Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Политолог Данияр Ашимбаев — о первом заседании НСОД: Президенту нужен тайм-аут

Дата: 11 сентября 2019 в 03:03


Политолог Данияр Ашимбаев - о первом заседании НСОД: Президенту нужен тайм-аут

РРуслан БАХТИГАРЕЕВ, «Время», 11 сентября

На прошедшем в Нур-Султане в конце минувшей недели первом заседании Национального совета общественного доверия (НСОД) прозвучало немало предложений и идей, но многие нюансы остались не известными общественности. А они довольно любопытные. О них корреспонденту «Времени» рассказал известный казахстанский политолог, член НСОД Данияр АШИМБАЕВ.
— Данияр, с момента проведения первого заседания прошло несколько дней. У вас было время все обдумать и разложить по полочкам. Какие у вас впечатления?
— У нас существует большое количество структур, которые обязаны заниматься теми или иными проблемами. Но, как показывает практика, когда возникает какой-то кризис, многие из них так сильно затаиваются, что заниматься вопросами просто некому. Это показали и Жанаозен, и история с земельными митингами. Поэтому создание такой площадки, как Нацсовет, позволяет своевременно донести до руководства страны возникающие проблемы.
С другой стороны, есть и определенные минусы в работе таких структур. Насколько я могу судить, власть нуждается не столько в донесениях, сколько в конкретных рекомендациях. Но вырабатывать конструктивные рекомендации у нас способны далеко не все. Многие предпочитают разговаривать лозунгами. Например: «Давайте проведем честные выборы!» А как проведем, где проведем, когда и что называть «честными выборами» — об этом не говорят.
Вот и прошедшее заседание Нацсовета, к сожалению, исключением не стало. Общество хочет перемен, власть это понимает и принимает. Но многие хотят прямо-таки перемен радикальных, причем искренне не понимая возможных последствий. Никто ведь не желает идти по пути Михаила ГОРБАЧЕВА, когда начинали вроде с хороших и нужных реформ, а закончилось все кровопролитием и развалом страны.
— А если поконкретнее?
— В частности, все рекомендации, собранные в рабочих группах НСОД, оказались довольно противоречивыми. Одни были направлены на раскрытие потенциала существующей системы, другие, напротив, были весьма радикальными. К примеру, часть — назовем ее так — «политической» группы предлагала упразднить сенат, государственные СМИ и т. д. Но далеко не все предложения были подкреплены конкретными механизмами реализации и больше звучали как пожелания. И, насколько я могу судить, ввиду противоречивости разработанных на заседании рабочей группы предложений было решено на встрече с президентом высказать лишь общие направления, по пяти-шести законам. В результате представители этой группы выступили осторожнее, чем, допустим, спикеры экономической группы.
При этом сложилось впечатление, что президент ждал более конкретных предложений. К примеру, когда выступали члены экономической группы, глава государства конспектировал их предложения, а «политиков» он просто слушал.
Предложений прозвучало очень много. Я предложил реформу института омбудсмена, выборного и партийного законодательства, меры по обеспечению транспарент­ности и подконтрольности госбюджета и госпрограмм, разработку закона о правительственной информации. Саясат НУРБЕК, который входит в социальную группу, высказался о развитии человеческого капитала. Довольно опасное, на мой взляд, предложение прозвучало из уст Казыбека ИСЫ о необходимости дальнейшего развития государственного языка.
— И что именно он предложил?
— Прежде всего отменить норму закона о языках, согласно которой в стране установлен список профессий, для которых знание госязыка является обязательным. То есть он предложил сделать так, чтобы знание госязыка было обязательным для любой профессии. В условиях фактического двуязычия эта инициатива является дискриминационной и провоцирующей обострение межнациональной ситуации в стране. Кроме того, он предложил разработать новый закон о госязыке и создать отдельное агентство по государственному языку.
На мой взгляд, полезнее было бы инициировать аудит деятельности ономастической и терминологической комиссий, проверку Счетным комитетом по контролю за исполнением республиканского бюджета, куда были потрачены миллиарды, выделенные на языковые программы, а также (с учетом того, что эти программы оказались не слишком эффективны) поднять вопрос об их переводе на конкурсную основу.
Еще отмечу, что большинство вопросов по политическому реформированию не обсуждалось, поскольку эти предложения поступили буквально накануне первого заседания с опозданием. Поэтому группа решила поставить вопрос об изменениях законов о выборах, политических партиях, СМИ, мирных шествиях, а также по предложению Жемис ТУРМАГАМБЕТОВОЙ — о реформе МВД и Уголовного кодекса.
— Декриминализация клеветы и отмена смертной казни…
— Да. Можно, кстати, отметить выступление адвоката Айман УМАРОВОЙ, которая сразу же заявила, что хочет высказать свои предложения непосредственно главе государства, без обсуждения в группе, чего в итоге и добилась.
Кроме того, после общей презентации предложений рабочих групп были выступления отдельных членов Нацсовета, из которых, на мой взгляд, наиболее содержательным было выступление Ермека ТУРСУНОВА. Он говорил об уровне культуры в обществе.
В результате президент, не дождавшись конкретных конструктивных предложений, рекомендовал заняться реализацией некоторых тезисов его послания народу Казахстана. После этого все разошлись. Дата следующего заседания обозначена не была. Насколько мне известно, сейчас идет работа над сводным документом, обобщающим все предложения.
— А были ли на заседании какие-то неадекватные или смешные предложения?
— Казыбек Иса большую часть своего выступления посвятил юбилею Золотой Орды и формату участия в нем Казахстана. Он также поднимал вопросы увековечивания памяти хана Джучи (Жошы), говорил об очередной реформе латиницы. И, судя по лицам других членов его рабочей группы, думаю, что с ними он эти моменты выступления не согласовывал.
Что касается остальных, то, на мой взгляд, неудачный пример привел Рахим ОШАКБАЕВ, когда рассказывал о том, что инициатива Токаева о списании долгов с малоимущих активно действует. Он привел пример, что с одного из замов НПП «Атамекен» списали задолженность за мобильный телефон. Возникает вопрос: по какой из категорий, указанных в президентском указе, было проведено это списание? В разряд малообеспеченных, на мой взгляд, человек, занимающий такой пост, не попадает.
— А кого или чего не хватало на заседании?
— Чувствовалась нехватка специалистов по здравоохранению, образованию и науке. Но экономическая группа, видимо, решила взять эти вопросы под свою опеку, выведя их из социального аспекта. И, наверное, это правильно, потому что социальная группа, как я уже говорил, делает акцент преимущественно на языковые и исторические вопросы.
— А сколько вообще групп?
— Три — политическая, экономическая и социальная. От каждой группы выступали по два спикера.
— А вопросами уголовной сферы какая группа занимается?
— Изначально предполагалось, что эти вопросы будут в социальной группе. Но уже на первом заседании рабочих групп Жемис Турмагамбетова и Айман Умарова, которые внесли свои предложения, перешли в политическую группу.
— В самом начале, когда только было принято решение о создании НСОД, говорилось, что, скорее всего, будет определенная ротация его членов. После первого заседания определились ли люди, которых можно и нужно заменить?
— На мой взгляд, да. По тому, какие предложения они внесли, уже возникают определенные вопросы. Еще мне показалось странным, что ни на организационное, ни на первое заседание не пришла уполномоченный по правам ребенка Аружан САИН, хотя все это время она активно выступала ньюсмейкером. Кроме того, я думаю, что в НСОД не хватает представителей партии Nur Otan. С учетом того, что это партия большинства.
— Но ведь и председатель совета, и его заместитель, и секретарь совета — они все нур­отановцы. И наверняка среди остальных членов совета тоже есть представители этой партии…
— Есть работник аппарата партии, но как общественный деятель. Все-таки партия занимает доминирующее положение в представительных органах, а впереди предстоит большая работа по совершенствованию законодательства...
Забыл упомянуть еще об одном моменте: удостоверение членов НСОД действительно до декабря 2020 года. Можно предположить, что на тот период предварительно назначена ротация. Кроме того, было решено, что за год должно пройти три заседания совета и по мере необходимости — заседания рабочих групп.
— Члены рабочей группы подали предложения главе государства. Что дальше? Будете ждать, пока их реализуют, или же возьметесь за следующий пласт вопросов и тем?
— Честно говоря, механизм в этом плане пока до конца не проработан. Понятно, что обсуждать новые предложения, пока не приняты (или отклонены) решения по прежним, смысла нет.
— Хотелось бы понять механизм. Если запланировано три заседания в год, значит, периодичность таких встреч будет один раз в четыре месяца. За этот срок что-то можно изменить? Ведь сначала президент должен отобрать важные предложения, затем поручить профильному ведомству разработать законодательные поправки, затем эти изменения должны пройти через депутатов…
— На организационном заседании глава администрации президента Крымбек КУШЕРБАЕВ сказал, что если возникнет необходимость, то на заседания НСОД будут приглашать членов правительства. Если есть необходимость, то члены НСОД могут войти и в коллегии министерств, и в состав советов директоров нацкомпаний. Он обозначил, что президент придает большое значение работе Нацсовета. Касым-Жомарт Токаев на первом заседании это подтвердил. Но поскольку заседание НСОД почти совпало с президентским посланием народу и необходимостью реализации его положений, то, видимо, предложения Нацсовета в связи с этим будут рассмотрены позже.
— И тем не менее: хватит ли четыре месяца на то, чтобы воплотить предложения членов Нацсовета в жизнь, с учетом неповоротливости госаппарата?
— Учитывая, что для главы государства это вопрос принципиальный и что замом главы Нацсовета является Крымбек Кушербаев — человек, умеющий достаточно быстро продвигать решения и оперативно собирать все необходимые структуры в единое целое, думаю, при желании какие-то вещи можно реализовать достаточно быстро. Весь вопрос в том, чтобы поймать единую волну. И главное, чтобы члены Нацсовета четко понимали, что по одним вопросам государство готово к реформам, а вот другие не являются приоритетными. С тем, чтобы не тратить ни свое время, ни время президента.
— Резюмируем: первое заседание — комом?
— Я думаю, 50 на 50. Хотелось бы больше конкретики. Но, с другой стороны, надо понимать, что вопросы были политически острыми, и президенту с его командой сейчас нужен определенный тайм-аут, чтобы обдумать все предложения. Если резюмировать, то от первого НСОД слишком многого не ждали, но и многого не получили.

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями