Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Танкист «про запас». Кто будет в новом списке на российско-украинский обмен?

Дата: 11 сентября 2019 в 14:02


Танкист

Спецслужбы самопровозглашенных республик в экстренном порядке формируют для Украины новый «проблемный» обменный фонд. Количество осужденных «шпионов СБУ» росло весь август, люди, получившие срок от 12 лет и выше, чаще всего «безымянны», их включают в украинские списки только при наличии родственников или близких друзей на подконтрольных Украине территориях, которые доберутся до «Объединенного центра освобождения заложников» и напишут заявление о пропаже человека. Подтверждения того, что они действительно находятся в заключении в так называемой ДНР, часто приходится ждать годами.

9 сентября появилось сообщение о том, что к 15 годам колонии строгого режима по обвинению в шпионаже приговорили очередного жителя Горловки. Об этом рассказало «Донецкое агентство новостей» («ДАН»), официальное СМИ властей непризнанных республик, сославшись на пресс-службу «Генпрокуратуры ДНР». Из него следует, что приговор в отношении гражданина Украины Поликарпова вынесен еще 5 августа 2019 года, т.е. больше месяца назад.

Предыдущее сообщение – 17 лет по приговору суда за шпионаж – было 5 сентября (сам приговор вынесен 9 августа), ни имя, ни родной город осужденного не разглашается.

Арестован, разоблачен

По информации «ДАН», всего с начала года было семь сообщений о приговоренных за шпионаж. Радио Свобода подробно писало о некоторых «шпионах», но среди осужденных, о которых рапортуют официальные лица, Андрея Кочмурадова, Александра Трофимова и Елены Лазаревой нет.

Врач Елена Лазарева

Между тем супруги Андрей Кочмурадов и Елена Лазарева еще в июле получили по 15 лет заключения в колонии строго режима. Елена Лазарева, врач областной клинической больницы, отказалась от признательных показаний еще осенью 2017 года. Но получила всё равно длительный реальный срок, как и ее муж. Но, в отличие от супруга, Елена Лазарева не оказалась в списках лиц, удерживаемых «сторонной ДНР», рассматриваемых Минской переговорной группой, а значит и обмен ей в ближайшее время не светит.

Андрей Кочмурадов и Елена Лазарева пропали 16 октября 2017 года. Елена ездила на поминки в Покровск (территория, подконтрольная Украине) и, возвращаясь в Донецк, пропала уже после пересечения блокпостов. Позвонила мужу, попросила подъехать – муж поехал и тоже пропал. По донецким меркам их семья была преуспевающей. Елена была врачом нейрохирургической реанимации областной больницы, работала там с 1990 года, спасла тысячи жизней. Андрей был начальником отдела рекламы «Московского комсомольца» в Донбассе, потом работал в бизнесе, связанном с предоставлением интернета. Фирма принадлежала его брату, но в «МГБ», возможно, этого не знали. У семьи была квартира в хорошем районе и два автомобиля: «Рено-Лагуна» и «Рено-Меган». По версии следствия, Лазарева якобы фотографировала истории болезни в своем отделении для СБУ, а ее муж якобы «слил» туда же базу клиентов своей коммерческой фирмы.

«Ополченцы», накачавшись алкоголем, падали прямо во дворе их дома

Бывший технолог Донецкого мясокомбината Александр Трофимов, по словам его супруги Светланы, осужден в ДНР 2 августа. В его старом телефоне оказались две фотографии пьяных людей в камуфляже, снято это было еще в июне 2014 года. «Ополченцы», накачавшись алкоголем, тогда падали прямо во дворе дома, где жили Трофимовы, Александр снял их со своего балкона. Даже по меркам ДНР эти улики были слабоваты для «шпионажа». Но Трофимова объявили «шпионом СБУ» и приговорили к 14 годам колонии строго режима.

Александр Тимофеев

Таких заложников СБУ насчитывает на территории Донбасса 227 человек. Но среди «шпионов СБУ» есть и гражданские лица, поэтому список может быть намного больше. Многих из гражданских лиц из списка, сформированного в СБУ, не подтверждает сторона «сепаратистов». В свою очередь список украинского омбудсмена Людмилы Денисовой насчитывает еще 110 заложников, которые содержатся в российских тюрьмах, в основном это крымские татары, арестованные и осужденные на территории аннексированного полуострова.

Кроме того в Донецке и Луганске удерживаются важные для Украины воевавшие бойцы, некоторые сидят в плену еще с 2015 года. Самопровозглашенные республики упорно не выводят их на обмен – среди них бойцы спецназа Сергей Глондарь и Александр Кориньков, а также танкист Богдан Пантюшенко.

Танкист батальона «Август» «народной милиции ЛНР» Руслан Гаджиев – единственный россиянин, который был вычеркнут из президентского Указа о помиловании, подписанным Владимиром Зеленским. Вместе с ним с 2015 года в СИЗО Бахмута сидели воевавший за ДНР Аркадий Жидкий «Якут» и бывший преподаватель Санкт-Петербургского университета Игорь Кимаковский. Почему Гаджиев выпал из списка на обмен официальные лица Украины не комментируют. О том, что он в нем был, сообщил его адвокат Валентин Рыбин.

Танкист Гаджиев в СИЗО Бахмута, ноябрь 2017 года

«Руслана Гаджиева опять готовили к обмену. 19 августа 2019 года украинский суд в ускоренном режиме вынес ему приговор – 15 лет. В зале суда он написал ходатайство на имя президента Украины о помиловании. Потом написал заявление на обмен. Сдал данные на оформление документов в российское консульство. Но все застопорилось. На пункт подготовки его не привезли. В указе о помиловании он отсутствует», – написал Игорь Кимаковский, заявив при этом, что может отказаться от обмена в знак протеста.

Игорь Кимаковский – преподаватель Санкт-Петербургского аграрного университета, поехал «помогать» в Донбасс, но был арестован в июне 2015 года, когда заблудился и выехал по дороге из Дебальцево в Новоазовск на украинский блокпост. Он сидел в одно время с Гаджиевым и «Якутом» в Бахмуте, а после освобождения пытался привлечь внимание к проблеме Гаджиева, даже грозился отказаться от обмена, но все же вылетел из Киева.

Гаджиев как символ

Быть символом Руслану Гаджиеву не привыкать – в 2015 году на Украине он был показательной «фигурой из криминального мира», которых Россия вербовала для войны с Украиной. Сразу после ареста Гаджиева его рассказ записала СБУ. На видео он сидел в чужой не по размеру одежде и рассказывал, что его задержали в Ростовской области за кражу и поставили перед выбором: сесть в тюрьму или поехать в Донбасс. Этот ролик СБУ распространило как видео его допроса. «Очень хотелось жить!», – так потом Гаджиев прокомментировал этот ролик в зале суда. У него действительно была судимость из-за чего он не служил в армии. Но в Луганск зимой 2014 года поехал добровольно, насмотревшись телевизора. Да и священник агитировал мужиков, рассказала жена танкиста.

Гаджиев – участник знаменитого боя 25 января 2015 года в районе Дебальцево, который называют «Сталинградом под Санджаровкой». Неподалеку от села Санджаровка был взводный опорный пункт (ВОП) «Валера», названный по имени лейтенанта из 17-й танковой бригады ВСУ, который его основал. На высоте в тот день было 42 бойца из разных подразделений с одним танком, у которого на броне был написан позывной «Бугай».

Украинского «Валеру» атаковал в лоб танковый батальон «Август» «народной милиции ЛНР». Шесть танков пошли в последнюю атаку, три из них смогли ворваться на позицию, один давил гусеницами украинских солдат. Все три танка жгли в упор с помощью ручных противотанковых гранатометов, забрасывали открывающиеся люки ручными гранатами, членов экипажей добивали внутри и снаружи. Украинцы тогда потеряли девять солдат только убитыми, танк Т-72 застыл подбитый на руке одного из украинских бойцов.

43-летний Гаджиев выбрался из горящего танка и попал в плен, вся его одежда сгорела, осталось только зимнее белье. В том бою он сидел за рычагами танка Т-64: важная деталь для суда, его машину подбили не на человеке. «Не убивайте, я русский!» – кричал он из танка и его действительно не добили, хотя остальных членов экипажа убили на месте. Его, единственного выжившего «русского», передали в СБУ.

Автор этой статьи общался с Гаджиевым несколько раз, в суде и в камере СИЗО. Он тракторист из Адыгеи, женат второй раз, все время очень переживал, что взрослый сын может поехать по его стопам, говорил, что верил российскому телевидению и твердо знал, что получит «пожизненное».

Руслан Гаджиев в зале Артемовского суда, апрель 2016 года

В кулуарах суда прокурор не скрывал, что у Гаджиева мало шансов на обмен – он единственный выжил, на нем «висели» 9 убитых и 38 потерпевших (двое в том бою потеряли конечности, несколько украинских бойцов получили инвалидность).

Но потом ситуация изменилась, и в 2017 году ему очень быстро дали 15 лет строгого режима, как одному из рядовых участников «террористических формирований» и вывезли на обмен под Святогорск. С того обмена в последний момент сняли 12 граждан России. Гаджиев вернулся в колонию, адвокат в апелляции добился отмены наспех скроенного приговора. После пересмотра дела он снова получил 15 лет. И снова ему маячил обмен. И снова мимо.

Руслан Гаджиев – отличная кандидатура «про запас» для украинского президента, в том случае, если общественность станет возмущаться освобождением Владимира Цемаха. Гаджиев один из немногих, кого взяли в реальном страшном бою. В основном эта война неконтактная: бойцы самопровозглашенных республик попадают в плен раненые, заблудившиеся, их захватывают во время разведки. Никаких доказательств участия в войне, кроме автомата и формы, как правило, больше нет. Чаще всего остается неизвестно, сколько, где и как воевал конкретный пленный, утверждающий, что он «месяц как завербовался».

Исключение Гаджиева из Указа украинского президента о помиловании не вызвало никакой реакции со стороны России и не имело шансов сорвать обмен. Он не Кирилл Вышинскиий, не Юлия Просолова и даже не Анна Дробенко. За ним нет куратора ГРУ, в Донбасс он поехал по собственной воле, был одним из очень многих на танковой базе в городе Красный Луч Луганской области. При этом, в силу того, что его единственного не помиловали, он получит дополнительную медийную известность в России. И Украина, возможно, попытается на этом сыграть перед предстоящими торгами.

На кого могут поменять Гаджиева?

18 января 2015 года состоялась самая знаменитая танковая атака уже ВСУ. Четверка танков второго отдельного батальона 1-й танковой бригады прорвались от поселка Спартак в черту Донецка – к Путиловскому мосту, предполагалось, что они обеспечат прикрытие саперам ВСУ, которые должны были подорвать стратегический мост по дороге к аэропорту. Но саперы туда не добрались, а вот прямо под мостом обнаружились три танка, бензовоз и грузовики сепаратистов: в боевые машины шла погрузка боезапаса. Первые же выстрелы танковой пушки привели к детонации снарядов и подрыву бензина, мост рухнул, количество погибших при этом бойцов ДНР достоверно неизвестно, но из группы под мостом не уцелел никто.

Один из экипажей украинских танков при возвращении попал в плен. Из этих солдат в заключении в Донецке остается до сих пор один человек – командир танка Богдан Пантюшенко. Многократные попытки вытащить танкиста из плена не увенчались успехом, и он тоже своеобразный символ. Возможно, теперь дойдет очередь и до обмена танкистами Гаджиевым и Пантюшенко.

Дойдет ли черед до граждан Украины, обвиняемых в Донецке и Луганске в «измене Родине», неизвестно. Гражданские заложники в донецких колониях с гигантскими сроками после абсурдных обвинений – надежный предохранитель на пути любого мирного процесса. И в так называемой ЛДНР это тоже понимают.

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии УКРАИНА.
5 лет спустя

«Свобода» на кинофестивалях

По сообщению сайта Радио Свобода

Поделитесь новостью с друзьями