Популярные темы

Анатолий Онищенко: «Главное дело моей жизни — металлургия»

Дата: 12 июня 2020 в 15:15


Анатолий Онищенко: «Главное дело моей жизни - металлургия»

Почетный металлург СССР, имеющий 30 лет горячего стажа, 44 года общего стажа в доменном цехе, награжден орденом «Знак Почета», медалями «За трудовую доблесть» и «За доблестный труд» — этот человек не понаслышке знает, что такое тяжелая каждодневная работа на благо всей страны. 

По Комсомольской путевке

Родина Анатолия Ильича — город Донецк. В его семье не было металлургов. Отец — машинист паровоза, мама — домохозяйка. А сам он мечтал стать строителем.

— Хотел поступать в Одесский гидротехнический институт, — рассказывает он. — Но факультет закрылся, и я пошел в Донецкий политехнический институт. В 1960 году получил диплом. Я тогда еще не осознавал, что металлургия станет главным делом моей жизни. Полгруппы доменщиков, где я учился, и два прокатчика получили направление на Казахстанскую Магнитку. Когда приехал в Темиртау, полным ходом шла стройка. Последней улицей была ул.Калинина, в районе 70 квартала располагался рынок, а дальше было только футбольное поле.

Дружная компания выпускников прибыла в город в начале августа. Первая доменная печь уже была задута. Начальник доменного цеха Константин Зайцев не очень ласково встретил ребят. Штат уже был укомплектован, рабочие были пока без надобности.

— Но нас же прислали с тем расчетом, что завод будет развиваться, — рассказывает Анатолий Ильич. — И мы все остались работать. Я попал в бригаду кандидата технических наук Абдуллы Аюкова. Очень умный человек и отличный специалист, который возглавлял доменную лабораторию. Так я стал бригадиром газоотборщиков. По радиусу доменной печи на колошнике вставляли трубу и отбирали газ на разных расстояниях от стены — таким образом определяли газовый поток.

Но надолго молодой специалист там не задержался. Шла стройка второй доменной печи, и Анатолия Онищенко назначили старшим контролером по строительству воздухонагревателей. В его обязанности входило контролировать работу огнеупорщиков. Вот как он это вспоминает:

— Необходимо было подбирать кирпичи очень аккуратно, соблюдая проектные размеры. В кладке участвовали шесть огнеупорщиков и столько же девушек у них в подсобницах, которые подавали кирпич. За смену проходило до девяти тонн кирпича через руки помощниц. Работа эта была непосильная, очень тяжелая. Но никто не жаловался, все трудились сообща.

Спустя небольшой промежуток времени Анатолия Ильича назначили диспетчером цеха. На его плечи легла организация работ подвижного транспорта, обеспечение ремонтными службами.

— Но я очень хотел на печь, — делится ветеран. — И не я один. Вместе с коллегами, в их числе Виктор Середа, Вадим Камендов, Вячеслав Макинцев, отправились на прием к главному инженеру завода Ивану Белоусову. Он только спросил: «Хотите быть горновыми?» И мы с радостью согласились.

Непростая работа

В 1961 году Анатолий Онищенко стал горновым доменной печи №2 и принял участие в ее задувке. Коллектив в цехе тогда собрался со всего Советского Союза: Днепродзержинск, Днепропетровск, Новокузнецк, Магнитогорск, Тагил.

— Хотелось бы отметить начальника цеха Виктора Долматова, начальников смены Вадима Романова, Николая Еремеенко, Николая Мячина, горновых Геннадия Лебедева, Дмитрия Одегова, Карима Ахмедзянова, Ахата Набиуллина, Анатолия Скрябина. У истоков всех горновых работ стоял обермастер Кузьма Геращенко. Это были «зубры», доменщики от бога, — говорит Анатолий Ильич.

Доменную печь №2 задули, но механизация была тогда примитивной. Двадцатитонные краны подходили только к сифонной плите, горновую песчаную канаву они не обслуживали. Огромную часть работы приходилось делать вручную.

— Наши главные инструменты тогда — это лом, кувалда и кусок рельса, — делится ветеран. — Проделывали дырочку в набивке желобов, туда вставляли заостренный кусок рельса метров пять и им как рычагом начинали ломать канаву. Долго заливать водой нельзя, теряется время. Так мы обмазывали канаву песком и приступали к ломке. Между выпусками 1 час 40 минут. За это время надо успеть. Мы старались уложиться, и всегда это удавалось, но какими усилиями... У всех горновых суконные брюки были до колен прожжены.

В 1962 году он перевелся в газовщики. Давно присматривался к рабочим этой профессии, наблюдал. Через несколько месяцев Анатолия Ильича начали ставить мастером на подмену. Он проработал практически во всех сменах на первой и второй печах, знал уже весь коллектив. Спустя год стал начальником смены.

— Будучи в этой должности, задувал третью доменную печь, — вспоминает Онищенко. — В 1974 году она стала лучшей в Советском Союзе. Тогда по всей стране было лишь пять доменных печей с таким большим объемом — 2700.

По пути механизации и облегчения условий труда

Отметив его успехи, директор комбината Олег Тищенко назначил его заместителем начальника доменного цеха по производству, а спустя месяц — замначальника доменного цеха по технологии. Отработал в этой должности Анатолий Онищенко 16 лет.

— При моем участии происходила задувка печи №4, капремонты всех четырех печей, — рассказывает ветеран комбината. — И в это время организовалась четверка: главный доменщик Владислав Емушинцев, начальник цеха Эдуард Миникес, заместитель по производству Вадим Камендов и я. Перед нами встали большие задачи. Во-первых, отсутствие нормальной механизации. Из-за этого труд для горновых был очень сложный. Проекты Гипромеза оставляли желать лучшего. Поэтому нам необходимо было придумать, как сделать агрегаты надежными, чтобы они соответствовали высокому уровню, а следовательно, уменьшить аварийность.

Была произведена реконструкция воздухонагревателей, заменена бронь на 20 мм вместо 12. Сделана переврезка под прямыми углами и увеличен диаметр воздухопроводов на один окат. На самой доменной печи поменяли бронь на 30 мм, а ниже к горну — на 40 мм. Поставили кольцевой тельфер вокруг доменной печи и по две чугунные летки на первой и второй доменных печах. Организовали пятую бригаду, что сильно облегчило работу горновых. Отказались от 20-тонных кранов в пользу 30-тонных. Подняли на три метра подкрановые пути, в результате кран смог заходить над кольцевым воздухопроводом и обслуживать горновую песчаную канаву.

— Надо сказать, что тогда активно работали школы доменщиков, куда съезжались специалисты со всего Советского Союза, — говорит Анатолий Ильич. — Можно было перенять опыт лучших заводов, поделиться наработками. За время работы я побывал на металлургических комбинатах Новокузнецка, Череповца, Липецка, Нижнего Тагила, Тулы, Кривого Рога и многих других городов. Как раз одной из больших проблем на тот момент у нас была заливка железнодорожных путей. Летки на водной массе были слабые для наших крупных доменных печей. И мы, пообщавшись с коллегами из других металлургических заводов, кустарно начали внедрять безводную лёточную массу на основе препарированной обезвоженной смолы. Её не размывали продукты плавки. Тогда встал вопрос, как открывать лётки? Бурмашины же были ручные. Мы заказали в Днепропетровском ПКТИ проект, и нам прислали новые бурмашины, которые до сих пор стоят на печах. Проводили много экспериментов, чтобы лётка стояла хорошо, чтобы выпуск шел спокойно и не было аварийных ситуаций. И у нас все получилось! Мы уверенно шли по пути механизации и облегчения условий труда.

Потом следующий вопрос назрел — надо было учить кадры технологии, чтобы горновые, газовщики, мастера были настоящими мастерами своего дела. Мы приглашали преподавателей из Уральского политехнического института для обучения рабочих на месте.

Внедрение новинок на производстве, снижение аварийности, подготовка профессиональных кадров — все эти факторы позволили доменному цеху Карагандинского металлургического комбината войти в четверку самых лучших на просторах Советского Союза. Конкуренцию ему составляли лишь Череповец, Новолипецк и Магнитогорск.

По состоянию здоровья Анатолию Онищенко пришлось перевестись в мастера печи. В этой должности он отработал на комбинате еще 17 лет. За это время передавал опыт молодым, наставлял и поддерживал, как мог. Да и сегодня он не сидит на месте. Сейчас как раз сезон для его любимого хобби — дачи.

— С возрастом, чем меньше движешься, тем больше болит, — признается он. — Поэтому движение — это жизнь! Уже первые ягодки пошли. Всегда приятно видеть плоды своей работы, что бы то ни было — чугун или дачный урожай.

По материалам газеты Metallurgy today


 

Поделитесь новостью с друзьями