Популярные темы

Первенец черной металлургии Казахстана

Дата: 27 апреля 2020 в 05:13


Первенец черной металлургии Казахстана

Жубаныш Байгуринов, «Казахстанская правда», 24 апреля

Как все начиналось
Рождение завода приходится на военное лихолетье. 20 января 1943 года была запущена первая его плавильная печь под названием «Комсомолка» и получены первые тонны важнейшего для страны, прочного по качеству металла. Все это далось крайне непросто: люди трудились круглосуточно, не жалея ни сил, ни здоровья, одержимые одной целью – все для фронта, все для Победы!
Материалы об истории становления первенца черной металлургии Казахстана аккуратно собраны ныне в музее предприятия во Дворце культуры металлургов, с которыми и ознакомил нас председатель Совета ветеранской организации АЗФ Жамансары Макашев. Среди них старые, пожелтевшие фотоснимки разных лет, запечатлевшие все значительные события – от строительства предприятия до нынешних времен, фотографии первопроходцев-ветеранов, всех тех, кто стоял у истоков, архивные документы. Большую часть фонда музея занимает раздел военных лет, который поэтапно отражает картины той эпохи: как поднимали завод с нуля, как запускали его в рекордно короткие сроки. Был совершен настоящий подвиг, только на тыловом фронте.
Страна Советов испытывала в то время дефицит легированной стали, а потому к строительству завода приступили еще в 1940 году, но война внесла свои коррективы. Работа по возведению первого плавильного цеха велась Актюбинским стройкомбинатом НКВД днем и ночью, стахановскими темпами. Стройка была на особом контроле лично у Сталина, потому как фронт ждал первый металл. Об этом свидетельствуют архивные докумен­ты: сохранилась телеграмма сек­ретаря актюбинского обкома КП(б) К. Иночкина и начальника политотдела Актюбинского комбината НКВД Юдина от 4 августа 1941 года. Адресована она секретарю ЦК ВКП(б), председателю Государственного комитета обороны СССР И. В. Сталину. Телефонограмма была краткой, носила чисто производственный характер и была своего рода ответом на решение Политбюро ЦК ВКП(б) «О строительстве в Актюбинске завода ферросплавов на базе хромитовых рудников в поселке Донской». Первая очередь завода должна была быть готова в I квартале 1942 года. Ход строительства лично конт­ролировал глава НКВД Лаврентий Берия, чему есть подтверждение – поздравительная телеграмма руководству завода от Берии, датированная 21.01.1943 г.
– А вот наш первый директор, – указывает Жамансары Куанышевич на фотографию Василия Павловича Нахабина. – Он был одним из ведущих ферросплавщиков страны. Поэтому ему и доверили строительство столь крупного комплекса в казахской степи.
После назначения в декабре 1939 года он переехал в Актюбинск, а в 1943 году завод дал первую продукцию, так необходимую отечественной оборонной промышленности. Оборудование шло из Украины, России, процесс его сбора и монтажа производился ускоренными темпами. Многие специалисты прибыли из Челябинска, Запорожья, других городов Союза.
В тот же период В. Нахабин с поста начальника строительства был переведен на должность директора завода ферросплавов и руководил предприятием до 1951 года. В это тяжелое время он обладал большими полномочиями, фактически подчинялся напрямую Москве – первый директор мог непосредственно обращаться в правительство.
Его ученики до сих пор вспоминают: Василий Павлович активно занимался подбором кадров для первой очереди завода и ТЭЦ. Организовал трехмесячные курсы по подготовке рабочих разных специальностей – плавильщиков, горновых, крановых машинистов, кочегаров. Начали работать и курсы машинистов турбин, слесарей, электромонтеров, затем транспортерщиков, шихтовщиков. Опытные металлурги-инженеры В. Федоров, В. Боровиченко, ферросплавщики П. Росс, Ф. Завада преподавали тогда теоретические основы производства ферросплавов.
В начале октября 1942 года 90 курсантов были направлены к челябинским ферросплавщикам для прохождения производственной практики. Уральские мастера знакомили казахстанскую молодежь с технологией производства металла. Курсанты, вернувшись в Актюбинск, получили назначения. К примеру, Владимир Белоусов возглавил бригаду плавильщиков, а Александр Макшаев и Зоя Есипова стали помощниками бригадиров. Даже женщины работали плавильщиками, потому что не хватало кадров. Первую плавку, кстати, произвели З. Есипова, З. Федорова, Р. Шубина и др. Им тогда было по 18–19 лет. Их фото­графии на самом видном месте на стенде музея так же, как и многих других выдающихся металлургов тех лет. К концу 1943 года овладели профессией металлурга 33 женщины, 47 встали к пультам управления печей, более 80 работали плавильщиками.
Безусловно, мужество и стойкость людей, строивших завод в годы военного лихолетья, отразили в своих материалах в разные годы многие документалисты. Их работы и вошли в золотой фонд музея. Это и воспоминания ветеранов войны и тыла, это и собственный взгляд авторов сборников на события минувших лет, связанные с судьбой промышленного гиганта. Поэтому в данной статье взяты за основу архивы тех времен, а также отдельные документальные исследования.

Стройка века
– Открытие в Тургайских степях в конце 30-х годов хромитовых месторождений стало для актюбинского региона моментом истины, – пишет автор книги «Дорога, ведущая к феррохрому» Марк Айсберг. – Руды оказались не только колоссальными по запасам, но и лучшими в мире по содержанию основного компонента. И это сыграло решающую роль. Осенью 1939 года в связи с очевидной угрозой нападения фашистской Германии – немцы вышли на границу СССР с Польшей – союзное правительство сделало упор на развитие оборонной промышленности. Ферросплавы были необходимы для получения нержавеющей стали, которая широко применялась для производства вооружения, и поэтому имела стратегическое значение.
При этом рассматривались два варианта строительства завода в этом регионе. Первый, менее затратный, – строить завод в российском Орске, где уже имелась минимальная производственно-техническая база. Но доставка руды туда была вдвое дальше – 145 км от Хромтау. Второй вариант – строительство ферросплавного завода в Актюбинске с нулевого цикла, что требовало огромных капитальных вложений, развития логистики, подготовки инженерно-технических кадров. Все с чис­того листа, а время поджимало.
Как говорят очевидцы, первому секретарю Актюбинского обкома партии Якову Петровичу Иночкину удалось убедить комиссию в целесообразности строительства завода именно в Актюбинске. И 17 ноября 1939 года технический совет Наркомата черной металлургии СССР утвердил проектное задание на строительство Актюбинского завода ферросплавов и теплоэлектроцентрали. И в начале 1940 года началось строительство нового завода.
Сооружение первого в КазССР металлургического завода назвали стройкой века. Туда спешно, как это было на всех союзных стройках, направляли специалистов со всей большой страны. В короткие сроки был создан мощный строительный комбинат, ему и предстояло в весьма сжатые сроки воздвигнуть в засушливой степи новый завод.
Руководство строительного комбината первым делом занялось поиском местных стройматериалов, в распоряжение новой стройки был передан Актюбинский кирпичный завод. Тем временем харьковский институт «Гипросталь» разработал проекты по строительству временных сооружений и зданий цехов будущего завода.
Прибывающих специалистов нужно было где-то селить, соз­давать им приемлемые условия. О настоящем комфорте речи тогда и не шло. В двух километ­рах от стройплощадки быстро рос городок металлургов (ныне мик­рорайон «Жилгородок») – много­квартирные дома, детские сады и магазины. Поначалу его называли Заводская слобода, Жилой городок. И это название так и закрепилось в народе за этим районом.
Резко континентальный климат­ региона особенно суров зимой. Зима 1940 года выдалась на редкость холодной – морозы доходили до минус 40 градусов. Ураганные порывы ветра сбивали людей с ног, наваливали огромные сугробы снега на строительной площадке. Порой автомашины застревали в снегу на полпути от города к стройке. Многие строители из-за непогоды неделями ночевали на стройке.
Но в январе 1941 года группа геодезистов под руководством Александры Кулаковой приступила к разбивке участков под первый и второй плавильные цеха. Начались земляные и бетонные работы. Один только факт говорит об условиях работы: для обогрева фундаментов устанавливали тепляки – палатки, покрытые рубероидом, а внутрь ставили железные печки-мангалки…
– Самые тяжелые работы выполняли заключенные одного из подразделений Карлага и исправительной колонии №14, – рассказывает Юрий Тарасенко, написавший документальную повесть об Актобе «Город. Годы. Люди. Жизнь». – Уникальный по тем временам завод уносил десятки жизней – от холода и голода люди умирали каждый день. Были периоды реального торможения строительства. С приездом весной 1942 года в город Михаила Михайловича Царевского, назначенного начальником стройки, дело пошло живее. Непререкаемый авторитет имел он среди рабочих. Майор госбезопас­ности Царевский, удостоенный впоследствии звания Героя Социалистического Труда, был царем и богом на стройке.
А до этого секретарь обкома Иночкин решился на крайнюю меру – написал письмо о трудностях Сталину. «Война с проклятыми фашистами требует от нас закончить строительство первой очереди этого важнейшего оборонного завода в срок. Для этого мы имеем достаточное количество рабочей силы, стремление к этому всей партийной, комсомольской, профсоюзной организации и всего коллектива завода», – говорилось в нем. Яков Иночкин попросил у вождя ускорить вопрос с завозом металлоконструкций, турбин на строящуюся ТЭЦ, железнодорожных рельс и шпал. И материалы после этого обращения стали поступать, а для контроля над строительством в Актюбинск командировали майора госбезопасности Михаила Царевского – человека, насколько талантливого в организации «народных строек», настолько и беспощадного. Он еще на граж­данской войне в 1918-м познакомился со Сталиным и имел за плечами блестящий опыт руководства строительством Беломорского канала и Горьковского автозавода.
В начале мая 1941 года принято специальное решение правительства об укреплении материально-технической базы строящегося завода и досрочной сдаче его в эксплуатацию. Особая роль отводилась ТЭЦ как основному источнику электроэнергии для строящегося производства и города в целом.
23 июня 1941 года, на второй день войны, на общезаводской митинг собрался весь коллектив стройки. Сотни строителей тут же подали заявления с просьбой отправить их на фронт защищать Родину. В Красную армию было мобилизовано 176 автомашин и почти весь водительский состав. Добровольцами на фронт ушли сек­ретари партийных организаций строительных участков Семыкин, Семченко, Ващенко, инструкторы политотдела стройки Денисов и Ласовский, заведующий парткабинетом Кузденбаев, член партбюро управления Перевозников. Все основные участки стройки были переведены на двухсменную работу. Оставшиеся перешли на усиленный режим работы – это был настоящий трудовой фронт. На смену ушедшим на фронт отцам и братьям пришли женщины и дети. Окончив краткосрочные курсы, они садились за руль автомобилей. Передовиком-водителем стала, к примеру, М. Симонова, награжденная за доблестный труд орденом «Знак Почета». Всю войну ударно проработали на строительстве АЗФ женщины-труженицы – К. Бекмухамбетова, В. Дедышева, Г. Кантюряева.
В этих тяжелых условиях коллектив принял на себя обязательства досрочно закончить строительство производственных объектов первой очереди – главного распределительного устройства ТЭЦ, корпусов вспомогательных цехов, временной электростанции и других.
В Актюбинской области, как и по всему Союзу, был создан народный фонд обороны, в который строители ежемесячно отчисляли однодневный заработок. Рабочие и служащие на свой двухдневный заработок построили танк «Ферросплавщик». Супруги фронтовиков и работницы стройки также на свои деньги оплатили строительство танка «Советская патриотка». Руководила этой дея­тельностью жена инструктора политотдела стройки, добровольцем ушедшего на фронт, председатель женсовета городка Мария Ивановна Ласовская.
Между тем захват фашистами ряда ферросплавных заводов и месторождений в первый год войны вынудил Наркомат черной металлургии СССР принять решение – в кратчайший срок увеличить производственные мощности для выплавки ферросплавов. Стране, как воздух, была нужна нержавеющая сталь, а в ее основе лежит феррохром. Поэтому Государственный комитет обороны (ГКО) требовал от коллектива в кратчайшие сроки пус­тить завод, дать первые тонны ферросплавов.
Но война разрушила многие звенья хозяйственной жизни. Часть предприятий юга страны оказалась захваченной врагом. И это сильно сказалось на поставке материалов. Фундаменты основных объектов были уже готовы, но дальнейшие работы прекратились, так как не было металла и цемента. Приходилось использовать основную рабочую силу на второстепенных объектах.
Только осенью вновь стал поступать металл, но вот беда – он не соответствовал нужному профилю. Тогда на Орский завод по изготовлению металлоконструкций командировали группу специалистов, которая на месте переделывала проектные чертежи, исходя из имеющихся профилей металла. Все эти проблемы сдвинули сроки строительства на полгода.
Кроме того, строящаяся ТЭЦ должна была работать на бурых углях Берчогурского месторождения. Для этого проектировалось специальное энергетическое оборудование. Но изготавливавшие его предприятия оказались либо на оккупированной врагом территории, либо были переведены на производство военного снаряжения. Выход был единственным – использовать вывезенное из западных областей в глубокий тыл большое количество эвакуированного оборудования. Буквально с миру по нитке на строи­тельную площадку доставили турбину, демонтированную на ТЭЦ Харьковского тракторного завода, а также турбину и два котла Киевской ГРЭС, один котел Ленинградской электростанции. Кроме того, котлы, спроектированные к топке углем Донбасса, переналадили под карагандинский уголь.

Фронтовая вахта
Коллектив стройки принял обязательство досрочно закончить строительство главного распределительного устройства ТЭЦ, корпусов вспомогательных цехов, временной электростанции, кирпичного завода и других объектов. Все строители встали на фронтовую вахту. Каждый инженерно-технический работник управления принял обязательство совмещать основные обязанности с работой на производстве. Как говорили тогда, «за себя и за того парня» – того, кто ушел на фронт.
В 1941 году с Запорожского ферросплавного завода было завезено демонтированное металлургическое оборудование. В это же время из оккупированной Украины и обороняющегося Сталинграда прибыли первые специалисты-ферросплавщики.
В условиях жесточайшего цейт­нота на стройке был разработан совмещенный график строительных, монтажных и электромонтажных работ по главному корпусу ТЭЦ и строительству и пуску первой очереди завода. Более того, строители решили вместо двух электропечей сдать досрочно три печи и некоторые объекты второй очереди завода.
Между тем проектировщики эвакуированного из Харькова в Актюбинск института «Гипросталь» внесли немало важных предложений по замене отсутствующих на площадке дефицитных материалов, ускорению строительства. Они адаптировали созданные проекты, исходя из местных условий и в соответствии с реалиями военного времени. Документы и газеты той поры свидетельствуют о том, что завод строил, можно сказать, весь город.
Обстановка на фронте была угрожающей, враг находился всего в нескольких километрах от Волги. Продолжалось одно из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны – Сталинградская битва. Фронту был нужен прочный металл. Москва просила и требовала как можно скорее запустить первый плавильный цех. И в это время на берегах безвестной речушки Дженешке («тонкая» в переводе с казахского языка) шла другая битва – за металл для фронта.
Монтажники «Стальконструкции» досрочно смонтировали учас­ток металлических конструкций первой очереди плавильного цеха №1. Наконец бригада верхолазов Ф. Павлютенко переключилась на монтаж первой электропечи. Монтаж электрической части печи вел участок «УралСиб­ЭлектроМонтаж». Здесь особо отличилась бригада монтажников Павла Нивина. В дальнейшем именно эта бригада вела монтаж электрической части всех печей завода. С этих людей, по сути, и начиналась металлургическая отрасль республики. Их имена достойны быть вписанными золотыми буквами в историю завода.
Молодежь на строительстве АЗФ была в первых рядах. Комсомольцы управления взяли шефство над одним из самых важных объектов стройки – монтажом первой электропечи. Они создали инициативные группы, контрольно-комсомольские пос­ты. Монтажники приварили к кожуху печи белые буквы «Комсомолка». Так эту плавильную печь именуют и по сей день. Память о том строительстве, о героическом подвиге десятков людей жива и сегодня. Первый и такой важный стране металл в то нелегкое время завод дал в 1943 году.
А с фронта в Актюбинск шли письма от фронтовиков и похоронки… Девушки-комсомолки начали переписку с воинами-земляками. Особое внимание было к штурмовой эскадрилье, которой командовал воспитанник стройки, гвардии майор Василий Козенков. В возрасте 16 лет, окончив ремесленное училище, он пришел на строящийся завод, на авторемонтную базу. С 1934 года жил в Актюбинске, где окончил 7 классов средней школы №22, Орский аэроклуб в 1940 году, 8-й и 9-й класс вечерней школы фабрично-заводского обучения. Работал на строительстве Актюбинского завода ферросплавов токарем авторемонтных мастерских хромитовых рудников. Возглавлял комсомольскую организацию транспортного цеха. На фронт ушел добровольцем в октябре 1942 года. Участвовал в обороне Москвы, в Сталинградской битве, освобождении Крыма, Украины, Белоруссии, Литвы, разгроме врага в Восточной Пруссии. 7 и 8 мая 1944 года группа штурмовиков В. Г. Козенкова отличилась при штурме Сапун-горы в Севастополе. За годы войны совершил 308 боевых вылетов. На его счету 10 подбитых танков, 40 автомашин, 2 железнодорожных эшелона, много зенитных орудий, 9 самолетов противника, более 300 солдат и офицеров. 7 апреля 1945 года при штурме Кенигсберга «Ил-2» майора Козенкова был подбит зенитной артиллерией противника. Экипаж совершил огненный таран… 19 апреля 1945 года гвардии майору Козенкову Василию Георгиевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Именем Василия Козенкова сегодня названа одна из улиц Жилгородка. Инициаторами этого были сами заводчане. Мемориальная табличка с именем героя В. Козенкова ныне висит и на здании заводского офиса. Его именем названа улица в Калининграде и рыболовный траулер.
На строительной площадке рука об руку работали строители-монтажники и с Днепра, и с Волги, и с Урала. Было среди них немало энергетиков, металлургов, ждавших своего часа, чтобы стать у турбин и электропечей. Запорожский ферросплавщик В. П. Нахабин был главным инженером строительства, инженер-металлург В. Н. Федоров – начальником работ по строительству завода, инженер-металлург В. М. Ильин – начальником бетонного завода. Биография каждого из них – история создания отечественной металлургии, ее становления.

Первый металл
В середине января 1943 года объединенным приказом по строительству и заводу была создана пусковая комиссия. 18 января растопили первый котел и запустили турбогенератор. ТЭЦ Актюбинского завода ферросплавов дала промышленный ток. 19 января поставлена на разогрев первая электроплавильная печь. Ввес­ти печь в строй действующих выпала честь начальнику смены Николаю Подколзину.
На торжество в честь пуска завода собрались строители и металлурги, представители областных и городских общественных организаций, прибыли делегации из колхозов области. Над печью вывесили плакат: «Все для победы! Зальем пасть кровожадному Гитлеру нашим горячим металлом!».
И вот тяжелой струей под взрыв аплодисментов хлынул в ковш первый казахстанский феррохром с маркой Актюбинского завода ферросплавов. Трудовая победа актюбинцев совпала с величайшей исторической победой нашей армии в Сталинградской битве.
В тот же вечер состоялось торжественное собрание, посвященное пуску первого в Казахстане предприятия черной металлургии. Начальник строительства М. Царевский зачитал рапорт Государственному Комитету Обороны: «Вступил в строй действующих предприятий страны Актюбинский завод ферросплавов, пущены ТЭЦ и электроплавильная печь. 20 января 1943 года получены первые тонны важнейшего металла для производства боевого оснащения Красной армии. В целях быстрейшего пуска завода, не дожидаясь прибытия оборудования, по инициативе передовых рабочих, инженеров и техников строительства, значительная часть металлических конструкций и оборудования была изготовлена на месте. За 1942 год план строительных и монтажных работ выполнен на 109%.
Одновременно со строительством завода создана рудная база – хромтауские рудники, полностью обеспечивающие рудой Актюбинский и другие заводы Советского Союза. План добычи руды в 1942 году выполнен на 124%. Приступая к строительству очередных объектов, коллектив комбината, воодушевленный успешным наступлением герои­ческой Красной армии на всех фронтах против немецко-фашистских захватчиков, обещает еще с большей энергией бороться за выполнение задания Государственного Комитета Обороны».
АЗФ стал одним из наиболее передовых по технической оснащенности предприятий этой отрасли промышленности. На заводе были установлены первоклассные отечественные электропечи. Новое помещение позволило актюбинцам ввести ряд усовершенствований для улучшения условий труда плавильщиков. Завод был хорошо спланирован, несмотря на тяжелое военное время, все здания строились капитально. Проектировщики учли весь лучший опыт, в том числе и зарубежный.
Но молодому коллективу предстояло освоить, кроме сложной техники, и новую технологию выплавки феррохрома из хромитовых руд Актюбинского месторождения, самых богатых в мире по содержанию хрома, ведь приезжие специалисты из Запорожья и Челябинска привыкли работать только с бедными рудами.
Проектом предусматривалось организовать на Актюбинском заводе производство всех видов и марок феррохрома. Для этого был запроектирован специальный опытный плавильный цех в качес­тве экспериментальной базы по освоению выплавки феррохрома из актюбинских руд. Рядом с корпусами первого и второго цехов, возведенными в 1943 году, сразу же был заложен фундамент для третьего – опытного цеха. Сегодня он включен в состав первого цеха.
Хромовая руда доставлялась на завод с рудника Алмаз Донского горно-обогатительного комбината. В качестве восстановителя шло с Урала второсортное металлургическое топливо. Донецкие коксовые батареи оставались в руках врага. Работа на некачественном восстановителе нарушала технологический режим печи, печь зашлаковывалась, иногда пенящийся шлак вырывался из ванны и заливал рабочую площадку. Случалось, что нарушался процесс плавки из-за остановок ТЭЦ.
Коллективы родственных предприятий посылали на подмогу рабочих, мастеров плавильного дела, различных специалистов. К примеру, из Челябинска прибыли ферросплавщики Х. Неверов и Ф. Капралов с сыновьями, Г. Родионов, запорожцы С. Дронов, Н. Некрасов, А. Кузнецов, П. Грязин и другие. С Зестафонского ферросплавного завода были командированы в Актюбинск инженеры Р. Сорокин, Я. Каплун. Прибыла группа молодых специалистов химиков – Д. Вальдман, Н. Ханина, механик В. Шумейко, инженеры-металлурги П. Аганичев, Т. Самохвалова, В. Журавлев и другие. Каждый из них внес бесценный вклад в отлаживание производственного процесса.
26-ю годовщину Советской армии молодой коллектив ферросплавного встретил досрочным завершением февральской программы выплавки феррохрома и выработки электроэнергии. В канун Первомая 1944 года металлурги и строители одержали еще одну победу – был запущен второй плавильный цех. Страна стала получать дополнительно тысячи тонн ценнейшего металла.
Производство непрерывно рос­ло, появилась необходимость открытия школы фабрично-заводского обучения (ФЗО). Летом 1944 года она приняла первых учеников.
В короткий срок, освоив технологию производства, АЗФ за два с лишним года войны выдал столько металла, сколько до ­1941-го производила ферросплавная промышленность всей страны за год. Со времени пуска завод увеличил выплавку феррохрома в несколько раз, а выработку электроэнергии – в 2,5 раза.
За успешный пуск и освоение первой очереди завода в годы войны была награждена большая группа казахстанских ферросплавщиков. 1 237 работников АЗФ отмечены медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Низкий вам поклон, ветераны!
Жамансары Куанышевич не скрывает, что фонд музея нужно пополнять и дальше, потому предстоит большая работа по исследованию еще не до конца изученных источников, архивных документов, связанных с историей завода. Он тоже не остался в стороне – ныне собирает по крупицам интересные материалы, исторические факты, на основе которых намерен издать собственную документальную книгу о людях, о производстве. О заводе он знает не понаслышке, поскольку много лет своей жизни отдал родному предприятию. Пришел сюда работать в далеком 1976-м по направлению ЦК ВЛКСМ республики. Родом он из Атырау. Работал до этого в Каскеленском районе в Алматинском гидротехникуме комсоргом. На заводе прошел путь от секретаря парткома, руководителя профсоюза, начальника управления до заместителя директора, вице-президента компании. До ухода на пенсию занимал пост начальника управления транспорта. И сегодня, хотя Жамансары Куанышевич на заслуженном отдыхе, ему доверили еще более ответственный участок – председательство в Совете ветеранской организации предприятия. На эту должность, к слову, не назначают, а избирают, и его кандидатуру на АЗФ единодушно поддержали большинством голосов.
За 45 лет, отданных заводу, сложилась династия Макашевых. Два сына окончили Челябинский гос­университет. Младший Мусабек – инженер-металлург, работает сейчас в 4-м цехе. Старший Мухамбет по профессии инженер-литейщик. Ныне является начальником управления. Отец Жамансары Куанышевича был участником Великой Отечественной войны – воевал на Калининградском фронте под Ржевом. Являлся заместителем командира пулеметной роты. Был тяжело ранен в ногу. Целые сутки сам добирался до госпиталя. Бое­вые раны в мирное время дали о себе знать – Куаныш-ага ушел из жизни рано. Жамансары тогда было 26 лет.
К ветеранам войны и тыла у завода особое отношение. Их ценят, помнят и чтут. Вот на снимке участница первой плавки Раиса Плохих. Здесь же фотография начальника смены Н. Подколзина, которому также выпала честь ввести в строй первую печь в далеком 1943-м. С военных лет на заводе трудилось не одно поколение разных династий. И таких интересных судеб на заводе сотни.
Гордость завода – Герой Советского Союза, майор Василий Козенков, который, как уже говорилось, в 1941-м ушел с завода добровольцем на фронт. В Актобе проживает ныне сестра героя – Зоя Хмырова и племянник, с которыми завод поддерживает тесные связи. Из ветеранов-фронтовиков завода в живых остался лишь один – Николай Пащенко. Ему сейчас 94 года. 17 лет он проработал во втором плавильном цехе, придя туда сразу после войны. Недавно от имени акционеров и руководства компании ветерану вручен сертификат на сумму 7 млн тенге для приобретения новой квартиры. По словам президента АО «ТНК» «Казхром» Армана Есенжулова, заводчане с большим уважением относятся к старшему поколению, их подвиг неоценим, и это лишь малая толика того, что мы можем сделать в знак признательности заслуг фронтовика.
Ветеранская организация компании насчитывает в своих рядах 900 человек. 68 из них – участники трудового фронта, остальные – производственники 60–70–80-х годов. Каждый из них не обделен вниманием и заботой со стороны предприятия. Как отметил Жамансары Макашев, у организации свой бюджет и, соответственно, ветераны получают дополнительную материальную поддержку. В этом году по случаю 75-летия Победы вознаграждение решено увеличить участникам войны и тыла до 700 тыс. тенге. Президент компании ежегодно выделяет также отдельным заслуженным ветеранам завода – героям тылового фронта благотворительную безвозмездную помощь в размере 1–2 млн тенге. В прошлом месяце, например, принято решение вручить по миллиону тенге двум из них.
В ноябре прошлого года в Москве проходило заседание международного Союза сотрудничества организаций ветеранов независимых государств, в работе которого принял участие и Ж. Макашев, поскольку он избран членом Цент­рального совета ветеранов стран Содружества от Казахстана. И это большая честь и ответственность для него – представлять мощную организацию ветеранов республики, которая объединяет в своих рядах 2 млн 600 тыс. человек. Главными на международной встрече были темы исторического значения Великой Победы советского народа над фашизмом и подготовки к празднованию ее 75-летия. На пленарном заседании выступили тогда известные ученые-историки, ветераны из стран ближнего и дальнего зарубежья.
– Все участники международной конференции получили тогда приглашение на празднование Победы в Москве, – делится впечатлениями Жамансары Куанышевич. – В канун этой славной даты при поддержке руководства компании мы также планируем провести чествование участников войны и трудового фронта на своем предприятии. Они – гордость завода, и мы перед ними в неоплатном долгу за Великую Победу, за сегодняшнее мирное небо над головой.

Поделитесь новостью с друзьями