Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Константин Федорец: Сегодня мы защищаем рынки там, где сильны

Дата: 22 октября 2019 в 09:36


Константин Федорец: Сегодня мы защищаем рынки там, где сильны

На сегодняшний день доля АО «Рахат» в общем объеме казахстанского рынка кондитерских изделий составляет 24% в валовом выражении. В то же время компания продолжает экспансию на зарубежные рынки, об этом свидетельствует рост экспортируемых товаров в денежном выражении почти на 10% к предыдущему году. О том, как АО «Рахат» собирается защищать свои торговые знаки, сколько средств было инвестировано главным акционером Lotte group с момента приобретения фабрики и почему руководство компании не планирует ребрендинг в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал председатель правления АО «Рахат» Константин Федорец.

— Константин, расскажите, кого бы вы назвали основным конкурентом в Казахстане и за рубежом? Равняется ли «Рахат» на какие-то мировые кондитерские марки?

— Если говорить о казахстанском рынке, наш основной конкурент, как лично я считаю, это российская кондитерская компания КДВ, которая объединяет множество фабрик, порядка 15 в России. Она динамично развивается и достаточно агрессивно работает в Казахстане, то есть имеет хорошее предложение, взвешенную ценовую политику, а также свою систему дистрибуции. Помимо этого, есть локальные игроки меньше нас по размеру, но они достаточно быстро растут. Я не исключаю вероятности, что кто-то из них когда-нибудь нас догонит. Ведь на рынке нет ничего статичного.

Что касается экспортных рынков, допустим той же России, доля наших продаж там настолько мала, что я на месте больших игроков с нами бы не считался. Тем не менее не мы, а они видят в нас своих конкурентов.

По схожести «Рахат» может приравнять себя к дочерним компаниям Lotte group на европейском рынке, это Guylian в Бельгии, Wedel в Польше.

А если говорить о мировых брендах с большими бюджетами, таких как Mars или Mondelez, то с моей точки зрения, они потеряли свою идентичность и привязку к странам, из которых вышли, поэтому равняться на них мы не видим смысла. У «Рахата» свой путь.

— Отличается ли производство вашего шоколада от других традиционных компаний?

— Особых отличий нет. Все традиционные компании делают шоколад одинаково. Более того, покупают какао-бобы у одних и тех же поставщиков. Единственное отличие, наверное, состоит в том, что многие европейские производители часто обновляют свои основные производственные средства. У нас же оборудование в плане подготовки и самого производства шоколадной массы традиционно, это прессы, пятивальные устройства, которые позволяют нам работать с теми же рецептурами, что и раньше.

— Какие продукты вы импортируете?

— Проще сказать, какие продукты мы не импортируем, потому что 90% наших компонентов доставляются извне. В Казахстане мы закупаем только муку, патоку и воду.

Основной продукт «Рахата» – это какао-бобы, как я уже говорил, все большие компании покупают его преимущественно в одной стране, это Гана. И мы с этим тоже никогда не экспериментируем.

Что касается других ингредиентов, например, одних только орехов 7 видов мы завозим из-за рубежа: большую часть арахиса – из Бразилии и Аргентины, миндаль – из Калифорнии, кешью – из Вьетнама, фундук – из Турции и так далее, как ни странно бы это звучало, но они нам больше подходят по технологиям. Какие — то начинки мы привозим из Германии. Сахар покупаем в России, потому что отечественный не соответствует стандартам «Рахата».

— Кстати, как вы пережили кризис с сахаром год назад? Сказался ли он на объемах вашего производства?

— На тот период, когда Россия в одностороннем порядке подняла цены на сахар, мы правильно управляли рисками, но надо отметить, что не без помощи государства, потому что всем большим производителям, которые влияют на цены в стране, правительство обеспечило льготный режим на ввоз сахара в рамках ЕАЭС.

На объеме производства эта ситуация никак не отразилась, потому что на момент всеобщего дефицита у «Рахата» был достаточный запас сахара. Сегодня кризис благополучно миновал, цены на сахар стабилизировались, и это позволяет нам и другим кондитерам удерживаться в пределах своего ценового диапазона.

— Тем не менее цены на продукты «Рахата» все-таки поднялись?

— Да, в этом году цены на наши товары выросли порядка 5,5-6%. Но скажем так, нам удалось применить эластичность в ценообразовании, потому что стоимость почти на все сырье увеличилась на 30% из-за ослабления национальной валюты. Мы приняли основной удар повышения его стоимости на себя и не отразили его в цене. Хотя смогли бы заработать больше. Но в любом случае ведь компания «Рахат» не благотворительная организация, соответственно она должна приносить деньги своим акционерам.

— К слову, об акционерах, в начале этого года вы объявили о смене акционера…

— Видимо, СМИ неправильно истолковали, акционер у нас не поменялся, сменилось только его юридическое лицо, той же Lotte group. То есть, если раньше это было АО «Лотте Корпорация» – теперь Lotte Confectionery.

— А для чего это было сделано?

— Просто Lotte group наводила порядок в портфеле своего бизнеса, чтобы привести отчетность в соответствие с направлениями бизнеса.

— Я помню, тогда ваш акционер объявил о выкупе 100%-ной доли, почему для него это было так принципиально?

— Да, мы объявляли о выкупе акций, которые есть на рынке, и часть из них удалось выкупить. Если раньше доля Lotte group составляла в акционерном капитале порядка 92,44%, то сейчас 95,57%. Около 4,5% акций остались у миноритариев. Понятно, что когда ты полностью владеешь всеми активами, то легче управлять бизнесом. У нас проходят собрания акционеров, мы перед ними отчитываемся, поэтому возникает ряд определенных бюрократических ограничений.

— Вы сказали, что около 4,5% осталось у других акционеров, получается, они не захотели продавать свою долю?

— Да, все понимают, что иметь акции выгоднее, чем держать депозит в банке, ведь мы еще регулярно платим дивиденды.

— Значит, на SPO не планируете выходить?

— Нет. Пока таких планов не было.

— С приходом Lotte group сколько инвестиций было вложено в «Рахат» и изменилось ли что-то в технологическом плане?

— В технологическом производстве «Рахата» не изменилось ничего, но обновилось много оборудования, в основном вспомогательного. Фактически каждый год мы что-то меняем. В общей сложности с момента приобретения Lotte group инвестировано порядка 16 млн евро в обновление фабрики. Это коснулось линий подготовки, очистки ореха, обжарки какао-бобов. Кроме того, приобретены новые линии по производству печенья, мармелада и вафель в Шымкенте, отливки шоколада в Алматы.

Оборудование приобретаем в основном в Германии и Италии. Традиционно у фабрики оно всегда было немецкого производства.

Что касается упаковки, формы продукта, размера, отливки, – все это постоянно совершенствуется. Кроме того, рынок требует новинок, так, у нас появились новые продукты, которые раньше не производились.

— Какие дочерние компании сегодня есть у АО «Рахат»?

— Есть фабрика «Рахат Шымкент», которая на 100% принадлежит АО «Рахат». А также в семи городах Казахстана и Бишкеке есть по одной нашей дочерней торгующей организации (склад, сбыт и все, что с этим связано, но там нет производства).

— В прошлом году закрылся торговый дом «Рахат», с чем это было связано?

— Мы закрыли спящую компанию, которая не проводила никогда никаких операций. ТОО «Торговый дом «Рахат» являлось дочерней структурой АО «Рахат», которая была создана в 2011 году с целью разделить производственную и торговую деятельность. Однако в силу различных экономических факторов эта структура бездействовала, чем и было обусловлено решение о ликвидации ТОО «Торговый дом «Рахат». Однако на производственную деятельность это никак не повлияло.

— Сколько официальных точек существует у вас на сегодняшний день?

— Если говорить о наших торговых точках, то их девять в Алматы, еще десять в регионах. Если говорить о представленности какого-либо из героических продуктов «Рахата», типа фирменного шоколада, вафель, печенья, то они есть в каждом магазине за углом.

— Мне показалось, что больше девяти…

— Вы понимаете, сегодня, пользуясь случаем, каждый магазин теоретически может прибить вывеску «Рахат». А маленькие точки этим особенно пользуются. Но пока мы этому не препятствуем, хотя в ближайшее время собираемся наладить систему использования наших товарных знаков, то есть будем предлагать свою франшизу. Для этого мы уже готовим необходимый пакет документов. Надеемся внедрить эту идею со следующего года. Поэтому, если люди по нашему стандарту будут готовы оформлять магазины, соответствовать условиям, выполнять определенные требования и обязательства, то мы предложим им хорошую скидку, и скажем так, скидка будет больше, чем та, которая уже имеется в текущих условиях.

— Какова рентабельность компании и средний оборот в месяц?

— Операционная прибыль компании до уплаты налогов по году не опускается ниже 14-15%. Что касается отдельных точек, то какие-то высоко рентабельны, какие-то менее. Но даже последние по сравнению с другими каналами сбыта показывают хороший результат. Средний оборот – около 5,2 млрд тенге в месяц. Но все зависит от сезона. Самые высокие продажи обычно в ноябре-декабре перед Новым годом.

— Сколько людей работает в АО «Рахат»?

— На двух фабриках – 4 204 человека, из них 3200 человек – это производственный персонал.

— Ребрендинг не планируете?

— Нет, «Рахат» всегда останется «Рахатом». Мы очень бережно относимся к своим потребителям, большая часть из которых люди среднего и старшего возраста, поэтому понимаем, насколько они чувствительны к любым изменениям, и не только в бренде, но и во вкусе продукта. Единственное, что мы сделаем, это легкий ребрендинг логотипа и фирменного стиля.

— Выходит, молодое поколение меньше потребляет шоколад?

— С молодежью работать пока только начинаем. Но сегодня мы уже четко попали в молодежную аудиторию пористым шоколадом Almaty в современном дизайне.

— А какое отношение имеет «Рахат» к продукту Choco Pie от Lotte? Вы его производите?

— Нет, мы его не делаем, это продукт, произведенный Lotte, мы просто импортер и дистрибьютор.

— Скажите, а как получается, что импортный шоколад по цене выходит ниже, чем местный, например тот же украинский?

— Я считаю украинских производителей достойными конкурентами, но не могу точно сказать, из чего они делают шоколад. Возможно, в Украине работают с другими поставщиками, в то время как мы не можем отказаться от какао-бобов из Ганы. К тому же украинцы производят продукты на своем сахаре, также у них много других собственных компонентов, в том числе упаковка. Эта страна вне таможенного союза, она не ресурсозависима и нацелена на производство, поэтому и кондитерское производство у них очень сильное.

— Насколько сегодня рискованно поставлять продукцию в такие страны, как Афганистан и Ирак?

— Для себя мы никаких рисков не видим, во-первых, мы отгружаем товар со склада, партнер забирает и увозит своим транспортом, во-вторых, все поставки страхуются «Казахэкспортом». Плюс то, что со всеми клиентами, будь то экспортными или местными, мы работаем на условиях предоплаты, либо на условиях банковской гарантии.

— На европейские, американские рынки выходить не собираетесь?

— «Рахат» – производитель с небольшими мощностями, у нас фокусный рынок – это Казахстан и близлежащие страны. Мы понимаем свои возможности и считаем себя локальным игроком с региональными амбициями. Сегодня мы защищаем рынки там, где сильны и активно действуем, где растем. Поэтому объявлять об амбициях – захватить рынок Швейцарии или Америки – пока точно не собираемся.

По сообщению сайта kapital.kz

Поделитесь новостью с друзьями