Популярные темы

Сотрудники карагандинского автопарка жалуются на отсутствие зарплат

Дата: 12 июня 2020 в 12:05


Сотрудники карагандинского автопарка жалуются на отсутствие зарплат

«Мы работаем в автопарке №3. У нас план 47 000 тенге, мы как обычно сдаем планы, но не получаем зарплату. У нас не всегда хватает билетов на всех пассажиров, и даже если пассажир оплачивает билет, а мы не даем ему его, то когда руководство об этом узнает, на нас налагают огромные штрафы – от 20 до 40 тысяч тенге. Поэтому мы даже не получили аванса. Зато зарплата за май составила чуть более трех с половиной тысяч тенге. У меня семеро детей – как я их буду кормить? Кроме того, у меня кредиты», — жалуется отчаявшийся водитель автопарка.

По его словам, такие инциденты с зарплатой и штрафами начались после того, как общественный транспорт снова запустили после смягчения карантина в Караганде. Однако он не единственный, кто пострадал после отмены ЧП есть и другие обращения того же плана:

«До начала пандемии короновируса у нас был план, но после начала короновируса его убрали: сколько продали билетов, столько денег и сдаем, но при этом ужесточили правила. На одного безбилетного пассажира проверка сразу составляет акт, а месячную зарплату сокращают на 50%. Но ведь в автобусе ездит много людей, и, как правило, за всеми не уследишь: кто-то билет потерял, кто-то выкинул, кто-то порвал... Маленькое исправление в билетном учете тоже влечет за собой акт и сокращение зарплаты наполовину. Контролеры, которые проверяют наши маршруты, ищут любой повод, что бы составить акт... Почему мы, обычные рабочие, должны страдать? У каждого из нас семьи, но с такой зарплатой мы максимум можем позволить себе только кефир и булку хлеба в день. Я не вижу зарплату второй месяц», — пишет в редакцию ekaraganda.kz еще один водитель автобуса.

Руководитель карагандинского автопарка №3 Артур Григорян заверяет, что билетов на маршруты выдают достаточно – не должно быть такого, чтобы их не хватало на всех пассажиров.

— Бывает, что в автобусах кондуктор дает человеку билет, а когда тот выходит, билет у него забирают, — продолжает Артур Михайлович. — И таких случаев не один, не два: об этом есть обращения от пассажиров и через СМИ. Когда так поступают с билетами – это финансовое нарушение. Мы через социальные сети обращались к пассажирам, чтобы каждый из них, согласно законодательству, требовал билет и сохранял его у себя до конца поездки. Некоторые пассажиры сами говорят кондукторам, что им не нужны билеты, но это тоже неправильно. То есть, билетов предостаточно. И если на линии допускаются нарушения, они не остаются незамеченными.

На период ЧП и усиленного карантина автопарк №3 отказался от планов: здесь договорились о том, чтобы водители и кондуктора сдавали все деньги в кассу. Это было сделано по желанию персонала маршрутов: кризис затронул все сферы жизни. Работники, говорит Артур Григорян, предложили убрать планы, но при этом согласились на подробные проверки. Однако теперь некоторые сотрудники говорят, что требования слишком жесткие.

— Кондукторы реализуют повторные билеты, но мы знаем, как проверить эту картину: у нас есть билетно-учетные листы и другие необходимые инструменты учета, — поясняет Артур Михайлович. — Если работников не устраивает работа в нашем автопарке – они могут сменить работу, сменить автопарк. Что касается штрафов, о которых говорят обратившиеся – их нет, но у тех, кто нарушил, имеются недоначисления зарплаты. То есть, у нарушителей ставка ниже, чем у тех, кто работает без нарушений. Проверки, которые совершают на маршрутах контролеры, идут ежедневно – проверяется салон, касса, наличие других нарушений.

Гарантированную зарплату, по словам Артура Григоряна, работники автопарка тоже получают: предприятие обязано ее выдать в любом случае, но она может измениться из-за нарушений, которые допускаются на маршрутах.

— Поэтому если в апреле государство выплачивало социальные 42 500 тенге – и то их получали не все – то наши работники получили в среднем по 100-150 тысяч тенге. Тем не менее, в прошедшие месяцы усиления карантина у нас не подлежали субсидированию: мы толком не работали, однако рабочие места мы сохранили, — поясняет Артур Михайлович. — Теперь, в связи с усилением карантина мы не знаем, что будет завтра: движение общественного транспорта снова ограничивают.  

Тэги новости: Караганда
Поделитесь новостью с друзьями