Популярные темы

НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ

Дата: 14 июля 2020 в 15:54


НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ


Мадина Меирманова

Одному маленькому, но весьма «въедливому» вирусу потребовалось совсем немного времени, чтобы изменить мир, вызвав целый ряд кризисов: социальный, экономический, финансовый. Но COVID-19 лишь усилил уже существовавшие в мире тенденции: углубление цифровизации, стремление экономик к разрозненности, рост долга в мировой экономике. Что ждет мир после пандемии? Останемся ли мы глобальным миром или откроются новые, более выгодные возможности?

На днях в рамках большой онлайн-конференции «Astana Finance Days 2020: Рынки в меняющемся мире» состоялась интересная дискуссия экспертов на тему «Уничтожил ли коронавирус глобализацию? Новая парадигма: больше долгов, больше местного содержания, больше цифровизации?». Большие люди из мира экономики и политики пытались построить картину будущего мира, говоря не только о существующей пандемии, но прежде всего вспоминая, с чем, собственно, мир к этой пандемии подошел. Потому как конец эпохи глобализации предсказывали человечеству задолго по появления коронавируса.
Руководитель стратегии глобальных суверенных рынков Массимилиано Кастелли напомнил, что задолго до COVID-19 мир перешел от стадии глобализации к стадии регионализации с тремя «центрами силы»: США, Европой и Китаем в Азии. «Мы постепенно приходили к глобальной модели экономики, где три центра силы: США, Китай и Европа. Складывались такие условия, которые можно было бы назвать «новой холодной войной». Но все эти регионы интегрированы в экономику друг друга гораздо больше, чем это было между США и СССР. Поскольку регионализация проявляется в конкуренции между тремя крупнейшими регионами — в технологической области, образовании, человеческом капитале, то в итоге инвесторам придется принимать решение, кому нести свои деньги».

 


Кстати, по мнению Кастелли, АТР выйдет из пандемии в наиболее лучшем состоянии, нежели другие регионы. В том числе и благодаря начавшемуся задолго до появления COVID-19 в Китае переходу от экономической модели, основанной на экспорте, к экономической модели, основанной на внутреннем потреблении.
В целом же эксперты считают, что пандемия не принесла ничего нового, она всего лишь усилила тенденции, которые были обозначены и до 2020 года. Например, углубление политики национализации у ряда стран, как, например, США. «Это наносит удар по двум столпам глобализации: международной торговле, которая обеспечивает экономический рост, и движению капитала, который замедляется повышением националистических тенденций, а это очень важно с точки зрения инвесторов. У нас возникает больше трений, когда политики вмешиваются в вопросы международной торговли и движения капитала. Политики только ставят дополнительные барьеры на пути капитала», — заявил Кастелли.
Наиболее яркий пример — торговые войны между США и Китаем, которые были и раньше, а с пандемией только усилились. В том числе и стремление стран (причем не только этих двух) перестать зависеть от торговых партнеров — обеспечить себе этакий «глобальный суверенитет».
«Кризис, вызванный коронавирусом, потряс основы глобализации: прекратил движение людей через границы, очень сильно ограничил движение товаров, движение капитала. Мы сейчас поняли, насколько серьезно зависели от цепочек поставок, свободного движения товаров и людей через границу. Сейчас наша зависимость была продемонстрирована самым явным образом», — считает профессор истории Принстонского университета, автор книги «Конец глобализации» Гарольд Джеймс. В качестве примера он привел «лекарственную зависимость»: «У нас сейчас ученые в разных лабораториях разных стран ведут разработки вакцин, и это может натолкнуть на мысль, что одна страна может со всем этим справиться. И поэтому можно делать акцент на суверенитете, мы хотим быть независимыми, мы хотим все делать самостоятельно, не хотим зависеть от лекарств, которые производятся в других странах. Как зависит США от поставок антибиотиков из других стран, включая Китай. На 80 процентов Штаты зависели от поставок антибиотиков из Китая и Индии. Правительство США сейчас ищет варианты замещения этого экспорта».
Но, пытаясь научиться жить разобщенно и заменить глобализацию внутренними ресурсами, мир все равно будет углублять глобальное сотрудничество. Просто теперь оно будет выглядеть по-иному. Гарольд Джеймс предлагает в качестве примера медицину и образование, которые вполне смогут существовать в онлайн-мире, и цифровое сотрудничество этих областей будет только крепнуть: и медики, и студенты смогут обмениваться знаниями, не покидая своих стран и домов.
Заместитель директора-распорядителя МВФ Тао Чжан считает, что сейчас настал момент, когда политики должны сами себе задать вопрос: какого будущего мы для себя хотим? «Мой ответ, что мы должны построить для себя будущее, которое предусматривает больше безопасности, больше взаимосвязи между экономическими агентами, между странами мира. Мы фактически говорим о новой стадии глобализации, той глобализации, которая может принести нам больше преимуществ от свободного движения людей, товаров и капитала через границы. Это та глобализация, которая позволит нам использовать весь потенциал современных технологий, нивелируя их недостатки. Мы говорим об инклюзивном росте мировой экономики. Это требует улучшения взаимосвязи между странами, повышения жизнеспособности всех наших стран-экономик».
Аналогичной позиции придерживаются и в ООН. Генеральный директор офиса Организации Объединенных Наций в Женеве Татьяна Валовая сказала, что, по ее личному мнению, «COVID-19 не похоронит глобализацию». «Потому что до этого мы никогда не видели настоящей глобализации, — заявила она. — Ранее у нас была глобальная экономическая взаимозависимость друг от друга. Да, у нас были и трансграничные инвестиции, и товары, и рабочая сила двигались через границы без особых сложностей. Но у нас не было глобального управления. У нас есть финансовые глобальные институты: МВФ, Всемирный банк, но они не были наделены полномочиями вести собственную политику. То есть у нас сложности мирового масштаба, но нет инструментов, чтобы решать эти сложности в мировом масштабе». По ее мнению, в постковидный период нас ждет то же самое, что было после Первой и Второй мировых войн — трансформация глобальных институтов и появление новых, чьей задачей будет недопущение повторения существующего кризиса. «Мы построим лучшую систему, которая будет характеризоваться более тесными взаимоотношениями между государствами», — заявила Валовая.
«Глобализация еще не похоронена, но в результате этого кризиса мы можем перейти к новой стадии глобализации, более «зеленой» и экологически чистой», — добавил Тао Чжан.
В целом эксперты сошлись в одном: COVID-19 — это не конец глобализации. Наступит следующий этап глобализации, более инклюзивный.

Нур-Султан

Поделиться:

Поделитесь новостью с друзьями