85 лет назад были арестованы члены «Ленинградского центра»

Дата: 04 декабря 2019 в 14:26 Категория: Происшествия


85 лет назад были арестованы члены

4 декабря 1934 года в Ленинграде арестовали 23 человека по обвинению в причастности к убийству первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) Сергея Кирова, которого тремя днями ранее в коридоре Смольного застрелил Леонид Николаев. Всем им инкриминировалось членство в некоей контрреволюционной организации «Ленинградский центр». В Перестройку выяснилось, что такой организации в реальности никогда не существовало, а фальсификация потребовалась Иосифу Сталину и НКВД в качестве повода для расправы над так называемыми зиновьевцами – соратниками и представителями аппарата Григория Зиновьева, руководившего Ленинградом до Кирова и находившегося в оппозиции к генеральному секретарю партии.

Из списка арестованных Сталин лично отобрал для судебного процесса 14 человек. Помимо непосредственного убийцы Николаева сюда вошли студент Ленинградского индустриального института, в прошлом секретарь Выборгского райкома комсомола Иван Котолынов, бухгалтер, экс-секретарь ЦК ВЛКСМ и Ленинградского губкома комсомола Владимир Румянцев и другие. В течение нескольких следующих дней к ним добавились такие представители зиновьевской оппозиции, как заведующий сектором оргпроектирования «Гипромеза» Сергей Мандельштам, инженер Николай Шатский, бывший секретарь торгового представительства в Турции Лев Ханик и др.

С подачи Сталина следствие по делу об убийстве Кирова возглавил высокопоставленный сотрудник партаппарата Николай Ежов. В архивах сохранились его слова, произнесенные на пленуме 1937 года. Если верить Ежову, сразу после выстрела в Смольном Сталин вызвал его и сказал:

«Ищите убийц среди зиновьевцев».

По словам Ежова, чекисты абсолютно не верили в причастность Зиновьева или его людей. Шеф НКВД Генрих Ягода и его заместители пытались саботировать навязываемую им Сталиным версию, однако Ежов к их неудовольствию направил следствие в «нужное» русло. Специалист по сталинскому периоду историк Олег Хлевнюк полагает, что таким образом Ежов вступил в заговор против Ягоды. В 1936 году он сменил его на посту руководителя НКВД.

В ходе следственных мероприятий Сталин настойчиво требовал от органов НКВД выполнения его указаний. В процессе ему было направлено около 260 протоколов допросов арестованных и значительное количество специальных сообщений о ходе следствия. Выполняя установку вождя, работники НКВД постарались связать убийство Кирова с деятельностью зиновьевской оппозиции и создать «доказательства» существования в Ленинграде и Москве подпольных зиновьевских организаций и принадлежности к ним Николаева.

Сразу после убийства в двух столицах и других городах начались массовые аресты бывших зиновьевцев.

В декабре 1934 — январе 1935 года самыми частыми посетителями сталинского кабинета в Кремле стали непосредственные исполнители сфабрикованного дела о «Ленинградском центре» — Ягода, его заместитель Яков Агранов, Прокурор СССР Иван Акулов, прокурор РСФСР Андрей Вышинский, председатель Военной коллегии Верховного суда СССР Василий Ульрих.

Руководствуясь устными указаниями Сталина о том, что убийство Кирова совершили зиновьевцы, сотрудники органов НКВД искусственно связали Николаева с бывшими участниками зиновьевской оппозиции Котолыновым, Румянцевым и другими, сфальсифицировали первоначально уголовные дела «Ленинградского» и «Московского» центров, следует из текста справки работников Прокуратуры СССР и Следственного отдела КГБ СССР по поводу записки Александра Яковлева «Некоторые соображения по итогам изучения обстоятельств убийства С.М. Кирова» от 14 июня 1990 года.

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что на первых допросах, до 6 декабря, арестованный Николаев отрицал наличие у него соучастников. Он говорил, что покушение на Кирова подготовил в одиночку и в свои намерения никого не посвящал. Очевидцы допросов Николаева подчеркивали, что он часто выкрикивал одну и ту же фразу: «Мой выстрел раздался на весь мир».

4 декабря 1934 года Николаев на допросе пояснил, что знает Котолынова и Шатского «индивидуально», а не как членов какой-либо группировки, и эти лица, по его словам, участия в совершенном им преступлении не принимали. На допросе 5 декабря Николаев вновь заявил: «Я не привлек Котолынова, так как хотел быть по своим убеждениям единственным исполнителем террористического акта над Кировым».

Однако в тот же день Николаев в присутствии охранявших его работников НКВД якобы произнес вслух во сне фамилии Котолынова и Шатского, о чем один из сотрудников тут же доложил заместителю Агранову. 4 декабря заместитель председателя НКВД по правительственной связи сообщил Сталину:

«Агентурным путем со слов Николаева выяснено, что его лучшими друзьями были троцкисты Котолынов и Шатский».

Путем обмана, шантажа, обещаний сохранить жизнь и создания привилегированных условий содержания под стражей работники НКВД все же склонили Николаева к даче показаний о причастности зиновьевской оппозиции к убийству Кирова и на оговор группы бывших зиновьевцев. От Николаева добились показаний о том, что сам он входил в подпольную террористическую группу, состоявшую из бывших оппозиционеров, и по ее заданию совершил террористический акт. От других арестованных следствие получило признания их моральной и политической ответственности за действия Николаева. Кроме того, некоторые арестованные дали показания о наличии в Ленинграде и Москве подпольных центров зиновьевской оппозиции.

Процесс по делу «Ленинградского центра» состоялся в Ленинграде. 25 декабря на заседании Политбюро было одобрено обвинительное заключение, а 27-го его напечатали в газете «Ленинградская правда».

Суд был скоротечным.

Военная коллегия Верховного суда СССР рано утром 29 декабря 1934 года приговорила всех подсудимых к расстрелу. Через час приговор был приведен в исполнение.

Одновременно с делом «Ленинградского центра» органы НКВД сфальсифицировали аналогичное дело на Зиновьева, Льва Каменева и других бывших политических противников Сталина, получившее наименование «Московского центра контрреволюционной зиновьевской организации». 16 декабря 1934 года проживавшие в Москве Зиновьев и Каменев были арестованы и этапированы в Ленинград.

В ходе подготовки и проведения судебных процессов по делам «Ленинградского» и «Московского» центров, а также после этих процессов и закрытого письма ЦК ВКП(б) в стране развернулись репрессии против бывших зиновьевцев. 6 января 1935-го Зиновьева и Каменева, а также ряд близких к ним людей приговорили к заключению на сроки от 5 до 10 лет. В тот же день особое совещание НКВД вынесло приговор 77 участникам мифической «группы Сафарова — Залуцкого». Все подсудимые были отправлены в политизоляторы и ссылку. 26 января Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири и в Якутию 663 зиновьевцев. Отныне основу партийной организации составляли кировские кадры, всегда поддерживавшие Сталина.

Во время следствия по делу об убийстве Кирова в Ленинграде были привлечены к уголовной ответственности и осуждены к различным срокам заключения или высылке в отдаленные районы 77 человек из так называемой контрреволюционной зиновьевской группы, которых не удалось связать непосредственно с убийством, отмечается в книге Александра Звягинцева «Прокуроры двух эпох. Андрей Вышинский и Роман Руденко». Всего за 2,5 месяца после выстрелов в Смольном в Ленинграде и области арестовали 843 человека, за весь 1935 год – 26515, а в последующие три года – еще 64248.

Были осуждены к расстрелу брат и супруга Николаева, ее сестра с мужем и другие близкие родственники. В орбиту репрессий совсем скоро оказались втянуты даже те, кто занимался расследованием дела: начальник НКВД Ягода, его заместитель Агранов, а также сотрудники более низкого уровня.

Среди прочего им поставили в вину устранение важного свидетеля – охранника Кирова, погибшего в ДТП 2 декабря 1934 года.

После смерти Сталина обстоятельства убийства Кирова неоднократно проверялись высокими комиссиями. Они констатировали, что в преступлении виновен только Николаев. Как удалось установить, он не был связан ни с троцкистской, ни с зиновьевской оппозицией.

В 1988 году Прокуратура СССР признала, что все остальные лица, привлеченные по этому делу, осуждены незаконно. Еще через два года в комиссию Политбюро ЦК КПСС была представлена подробная справка о том, что никакой контрреволюционной террористической организации под названием «Ленинградский центр» не существовало, а убийство совершил Николаев. В материалах не было обнаружено каких-либо данных, свидетельствовавших о причастности Сталина и работников НКВД к этому преступлению. Из обвинения Николаева исключили его принадлежность к фиктивной группе. Остальных 13 человек полностью реабилитировали.

По сообщению сайта Газета.ru

Поделитесь новостью с друзьями