахстан, в котором он рассказал о том, как прошли Олимпийские игры-1980, сообщает Prosports.kz. 

— Если перейти к разговору об Олимпиаде 1980 года. Подготовка к ней как-то отличалась, было что-то особенное?

— Так как Олимпиада проходила у нас в СССР, то было больше финансирования. Помимо этого, был изменен календарь сборной – обычно мы ездили на один-два международных турнира в год. Тут же мы ездили в Испанию, Голландию, Германию для того, чтобы набраться опыта международных матчей. Мы постоянно проводили сборы в Москве и жили в Новогорске на базе. Хотя тогда туда было трудно попасть тем сборным, которые еще не достигли больших результатов. Условия для работы в Новогорске были идеальные – оттуда полчаса до стадиона «Динамо», где мы проводили тренировку, все рядом. Поэтому, если сравнивать с другими годами подготовки, то в 1980 году спортивный комитет СССР уделял нам повышенное внимание.

— В одном из интервью вы сказали, что бронза на той Олимпиаде была потолком для сборной СССР. Индия и Испания были на голову сильнее?

— Да, это так. С другой стороны, спорт есть спорт, нам немного не хватило везения в матче с Испанией. Индия, да, разговора нет – они были и тактически, и технически на голову сильнее, чем мы. Надо понимать, что у них это национальный вид спорта. Поэтому бронза – это хороший результат.

— До Олимпиады сборной ставили конкретную цель?

— Руководителем нашей делегации был Борис Майоров – прославленный хоккеист. Он очень жесткий мужчина. За неделю до открытия игр Майоров на собрании, где было еще и другое спортивное руководство, поставил задачу – попасть в призеры. Откровенно говоря, третье место – наш уровень. Еще раз повторюсь, если бы удачно складывалось, то мы могли бы с испанцами побороться. Тогда мы играли в группе по круговой системе: испанцам проиграли 1:2, индусам уступили 2:4, легко обыграли поляков 5:0, которые были нашими конкурентами за бронзу. А вот когда уже играли с ними в матче за третье место, там нашла коса на камень. У них тогда была молодая сборная, после московской Олимпиады они очень неплохо выступали. Мы тогда выиграли их 2:1, но игра была на нервах.

— Вы были на закрытии или открытии игр?

— На следующий день после открытия Олимпиады у нас была игра. Вообще, у всех видов спорта, включая нас, у кого на следующий день после открытия были соревнования, их не приглашали – мы должны были готовиться. А вот на закрытие нас почему-то не позвали. Конечно, мы хотели туда попасть, но это руководство решало, что-то там не срослось.

— Тогда, если вспомнить Москву 1980 года, что вам запомнилось?

— Во-первых, организация самих Игр была на высшем уровне. Во-вторых, атмосфера в Олимпийской деревне была очень дружественной. Наша казахстанская делегация каждый день после соревнований собиралась в одном месте, сдвигали столы и общались. Все там были – Серик Конакпаев, Витя Демьяненко, Таня Лесовая, Серега Котенко, Шамиль Сериков, Витя Мазин, Володя Муравьев. Так что наши ребята, особенно те, кто с Алматы, каждый вечер общались, вместе проводили время. Незаметно так, вот и сорок лет прошло, а как будто вчера все было. К большому сожалению, многих уже нет в живых.

— Что вы почувствовали, когда обыграли поляков, и поняли, что вы бронзовый призер Олимпийских игр?

— Конечно, цель любого спортсмена – это участие в Олимпийских играх. Большое желание выступить как можно лучше, потому что четыре года готовишься к ним. Поэтому, если выступишь неудачно, считай, четыре года насмарку. У некоторых и руки опускались, кто-то даже со спортом завязывал. Поэтому после матча была огромная радость от того, что выполнили задачу – и перед руководством, и перед страной. Были неописуемые чувства огромной радости.

— Кто первый вас поздравил? Может кто-то в раздевалку заходил из большого руководства?

— Майоров пришел в раздевалку и поздравил. Заходили еще люди из спортивного комитета, я, к сожалению, уже не помню, как их звали.

На самой Олимпиаде с нами не было Эдуарда Фердинандовича Айриха. Ему делали операцию, поэтому он не смог поехать. Когда приехали в деревню, то в штаб вызвали Осинцева Михаила Семеновича, который исполнял обязанности главного тренера, и его по телефону из Алматы поздравил Эдуард Фердинандович. В семь вечера мы все собрались на ужин. К нам подошел Михаил Семенович, у него слезы на глазах были, и рассказал о поздравлении Эдуарда Фердинандовича. Очень трогательный момент был.

Жалко очень, что с нами не было Эдуарда Фердинандовича. Мое мнение – если он был бы с нами, он и состав другой поставил бы на Испанию. С испанцами с первых минут не играл Олег Загороднев, а это был один из ведущих игроков сборной. Поэтому, будь вместе с нами на Олимпиаде Айрих, кто знает, может результат был бы выше.

— В Алматы после Олимпиады вас встречал Динмухамед Кунаев. Чем запомнилась та встреча для вас?

— На следующий день после приезда у нас была встреча в Доме правительства. Кунаев нас поздравил, мы у него были, наверное, минут пятнадцать. Он поручил, чтобы олимпийским чемпионам и призерам, кому нужно, улучшили квартирный вопрос, кому надо — дали машину. Потом Кунаев вышел, нам сказали никому не расходиться, всем ждать внизу. К нам пришел начальник отдела, попросил в течение часа написать, что нам нужно из того, что озвучил Кунаев. Мы все написали заявления, и буквально сразу был решен вопрос. Понятно, кто просил квартиры, им чуть позже дали, а машины прям на той же неделе получили.

— Вы что попросили?

Я тогда холостой был, квартиру было не положено. Поэтому взял машину – шестую модель «Жигули».

Тэги новости: Новости экономики
Поделитесь новостью с друзьями