Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Реванш малышей. Почему «ростовщики» становятся третьим уровнем банковской системы

Дата: 28 июня 2019 в 12:41 Категория: Новости экономики


Реванш малышей. Почему «ростовщики» становятся третьим уровнем банковской системы
Какое будущее ждёт микрокредитные организации в Казахстане

Когда в далеком 2010 году Григорий Марченко, на тот момент глава Нацбанка, назвал МФО (микрофинансовые организации) ростовщиками (выдают ипотеку под 3% годовых в месяц), сектор был неуправляем. Но регулятор с этим смирялся. МФО закрывали кредитование в неудобных для банков направлениях: в сельской местности и мелких городах, обслуживая преимущественно местных жителей и крестьянские хозяйства. Уже тогда Нац­банк отмечал слишком высокие ставки и стремление части организаций предлагать не свойственные МФО продукты – длинные, до шести месяцев, жилищные кредиты и финансирование ТОО. Фактически МФО становились теневым банковским сектором, что регулятора, конечно, не устраивало.

С 2012 года кредитный пыл МФО стал убывать. Поправки в законодательство сначала запретили им ипотеку и работу с хозяйственными товариществами, оставив в корпоративных клиентах лишь крестьянские хозяйства. Затем МФО обязали участвовать в системе кредитных историй (для снижения рисков мошенничества) и формировать минимальный капитал. После чего ограничили максимальные кредитные ставки 56% годовых.

Однако МФО изменения перенесли легко. По-прежнему незарегулированные по сравнению с банками, они занимали устойчивую нишу и имели огромное поле для роста. В отличие от банков у МФО более простая процедура получения займа. К ним идут заёмщики, которым недоступны банковские ресурсы либо из-за качества платежёспособности, либо из-за отсутствия залоговой базы. Разветвлённая сеть позволяет МФО охватывать отдалённые пункты. Для местных предпринимателей их продукты доступнее, ближе и понятнее.

Тепличные условия работы, а также стабильный и существенный спрос на быс­трые деньги возвели микрофинансирование в ранг перспективной и прибыльной финансовой деятельности. За последние пять лет портфель микрокредитов увеличился на 41%, достигнув на начало января 2019 219 млрд тенге, и растёт быстрее банковских займов. Ссудный портфель МФО отличает хорошее качество. Уровень безнадёжных кредитов в среднем составляет 2,5% по рынку (в том числе благодаря мощному росту портфеля). По итогам 2018 чистая прибыль МФО выросла на 70%, а годом ранее подскочила в 2,6 раза – за счёт превышения роста доходов над расходами. Сектор стал привлекателен для бизнеса. С апреля 2016-го по январь 2018-го число МФО выросло с 99 до 157.

За последний год компании в первой двадцатке укрупнились. Активы 21 МФО превысили 1 млрд тенге, тогда как год назад «единорогов» было в 2 раза меньше. Сектор чётко поделён на мелких, средних и крупных игроков, между которыми существует огромная дистанция. Десятка крупнейших МФО формирует 77% активов. Активы лидера – 130 млрд тенге – в 4500 раз превышают активы компании, занимающей последнюю строчку статистики. И в 3200 раз больше размера активов каждой из 40 «нижних» компаний. Эти параметры можно перенести на ссудный портфель, так как кредиты занимают в структуре активов МФО от 80 до 90%.

Диспропорция рынка не является для него серьёзной проблемой, эффективны как крупные, так и мелкие МФО. Мелкие работают в конкретных населенных пунктах либо обслуживают какой-то регион, хорошо знакомы с заёмщиками и научились выстраивать с ними отношения. Такой подход придаёт их бизнесу устойчивость и вполне устраивает большинство владельцев. Крупные организации давно подтянулись по бизнесу и предлагают клиентам расширенную линейку продуктов: займы на личные нужды, на развитие, на улучшение жилищных условий (строительные работы).

Прорыв в высшую лигу

Эксперты отмечают, что рынок микрокредитования пришел к насыщению и МФО нужны новые стимулы. Таковыми могут стать дополнительные финансовые услуги и стабильные возможности по фондированию. Поиск денег остается для МФО первостепенной задачей. По действующему законодательству они организованы в форме ТОО и не могут выпускать ценные бумаги. Хотя, например, хозяйственным товариществам из реального сектора разрешено выпускать облигации. Банки до последнего времени не рассматривали МФО в качестве интересных заёмщиков (отчасти из-за их рисков, а также по причине конкуренции). Банкам требуются обеспечение, а у МФО главный актив – ссудный портфель.

Выручают международные кредиторы в лице институтов развития. Однако доступ к их финансированию открыт лишь для крупных игроков. Доноры ставят высокую планку по размеру активов в $10 млн. По данным Нацбанка, порядка 60% ресурсов МФО получают от различных кредиторов, ещё 37% являются деньгами собственников.



МФО уже давно хотят стать акционерными обществами, прозрачными для инвесторов, и привлекать средства через выпуск ценных бумаг. Два года микрофинансисты ждали законодательных изменений, способных учесть их проблемы. В этом году Нацбанк представил соответствующий законопроект, в котором частично удовлетворены просьбы МФО.

Цель регулятора простая – вывести МФО (и других мелких кредиторов: ломбарды, кредитные товарищества, онлайн-займы) из категории «серых ростовщиков». Устранить регуляторный арбитраж (когда регулируемые кредиторы оказались в неравном положении с нерегулируемыми) и системные проблемы потребительского кредитования. Нацбанк сильно беспокоят бесконтрольная выдача микрофинансовой системой (здесь больше имеются в виду ломбарды и товарищества) займов населению под неимоверно высокие проценты, отсутствие полной информации о долговой нагрузке граждан, постоянные жалобы на действия микрокредиторов. С принятием закона микрофинансы войдут в периметр государственного надзора. Это усложнит деятельность игроков в плане соблюдения нормативов, однако легализует в качестве полноправных участников меняющегося ландшафта финансового рынка.

Если поправки будут приняты, МФО, например, смогут регистрироваться в форме ТОО или АО, выпускать облигации, заниматься лизингом, факторингом, форфетированием, осуществлять функции платёжного агента (например, при оплате услуг ЖКХ) и агента системы электронных денег. Им разрешат предоставлять займы онлайн. Не исключено, что поправками воспользуются самые крупные МФО: лизинг, факторинг, работа с векселями и платежи потребуют новых компетенций и ресурсной базы.

Обратная сторона медали – закон станет регулировать размер неустойки и объём платежей по договору кредитования. При этом МФО не получат «главного приза». В законодательстве остался предельный порог микрокредита в 8 тыс. МРП (20 млн тенге) на одного заёмщика. Тем самым МФО не пускают в клуб системообразующих кредиторов – банков, зато выводят на конкуренцию с онлайн-компаниями, выдающим PDL-займы («деньги здесь и сейчас до зарплаты»).

С точки зрения регулирования потребительское кредитование становится структурированным и понятным: внизу микрофинансы – наверху банки. Каждый сегмент играет собственную роль. PDL-компании работают с лицами, впервые выходящими на рынок кредитования, выдавая небольшие суммы на короткий срок. По мере накоп­ления кредитного опыта клиент «созревает» для средних и более длинных займов МФО (500 тыс. тенге на срок от трёх до 12 месяцев). Наработав кредитную историю, он становится объектом внимания банковских менеджеров.

Изменяйся или умри

Председатель правления ForteBank Гурам Андроникашвили дипломатично оценивает возможности МФО по предложению услуг лизинга и факторинга и возможную конкуренцию здесь с банками (последние – наиболее сильные игроки, когда речь заходит о частном секторе):

— Я за конкуренцию, она повышает качество услуг. Сейчас для развития лизинга сложились адекватные законодательные и регуляторные условия. Появились хорошие инструменты, вопрос лишь в управлении бизнесом. Не важно, кто оказывает услуги – банк, специализированная компания или МФО. Есть хорошие лизинговые факторинговые компании, есть и плохие.



Перспективы МФО в качестве эмитента облигаций Forbes Kazakhstan прокомментировали в инвестиционной компании Private Asset Management. Инвестбанкиры считают допуск МФО на фондовый рынок положительным шагом. На их взгляд, МФО смогут гибко управлять собственной ликвидностью, используя в разных пропорциях заёмный и акционерный капитал. Бизнес МФО более рисковый, поэтому инвестору предложат повышенную доходность. Хорошее вознаграждение при адекватном кредитном качестве может привлечь инвесторов с высоким аппетитом к риску. Однако эксперты не исключают, что регулятор ужесточит для МФО требование по левереджу – отношению собственного и заёмного капитала, тем самым ограничивая круг потенциальных эмитентов.

Важно отметить, что законопроект представили в период, когда ситуация на рынке МФО начинает меняться: замедлились темпы кредитования и появления новых компаний. Переформатирование под новые стандарты Нацбанка потребует от МФО оптимизации бизнеса, новых маркетинговых стратегий и продуктовых линеек. Разрешение работать онлайн сыграет на руку средним МФО, которые смогут дотянуться до отдалённых регионов, куда раньше не шли по причине финансовой целесообразности. Значительная часть мелких МФО, работающих офлайн, станет убыточной и может уйти с рынка в перспективе нескольких лет. Первая десятка, скорее всего, будет стремиться к качеству и к показателям небольших банков.

Стоит ожидать усиления позиций «пробанковских» МФО, когда компанию открывает не банк, а его акционер, привнося в микрокредитный бизнес технологии и более дешёвое фондирование. (Законодательство запрещает банкам становиться акционером МФО.)

Похоже, золотой век «кредитной вольницы» для МФО и вообще для микрокредитования подходит к концу. Однако вряд ли стоит об этом жалеть. Бизнес начнёт играть по цивилизованным правилам, что, безусловно, пойдёт на пользу потребителю. К тому же крупные МФО будут гораздо сильнее интересовать инвесторов.

По сообщению сайта Banker.kz

Поделитесь новостью с друзьями