Популярные темы

«Мова — это оружие». На Украине спорят о русском языке в школах

Дата: 16 июля 2020 в 23:27 Категория: Общество



Несколько тысяч людей возле Верховной Рады митинговали против внесенного в повестку дня законопроекта, изменяющего порядок использования языков в сфере образования. Проект, который затронет менее одного процента украинских школ, его противники осуждают как «закон об уничтожении украинского языка».

Организаторы акции протеста призвали его участников не расходиться, пока противоречивый законопроект не будет снят с рассмотрения парламента.

Автор законопроекта, депутат от президентской партии «Слуга народа» Максим Бужанский говорит, что своей инициативой борется с дискриминацией, прописанной в нынешнем законодательстве.

И хотя, по заверениям Бужанского, Рада приступит к рассмотрению его законопроекта только в пятницу, его противники открыли фронт против предлагаемых им новаций уже в четверг.

Би-би-си разбиралась, чего хочет достичь своим проектом Максим Бужанский, что не нравится в этом документе бывшему президенту Петру Порошенко, и причем тут намеченные на осень местные выборы.

«Мы выходим на войну. Войну за Украину. И мы не можем быть в ней пацифистами», — вещал со сцены, установленной на площади возле Верховной Рады, очередной выступающий. «Мова — зброя! (Язык — оружие!)» — скандировали ему в ответ несколько тысяч собравшихся на митинг.

Массовую акцию на площади возле Верховной Рады анонсировали в понедельник. В тот день спикер парламента Дмитрий Разумков включил в повестку дня Рады законопроект №2362 с длинным названием — «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обучения на государственном языке в образовательных заведениях».

Нынешнее законодательство Украины о языке было принято во второй половине президентства Петра Порошенко. Оно значительно расширило сферу использования украинского языка, в частности, в образовании.

Автором законопроекта №2362 был Максим Бужанский — известный блогер из Днепра (бывший Днепропетровск), в прошлом году ставший депутатом парламента от партии Зеленского «Слуга народа». Он — один из самых активных критиков нынешнего языкового законодательства Украины.

В конце прошлого года Бужанский уже подавал в парламент проект о полной отмене закона о языках, однако Рада так и не рассмотрела этот документ. Сейчас конституционность закона о языках рассматривается Конституционным судом Украины.

Включение в повестку дня еще одного проекта Бужанского вызвало бурную реакцию в партии Петра Порошенко «Европейская солидарность». «Срочно! Репост и мобилизация! 16 июля — все под Верховную Раду!... (Законопроект 2362) — путь к тотальной русификации образования. Мы не имеем права этого допустить», — написал в «Фейсбуке» депутат Рады Владимир Вятрович.

ТЕРМІНОВО! РЕПОСТ І МОБІЛІЗАЦІЯ! 16 липня – всі під Верховну Раду! Щойно з подачі фракції «Слуга народу» голова ВР...

Конец Facebook сообщения , автор: Volodymyr

И хотя в повестке дня парламента на четверг этого проекта не оказалось, неравнодушные граждане начали подтягиваться к Раде еще за час-полтора до начала ее работы. В руках у многих из них были транспаранты, чаще всего самодельные, изготовленные чуть ли не на коленке.

Проект Бужанского — довольно лаконичный документ, который не особо влияет на нынешнее положение в сфере использования языков на Украине.

По нынешним законам, языком образования в стране является государственный — то есть украинский. Но не все так просто, так как обучение может проводиться и на других языках — все они разделены на три группы.

Первая — языки коренных народов (фактически речь идет только о крымскотатарском). Обучение на этом языке может проводиться с первого до последнего класса школы с параллельным обязательным изучением украинского.

Вторая группа — языки национальных меньшинств, которые являются официальными языками Евросоюза. В украинских реалиях речь идет о венгерских, румынских, польских, словацких, болгарских и греческих школах. Таковых на Украине сейчас насчитывается более 150 из примерно 13 тыс. общего количества. Начиная с 1 сентября 2023 года, первые четыре класса в таких школах дети будут обучаться на этих языках с обязательным изучением украинского, а с пятого класса доля государственного языка будет постепенно увеличиваться, достигая 60% учебного времени в старшей школе.

Наконец, к третьей группе относятся языки прочих национальных меньшинств, хотя понятно, что фактически речь идет именно о русском языке. Уже с 1 сентября этого года в русскоязычных школах — их на Украине сейчас осталось примерно 125 — обучение будет вестись на русском только в начальной школе, первые четыре класса. С пятого класса 80% учебного времени в этих школах будет читаться на украинском.

Бывшая министр образования Украины Анна Новосад утверждала, что разная длительность переходного периода для разных языков объясняется тем, что детям, обучающимся по-русски, будет легче перейти на украинский, так как эти языки принадлежат к одной языковой группе.

А вот Максим Бужанский утверждает, что такая ситуация ставит в привилегированное положение языки нацменьшинств, относящиеся к странам ЕС, и предлагает три новации:

«Это (законопроект) не о языках и не о школах, а об одинаковых правилах для всех... Ведь если принято решение, что все школы переводятся на украинский язык, то это должно произойти одномоментно для всех, и объем предметов, преподаваемый на государственном языке, так же должен быть одинаковым для всех», — сказал Бужанский Би-би-си.

Проект Бужанского был отвергнут профильным комитетом парламента. По расчетам правительства, его реализация будет стоить государственному бюджету почти 60 млн гривен (более 2 млн долларов) — в основном речь идет о печати русскоязычных учебников.

Однако сам автор документа убеждает Би-би-си: цена возобновления справедливости в украинских школах сопоставима со стоимостью постройки одного километра дороги в рамках масштабного госпроекта Владимира Зеленского, то есть вполне подъемная для государства сумма.

К тому, что против его проекта решительно настроены тысячи людей, вышедших к парламенту, Бужанский относится философски. «Я уважаю право каждого гражданина на мирный протест. Рад, что мои соотечественники неравнодушны, патриотичны, это хорошо, я это приветствую. Сожалею о том, что, думаю, участники митинга, знают суть этого проекта только со слов депутатов от «Европейской солидарности». То есть в законе идет речь об одном, а они протестуют против другого», — говорит он.

Аргументация Бужанского не впечатляет Данилу и Степана. Двое молодых людей родом из Нежина Черниговской области говорят, что с содержанием проекта 2362 ознакомлены, и он им категорически не нравится.

Они пришли к Верховной Раде с нарисованным от руки на картонке плакатом.

На одной его половине большими буквами написано «Україна — не Росія». На второй — нецензурный призыв всем, кого не устраивает нынешнее языковое законодательство, уезжать в Россию. Плакат то и дело фотографируют другие участники митинга. Молодым людям нравится это внимание, и они охотно рассказывают о своем отношении к проекту Бужанского.

«Понятно, что этот закон касается только одного процента школ. Но так они зондируют почву, измеряют настроение общества. Если пройдет сейчас, они начнут менять языковое законодательство дальше, дойдут и до остальных школ, а потом и до садиков», — говорит один из них.

«Ну и Бужанский же на самом деле борется за вчерашний день. Украинский язык столько времени унижали, столько запрещали. Сейчас первые какие-то ростки появились, а чувак пытается все назад отмотать», — добавляет его коллега.

К Даниле и Степану подходит пожилой дядька в вышиванке. Он пристально всматривается в их плакат и солидно говорит: «Хлопцы, по сути все написано правильно, но не надо материться, мы не должны уподобляться москалям». Недовольство вызывает нецензурный глагол, призывающий оппонентов удалиться из страны.

«Можно зачеркнуть пару букв и оставить просто «дуйте», — предлагает он. — Много есть вариантов, украинский язык богатый».

Данила и Степан немного смущаются и говорят, что обязательно исправят плакат. Дядька фотографирует их и уходит. Молодые люди еще некоторое время обсуждают, какой глагол был бы здесь более уместным, а потом переключат внимание на сцену.

Если верить некоторым выступающим на митинге, то проект 2362 — это «закон об уничтожении украинского языка», а автором его является не бывший блогер Бужанский, а чуть не лично Владимир Путин.

Когда на сцену под овации присутствующих выходит Петр Порошенко, то оказывается, что неспроста именно на четверг был запланирован визит президента России в аннексированный Крым. В пространной речи бывшего президента находится место и для перечисления основных достижений его президентства, и для упоминания о томосе (документ об автокефалии для Украинской православной церкви).

«Заважає мова — геть до Ростова (Мешает язык — прочь в Ростов)!», — в какой-то момент начинает зажигать толпу на площади Порошенко. Именно в Ростов после смены власти бежал предшественник Порошенко на посту президента Украины Виктор Янукович, намек для собравшихся перед Радой был более чем понятным.

Ведущая митинга представила Порошенко как «главного защитника украинского языка» и, учитывая, что осенью этого года на Украине состоятся местные выборы, не исключено, что тем самым описала позиционирование бывшего президента и его партии в ходе грядущей кампании.

Именно «Европейская солидарность» застолбила за собой место главного оппонента языковых новаций представителей команды Зеленского, ее логотип красовался на сцене, и эта партия на правах хозяйки праздника позволяла представителям других партий выступить на этом мероприятии.

«Каждый раз, когда кто-либо касается языка, неважно с какой стороны, — это всегда политический вопрос. В самом обществе, среди обычных людей, этого вопроса нет. Он возникает, только когда политики начинают его педалировать, а они это делают всегда в своих интересах», — говорит Би-би-си политтехнолог Сергей Гайдай.

Автор проекта 2362 Максим Бужанский убеждает Би-би-си, что своей инициативой он всего лишь отвечает на поступающие ему «тысячи звонков и писем от учителей и родителей с просьбой урегулировать эту ситуацию, устранить несправедливость».

Политолог Владимир Фесенко предполагает, что это утверждение лишь отчасти правдиво.

«Для Бужанского этот проект — точно отражение его идеологической, мировоззренческой позиции. Он действительно так думает, у него такие убеждения. С другой стороны, у него абсолютно точно есть предвыборные мотивы. По имеющимся данным, он хочет баллотироваться в мэры Днепра, и ему нужна фишка, которая прозвучит максимально громко. Именно политическая фишка, потому что соревноваться [с другими кандидатами] по хозяйственным, экономическим делам ему сложно», — говорит эксперт.

Политолог обращает внимание на то, что президент Владимир Зеленский лично не высказывал своего отношения к инициативе Бужанского. Потенциально поддержка такого проекта — при соответствующей «раскрутке» этой темы той же партией Порошенко — могла бы обвалить позиции «Слуги народа» на западе страны. Выступление против — вероятно, настроило бы против президентской силы избирателей юга и востока, где в последнее время набирает силы пророссийская «Оппозиционная платформа — За жизнь».

Вот и получается ситуация, при которой законопроект об изменении языкового законодательства подает член партии власти, а уже на следующий день против него в «Фейсбуке» протестуют более двух десятков других депутатов от партии власти.

«Эта ситуация отражает эклектику в составе фракции Зеленского. Есть эклектика в позиции Офиса президента: там одни выступают за одно, другие — за другое. И у самого президента, думаю, в голове такая же эклектика», — считает Фесенко.

«Сам Зеленский — русскоязычный. И в интересах его «квартальской команды» [часть окружения Владимира Зеленского составляют выходцы из «Квартала 95» — одной из крупнейших продакшн-студий развлекательного контента в Восточной Европе] сохранить сферу использования русского языка особенно в творческой сфере, сфере кинематографа. Им не нравится нынешнее языковое законодательство, но при этом они боятся его менять», — резюмирует Фесенко.

Поэтому, продолжает политолог, не исключено, что сейчас команда Зеленского демонстрирует своеобразный гибкий маневр: они внесут языковой проект на обсуждение, показав этим своему избирателю, что не боятся браться даже за такие неоднозначные темы, но особо продвигать его через Раду не будут. Пройдет проект Бужанского — так и будет. Не пройдет — оправдаются: мол, это демократия, так бывает.

Петр Порошенко уже сошел со сцены, и потихоньку с площади перед парламентом начали расходиться и рядовые участники митинга.

«Испугались! Отменили они свой закон!» — громко кричал в трубку мужчина в потертых камуфляжных штанах, удаляясь от Рады.

В повестке дня парламента на четверг законопроекта Бужанского действительно не оказалось. Организаторы митинга заявили, что власть попросту испугалась народного гнева со стороны собравшихся на митинг.

Но это не соответствует действительности. Решение о том, что в четверг проект 2362 рассматривать не будут, приняли накануне. Еще в среду вечером Максим Бужанский сообщил Би-би-си, что его инициативу будут рассматривать в пятницу.

Тем не менее, организаторы митинга под стенами парламента призвали участников акции не расходиться из-под стен Рады, пока парламент не «завалит» проект Бужанского, либо пока сам автор законопроекта не отзовет его.

«Я не реагирую на попытки шантажа. Я не сниму свой проект [с рассмотрения], даже если мои оппоненты останутся жить на майдане вечно», — сказал Би-би-си Максим Бужанский.

Он рассчитывает на то, что проект 2362 поддержит примерно 170-180 депутатов от «Слуги народа» (общая численность фракции президентской партии составляет 248 человек), а с учетом сочувствующих от других партий проекту удастся набрать искомые 226 голосов.

Другое дело, что речь будет идти только о голосовании за проект в первом чтении. Ко второму оппоненты Бужанского наверняка подготовят к нему сотни, если не тысячи, правок и затянут его рассмотрение так, что даже если закон одобрят во втором чтении, вступить в силу к началу нового учебного года он, вероятно, не успеет.

Тэги новости: Общество Владимир Зеленский Владимир Путин
Поделитесь новостью с друзьями