Популярные темы

Мусорное электричество

Дата: 02 июля 2020 в 04:53


Мусорное электричество

Петр Своик, «Время», 2 июля

Мажилис принял законодательные поправки по энергетической утилизации отходов: сжигание мусора с выработкой электроэнергии должно стать правилом нашей жизни. Давайте поаплодируем этой замечательной новости, а отдельно — депутатам-инициаторам Куралай КАРАКЕН, Гульнаре БИЖАНОВОЙ и Глебу ЩЕГЕЛЬСКОМУ. ­Но одновременно все же давайте разбираться.
Жечь есть что: твердых бытовых отходов ежегодно набирается до 4,5 млн тонн. Вся эта масса вывозится за городскую черту и, извините, тупо вываливается. Хорошо, если с разравниванием бульдозером и грунтовой засыпкой. А зачастую просто пылит-гниет на несанк­ционированных свалках, которых у нас кратно больше, чем более-менее устроенных полигонов.
Но не всякий мусор горит. И чтобы хотя бы часть отходов навсегда удалять из нашей жизни и загородной природы, превращая в безвредный водяной пар и полезное электричество, нужна первичная сортировка. Каковая имеется только в Алматы и Нур-Султане. Точнее, имелась: мусороперерабатывающий завод в южной столице не пережил мировой кризис 2007-2008 годов — акимату пришлось урезать субсидии, завод обанкротился, оборудование было разобрано. А более молодой завод в столице не пережил ухудшения экономической обстановки в 2013-2014 годах, но без урезания субсидий и остановки конвейера не обошлось.
Вот то-то и оно, что переработка отходов даже при условии извлечения всех полезных компонентов неокупаема и требует государственного дотирования. Причем чем глубже сортировка и шире ассортимент вторичной продукции, тем больше требуется доплачивать. К примеру, завод в Алматы еще как-то держался, когда получал по 8 долларов за тонну, тогда как в Европе субсидии начинаются от 50 евро. Можно, конечно, обойтись без госдотаций, подняв тарифы на вывоз мусора с нынешних примерно 200 тенге с человека в месяц хотя бы до 1500-2000 — такой расчет привел министр природоохранного ведомства Максут МИРЗАГАЛИЕВ на презентации в парламенте проекта Экологического кодекса. Но мы это потянем? Переработку, как и вообще «зеленую» экономику, могут позволить себе только страны с большим бюджетом и платежеспособными гражданами — вот в чем суть вопроса.
А коль скоро у нас министры и депутаты не самоубийцы, чтобы предлагать поднять тарифы для населения раз в 10-15, то и нашли выход — узаконить мусоросжигание. А во что обойдется такое «мусорное» электричество? На той же презентации будущего Экокодекса и это было представлено: по расчетам Минэнерго, ровно по 102 тенге за 1 кВт/час. Для справки: предельные тарифы для ГЭС у нас в пределах 3-4 тенге за 1 кВт/час, угольная генерация подороже — 6-8 тенге. Короче, «мусорная» электроэнергия будет стоить на сотню тенге больше, или как минимум в 10 раз дороже той, что мы оплачиваем ныне по счетчику. И это, я вам скажу, еще очень оптимистичные министерские расчеты. Когда дело дойдет до реалий, не удивляйтесь, если владельцы мусоросжигающей электростанции выкатят нам стоимость раза в полтора-два больше. А если при этом борцы за чистоту воздуха потребуют применить самые современные технологии перролиза и газоочистки — смело удваивайте и такой тариф.
А как же вы хотели? Оборудование и технологии исключительно иностранные, объективно дорогие, даже без нашей коррупционной надбавки.
Так вот, если депутаты — инициаторы законопроекта — регулярно посещают пленарные заседания, они, конечно же, должны были услышать про те самые 102 тенге за 1 кВт/час. Возможно, поэтому главная придумка законопроекта — гарантированный закуп вырабатываемой на сжигании мусора электроэнергии примерно в том же порядке, как это сейчас делается для солнечных, ветровых и биогазовых установок.
Здесь нам в самый раз отослать читателя к публикации «Прольем немного света» (см. «Время» от 18.6.2020 г.), где тарифы ВИЭ сопоставлены со стоимостью электроэнергии наших ГЭС, ГРЭС и ТЭЦ. Главное же из сказанного там — всю эту экологически чистую, но в три-пять раз более дорогую выработку субсидирует отнюдь не государство, а мы с вами, граждане. Посредством ловко придуманной схемы: обязанность закупать «чистую» электроэнергию возложена на базовые электростанции, эти затраты включаются в их тарифы, а через них мы все и оплачиваем. И еще в том материале мы объясняли, почему в очередь на строительство солнечных и ветровых электростанций в Казахстане выстроились полторы сотни компаний из более чем десятка государств — за гарантированными как минимум на 15 лет сверхприбылями. За наш с вами счет. Получается, все равно кому-то мало. Теперь вот появляется закон, гарантирующий «инвесторам» оплату не только впятеро, но и в 10-15 раз более дорогой выработки.
И еще: любая свалка, даже если на ней ничего не поджигать, все равно выделяет в атмосферу много нехорошего, тот же метан — в 23 раза более парниковый, чем углекислый газ. Поэтому вариантов по дегазации полигонов, включая сбор уже метана и выработку на нем тепла или электроэнергии, немало. И все они дотационные. К тому же пик моды на мусоросжигание был до Парижского соглашения по климату, сейчас мир борется вообще против углекислотных выбросов.
Так и у Казахстана (о чем депутаты тоже должны бы знать) имеется национальный план, по которому к 2030 году мы обязались снизить выбросы парниковых газов на 15 процентов от уровня 1990 года. А знаете, как связан тот далекий год с нашим временем? Именно тем, что потребление электроэнергии на последнем году существования СССР было таким, на которое мы выходим... только сейчас. Соответственно, в нынешнем году у нас выбросы как раз уровня 1990 года, поскольку выработка та же, а соотношение гидравлических и угольных мощностей не изменилось. Солнечной же и ветровой выработки пока немного: по прогнозным балансам Минэнерго на 2020-2026 годы, в этом году из 108,8 млрд кВт/час ВИЭ дадут только 3,6 млрд.
Вот и задачка: на уровне 2026 года (дальше Минэнерго не заглядывает) выработка должна вырасти до 124,1 млрд, в том числе ВИЭ — 5,6 млрд кВт/час. Доля угля сейчас более 80 процентов, отсюда получаем, что не до 2030 года, а только за следующие пять лет угольная выработка должна вырасти почти на те же 15 процентов. И как же удастся снизить выбросы хотя бы на один процент из запланированных 15?
Я вам больше скажу: как раз сейчас наш флагман — Экибастузская ГРЭС-1 — во избежание крупных штрафов (которые тоже лягут на нас через тариф) слезно просит увеличить квоты выбросов, а резервов-то нет, уже выбраны! Еще и потому, что за базу были приняты не лучшие для экономики 2013-2015 годы, когда электрическая выработка тоже просела. Скандал международного уровня: Казахстан не в состоянии исполнить обязательства по собственному нацплану! Или так: нацплан душит развитие национальной энергетики.
Так и живем: Минэнерго, определив по прогнозным балансам необходимость ввода за пять лет 3070 МВт (считай — еще одна ЭГРЭС-1), не имеет никакого плана откуда их взять: через ВИЭ — сверхдорого и нереально, наращивание угля — под запретом, а тут еще депутаты-мусоросжигатели!
И вот в этот зазор между амбициями и возможностями ловкие «инвесторы» ввинчивают свои солнечные и ветровые электростанции, а теперь еще и мусорные. Гоним от себя мысль, что депутат Щегельский и его коллеги имеют собственный интерес, а все же интересно: вот такие законы, нагружающие нас вдесятеро более дорогим электричеством, они от добросовестного непонимания реалий или как раз наоборот?

Поделитесь новостью с друзьями