Популярные темы

«После спарринга с Деревянченко мной заинтересовался Андре Розье»

Дата: 09 декабря 2019 в 16:30


«После спарринга с Деревянченко мной заинтересовался Андре Розье»

Непобежденный казахстанский боксер-профессионал дал эксклюзивное интервью корреспонденту Prosports.kz, в котором рассказал о спарринге с Сергеем Деревянченко, причинах слабого выступления Каната Ислама и жизни в Соединенных Штатах.

– Мадияр, добро пожаловать в Казахстан. Как тебя встретили на родине?

– Спасибо. Встретили тепло, по всем казахским обычаям: музыкой на домбре, с баурсаками и кумысом. Было очень приятно.

– Как со здоровьем дела? Ничего не беспокоит?

– Слава богу, травм никаких нет. Но подготовка к последнему поединку получилась тяжелой, так как до боя у меня трижды менялся соперник. Последний и вовсе отказался подписывать контракт на бой за два дня до поединка. К счастью, удалось найти опытного аргентинского боксера. В первом же раунде я его отправил в нокдаун. В пятом я уже досрочно победил его.

Мадияра тепло встретили на родине

– Мадияр, ты говорил, что в следующем году хочешь драться только с топовыми боксерами.

– Да. Через несколько недель полечу обратно в Штаты, чтобы начать тренировки к следующему бою. Если говорить о сильных соперниках, то до этого я провел 14 боев в профессионалах. Во всех них я действовал по-разному. Где-то был агрессором, а где-то игрался с соперниками. Теперь хочу выйти на более сильную оппозицию.

– К последнему бою ты готовился в зале Фредди Роуча. Как так получилось?

– Да, в этом знаменитом зале в свое время тренировался сам Мухаммед Али. Из современных звезд бокса мы знаем, что Мэнни Пакьяо там тренируется. Там есть два зала: VIP и для гостей. В нижнем, который VIP, тренируются известные боксеры, и там проходят спарринги. На верхнем этаже могут заниматься все. Я готовился не под руководством Фредди, а его филиппинского ассистента. Большой плюс зала Wild Card – там очень много спарринг-партнеров. Так как этот зал находится в центре Лос-Анджелеса, туда приезжают многие боксеры.

Мадияр с филиппинским тренером

– В Штатах ведь спарринг-партнерам платят деньги?

– Да, все верно. Например, если я стану чемпионом мира, со мной никто не захочет спарринговать бесплатно. И мне придется платить им около 300-500 долларов. Но это касается только чемпионов. А в рейтинговых боях мы стараемся друг другу помогать, обмениваться опытом. Я сам лично всегда готов спарринговать бесплатно с именитыми боксерами. Но не всегда все соглашаются, так как боятся, что их боксер может получить травму. В Казахстане такого нет. Так как многие из них боксеры-любители, они боксируют обычно по 3-4 раунда. В Штатах же обычно спаррингуемся по 8-10 раундов.

Отчасти в этом причина неубедительного выступления Каната Ислама в бою с Каутондоквой. Если бы Канат готовился к бою в США, то все было бы по-другому. В Казахстане нет спарринг-партнеров уровня Каутондоквы. По этой причине я и перебрался в Штаты. Хочу расти как профессиональный боксер.

– Кто сейчас является твоим тренером?

– Конкретное решение я не принял. Но сейчас тренируюсь под руководством филиппинского тренера Джулиана в зале Фредди Роуча. Также есть два тренера по физподготовке.

Я проводил спарринг с Сергеем Деревянченко, и мне понравился его тренер Андре Розье. Он же бывший тренер Дэнни Джейкобса. Розье отлично готовит тактику. В будущем хочу потренироваться под его руководством.

К слову, спарринги с Деревянченко получились отличными. Можно сказать, я даже выглядел лучше, чем он. Розье это заметил и сказал: «Если будешь у меня тренироваться, то уже в следующем году сможешь победить чемпионов вроде Мунгуя и Уильямса. Выберем тебе подходящую тактику». То есть Андре Розье сам заинтересован во мне и приглашает меня в Нью-Йорк. Усложняет все это то, что я живу в Лос-Анджелесе. Мне нравится климат Калифорнии, там тепло. Теперь думаю пригласить Розье в Лос-Анджелес. Если будет намечаться крупный поединок, то обязательно постараюсь позвать его.

– Получается, ты спарринговал с Деревянченко в преддверии его боя с Головкиным?

– Да, все верно. Они живут сами в Нью-Йорке, но за спаррингом приехали в Лос-Анджелес. Вышли на меня, и я согласился. Как раз я сам готовился к бою с таким же напористым боксером, как Деревянченко. Отработал свои навыки, заодно опыт получил.

– Тебя не удивило выступление Деревянченко в бою с Головкиным?

– Удивило. Так как со мной он боксировал совсем по-другому. Исходя из этого, я думал, что Головкин его нокаутирует за 6-8 раундов. В спаррингах я его переиграл за счет скорости.

В бою с Головкиным же Сергей придерживался тактики Розье. И смог показать себя с отличной стороны во многом благодаря тренерским установкам.

– Как считаешь, итог боя справедлив?

– Головкин один раз отправил его в нокдаун, это засчитывается как 10:8. Начальные раунды прошли за Геннадием, в конце пару раундов взял Деревянченко. Итого мне кажется, Головкин победил 7:5 по раундам. Даже если 6:6, то за счет нокдауна опять-таки Геннадий был сильнее. Но стоит признать, что Деревянченко показал себя отлично. Так отбоксировать с Головкиным – это дорогого стоит. Однозначно он повысил свои акции.

– Что думаешь по поводу поединка Каната Ислама с Уолтером Каутондоквой?

– Этот бой я смотрел по телевизору. Канат боксировал со сломанной рукой. Со стороны этого не видно, но если ты сломал руку, то уже бить больной рукой не можешь. Чисто психологически начинаешь размышлять по-другому. Вся тактика рушится. Было видно, что Канат оказался не готов к такому повороту событий.

Я думаю, здесь главная ошибка в том, что ему неправильно тейпировали руки. Надо было найти хорошего специалиста. Таких специалистов у нас в стране нет. Я сам, когда боксирую в Казахстане, стараюсь тянуть специалистов из России. В этом плане надо быть аккуратным. Если тейп нанесен неправильно – есть риск сломать руку. Со мной такое часто происходило.

Каутондоква, кстати, заметил это и начал боксировать агрессивно. И в жизни ведь так: если человек видит твое слабое место, он будет бить по нему. В боксе запоминаются финальные раунды, а в них Каутондоква выглядел лучше. Поэтому бой вызвал такой спор.

– Я был на этом бою и заметил, что после пятого раунда Канат начал функционально проседать. А руку, вроде как, он сломал в седьмом раунде.

– Было видно, что тренер по физподготовке не справился со своей задачей. Я думаю, у нас нет таких специалистов, которые смогли бы в плане физики отлично подготовить наших спортсменов к бою. В плане тактики все было нормально: мастерство Каната при нем. Талант и силы у него есть. Это он не раз доказывал, выступая за «Астана Арланс» и на Олимпийских играх. Я думаю, он ошибся в тренере. Если боксер начинает отходить назад и уходить от ударов, то это знак того, что он начинает уставать. Это ошибка не одного Каната, а всей команды: от тренера до промоутеров.

– Может, ему стоит вернуться в первый средний вес, учитывая его возраст?

– Я думаю, не в возрасте дело. Даже если тебе сорок, ты будешь одинаково выглядеть в любом весе. Здесь речь идет о комфорте. Я сейчас намного тяжелее, чем боксер первого среднего веса. Я также могу драться в среднем весе. Но я чувствую себя легче в первом среднем. Канату Исламу, думаю, тоже надо спуститься в первый средний вес. В этом весе он тоже чувствует себя легче. Надо понимать, что Канат – панчер. Другое дело, если боксировать в стиле Мейвезера, но понимаете же, казахстанские боксеры другие – наши любят идти в драку.

– В предыдущем боксерском вечере Qazaq Promotions ты приезжал боксировать в Алматы. На этот раз тебя не было. Предложение не поступило?

– С Qazaq Promotions у нас произошло разногласие. На этот раз я и сам не хотел приезжать, да и предложений не было. До этого Канат Ислам сам меня позвал, поэтому я приехал.

– Насколько мне известно, у Эгиса Климаса сейчас только два казахстанских боксера: ты и Мейирим Нурсултанов. А что с остальными?

– С Эгисом Климасом у меня нет контракта, есть лишь мужская договоренность. Мы с ним в хороших отношениях. Потом я пригласил сюда наших боксеров: Асхата Уалиханова, Мейирима Нурсултанова, Сагадата Рахманкулова. Как известно, в Штатах все по контракту. Но если подписывать бумаги, то потом уже будет тяжело куда-либо уйти и что-то сделать. Поэтому решили сотрудничать по устной договоренности. Но с Эгисом сразу договорились, если будут поражения в рейтинговых боях, то каждая из сторон может уйти, пожав руки. Получается, мы с Мейиримом идем хорошо, без поражений, а Асхат и Сагадат потерпели поражения. Климас им сказал, что они могут искать других промоутеров, так как у него не будет времени на них.

Мадияр с Эгисом Климасом

Что было с Канатом Исламом – мне неизвестно. Вроде все было хорошо, он даже прилетал в Алматы на вечер бокса. А в последнем бою Канат вновь обратился к Nelson Promotions. Даже не знаю, почему Ислам перестал сотрудничать с Климасом. Надо понимать, что менеджер – самое главное в профессиональном боксе. Он как твой адвокат, промоутер же может в любой момент тебя продать. У Эгиса отличные связи с телеканалами. Я сам планирую в будущем стать менеджером, поэтому рад, что сейчас у меня есть такой менеджер.

– Как считаешь, кто из казахстанских боксеров ближе всех к чемпионскому бою?

– Кому повезет. Мейирим Нурсултанов хорошо идет. Жанибек Алимханулы, Данияр Елеусинов… Все они поднимаются в рейтинге. Suleimen Promotions отлично продвигает Айдоса Ербосынулы и Нурсултана Джанабаева. Все они очень близки к титульному бою.

На самом деле все упирается в финансы. Также немаловажную роль играет PR-кампания. Если ты смог заинтересовать телеканалы, то драться за чемпионские пояса легче.

– Я слышал, что некоторым нашим боксерам в Казахстане за бой платят 8-10 тысяч долларов. Сколько зарабатывают наши боксеры в США?

– Мне казалось, меньше. Я сам, когда здесь выступал, можно сказать, бился за копейки. Вот в Штатах мы выступаем за 7-8 тысяч долларов. Это уходит на аренду жилья и питание. Поэтому каждые 4-5 месяцев нам приходится выходить на ринг. Большие деньги будут, но лишь в тех случаях, когда боксируешь за чемпионские пояса. И вот с этой целью мы тренируемся и выступаем в профессионалах.

– Если получаешь условные 8 тысяч долларов, сколько из этой суммы уходит на налоги?

– Например, мы подписываем контракт на бой за сумму 8500 долларов. Из них 10% уходит тренеру, 2% катмэну, 3% тренеру по физподготовке. Если ты проводишь 4 боя, то из общей суммы 30% уходит на налоги в конце года. Получается, у тебя должны быть деньги в запасе. Обычно выходит 6-7 тысяч долларов. В этом плане, да, чуть сложно.

– В Казахстане последнее время функционируют много промоутерских компаний. Как тебе в целом развитие профи-бокса в стране?

– Бокс в стране развивается хорошо. У нас очень много боксеров. К примеру, если взять чемпионат Казахстана, то там участвуют свыше 200 боксеров, и только 30 из них попадают в национальную сборную. Остальные остаются «на улице». И ведь среди них очень много талантов, которым приходится оставить бокс и идти в другую профессию. Сейчас же они могут уйти в профессионалы, а наши промоутерские компании помогут им. Правда, хочется, чтобы они также уважали своих клиентов, как зарубежные промоутерские компании. Просто я слышал от многих, что есть проблемы по зарплате, либо дают слишком маленькие деньги. В подготовке не смотрят, все дела вешают на самого боксера. У боксера не должно быть лишних мыслей, он не должен искать деньги извне. Он должен тренироваться лишь с одной мыслью – стать чемпионом.

Я вот в Штатах уже четвертый год, и у меня ни разу не было проблем с промоутером. Хочу, чтобы и у наших боксеров все было так. Для этого каждому боксеру нужен хороший менеджер, который будет требовать с промоутеров все и защищать права боксера. В этом плане у наших есть проблемы, я думаю.

– В последние годы ММА набирает бешеную популярность, можно сказать, в этом плане опережает бокс. Что по этому поводу думаешь?

– Это все поддержка спонсоров. Мне лично все равно, какой из этих видов спорта популярней. Если в каждом из них будут преуспевать казахстанцы, то я буду только рад. В Штатах UFC нереально популярен, нежели бокс. Хотя, казалось бы, у них денег меньше, но в плане зрелищности они опережают бокс. Что любит публика? Кровь и экшн. Также у них большой интерес к кулачным боям.

Мадияр с легендарным боксером Рой Джонсом

– Как думаешь, надо ли Сергею Ковалеву завершить карьеру?

– Я очень уважаю его. Он часто делится опытом, дает нам полезные советы. Мы два-три года тренировались вместе. Ковалев уже всем все доказал. Он получил самый большой гонорар в карьере в бою с Альваресом, был долгое время чемпионом мира. Он всего добился в профессионалах. Сейчас же, думаю, пришло время завершать карьеру.

– Можешь кого-то из молодых казахстанских боксеров выделить?

– Али Ахмедов хорошо боксирует во втором среднем весе. Сейчас он вроде как в GGG Promotions. Я думаю, Садриддин Ахмедов далеко пойдет. Главное, ему беречь свою голову. Молодых, талантливых боксеров у нас хватает.

– Какое будущее у любительского бокса?

– Любительский бокс тоже превратился в бизнес. Вся эта ситуация с AIBA… Думаю, наши боксеры выстрелят на Олимпиаде в Токио. У нас в каждом весе высокая конкуренция. Хочется, чтобы в любительском боксе была справедливость. Сейчас же ситуация не радует.

– И в заключение: твой топ-5 лучших казахстанских боксеров-профессионалов прямо сейчас.

– Если судить по рейтингу, то лучший у нас Геннадий Головкин. На втором месте Канат Ислам. Батыр Джукембаев замыкает тройку лучших. Далее идут Мейирим Нурсултанов, Айдос Ербосынулы, Садриддин Ахмедов, Али Ахмедов, Данияр Елеусинов… Все они заслуживают быть в пятерке.

 

Тэги новости: Геннадий Головкин
Поделитесь новостью с друзьями