Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

В России принимают закон против воров в законе. В Грузии такой есть уже 15 лет, и он работает.

Дата: 20 марта 2019 в 10:37 Категория: Происшествия


В России принимают закон против воров в законе. В Грузии такой есть уже 15 лет, и он работает.

Госдума на прошлой неделе приняла закон против криминальных авторитетов: он вводит новую статью за лидерство в преступной иерархии и устанавливает ответственность за участие в собраниях преступных сообществ.

Во время обсуждения полпред российского президента Гарри Минх отметил частичную схожесть документа с законодательством в Грузии, где власти объявили непримиримую войну «воровскому миру» после Революции роз 2003 года.

«Все наши воры теперь у вас либо в Европе», — говорил в 2010 году в интервью российской версии журнала Forbes Вано Мерабишвили. Тогда он возглавлял МВД Грузии, реформы в котором были поводом для гордости прежних властей.

После смены власти в стране ему были предъявлены обвинения сразу по нескольким делам о коррупции и злоупотреблении властью и он был отправлен за решетку. Мерабишвили — один из самых влиятельных в прошлом министров — для нынешних властей стал символом системных нарушений прав человека во время президентства Михаила Саакашвили.

Но для сторонников прежней власти, которая перешла в оппозицию в 2012 году, он по сей день — непримиримый борец с преступным миром, сыгравший значительную роль в превращении коррумпированной страны в стабильное и безопасное государство.

Споры вокруг наследия Саакашвили и его правительства, выбравших жесткие методы борьбы с преступным миром, не утихают в Грузии и сегодня, почти семь лет спустя после смены власти.

Но в борьбе с «воровским миром» новые власти не только не отменяют, но даже ужесточают законодательство, называя борьбу с организованной преступностью одним из важнейших приоритетов.

В 1990-х и начале 2000-х в Грузии было несколько неписаных, но общеизвестных правил. Никогда не носить рюкзак на спине в общественном транспорте или подземных переходах. Его, как и сумку, нужно нести спереди, придерживая руками от карманников. Из автомобиля, если вы оставляете его у подъезда на ночь, всегда вынимать аккумулятор, чтобы не украли.

Криминальный мир не ограничивался мелкими преступлениями — он опутывал государственную систему, проникая и в правоохранительные органы. В то, что борьба с преступностью может быть успешной в Грузии, которая прославилась своими ворами в законе, многие не верили.

Но постреволюционное правительство приступило к борьбе с криминалом решительно, жестко и демонстративно.

«Воры в законе были уже не только криминальной, но политической и социальной проблемой, — вспоминает старший эксперт центра Рондели Шота Утиашвили, который до смены власти в Грузии в 2012 году возглавлял информационно-аналитический департамент МВД Грузии. — Полиция и воры в законе работали вместе, и на рэкет, и на контрабанду наркотиков. Надо было от этого зла избавиться».

В первую очередь нужно было решить проблему коррупции в полиции и очистить правоохранительные органы от тех, кто сотрудничал с организованной преступностью, говорит Утиашвили. В те годы в результате так называемой оптимизации правоохранительной системы несколько ведомств были объединены под общую крышу МВД, в том числе и министерство госбезопасности. Были проведены реформы в пограничной и криминальной полиции, а бывших «гаишников» на улицах сменили подтянутые сотрудники патрульной полиции.

Потом начались изменения и в законодательстве. Был принят закон об организованной преступности и рэкете, согласно которому имущество, добытое путем рэкета и иной организованной преступной деятельности, подлежит изъятию и передается законному собственнику. Если установить такого собственника не представляется возможным — государству.

За членство в воровском сообществе, согласно дополнению в Уголовный кодекс от 2005 года, предусматривается тюремный срок от трех до восьми лет. «Воры в законе» — такой термин, обозначающий лидеров воровского сообщества, появился в законодательстве Грузии впервые — отправлялись за решетку на срок от пяти до 10 лет.

По словам Утиашвили, эти законы многое заимствовали из итальянского антимафиозного закона, а также из американского закона RICO (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act), который освобождает от ответственности в случае показаний против вышестоящего в преступной иерархии лица.

«Дело в том, что как итальянские мафиози, так и наши воры лично не совершают каких-то преступлений. Они редко сами воруют, убивают или вымогают деньги. Для этого есть более низко стоящие люди в иерархии. Кроме того, есть законы омерта («кодекс молчания» мафии), которые и там и здесь запрещают давать показания против начальника, это карается смертью. Поэтому обычно эти воры и главные мафиози выходили сухими из воды. Их приходилось арестовывать за хранение оружия или наркотиков», — говорит он.

После принятия изменений в законодательстве их стали арестовывать. «Быть вором — это значит участвовать в криминальных разборках. Если ты в разборках не участвуешь, и доказательства этому нет, ты сам себя можешь кем хочешь называть, но из-за этого тебя никто задерживать не будет. Но, если есть доказательство, что ты вор и являешься членом криминальных иерархий, даже если сам никого не убивал и не грабил, за это тебя можно посадить», — говорит Утиашвили.

Третья часть реформы была проведена в тюрьмах, где раньше воры в законе чувствовали себя почти так же комфортно, как на свободе. Теперь же их стали содержать всех вместе, а не с другими осужденными, ограничивая их связь с окружающим миром, говорит Утиашвили.

С 2006 по 2010 год 180 членов воровского мира были задержаны и осуждены, а у представителей мафии и коррумпированных чиновников было конфисковано имущество на сумму в 1 млрд долларов, говорится в хрониках антикоррупционных реформ Грузии Всемирного банка. За тот же период число зарегистрированных преступлений сократилось вдвое, на 80% сократилось количество вооруженных ограблений.

Влияние и авторитет воров в законе стал падать как в тюрьмах, так и по всей Грузии. Если раньше роскошные автомобили и особняки делали криминальных лидеров примером для подражания для многих молодых людей, то теперь в изъятых у воров домах стали открываться полицейские участки.

«После конфискаций на автомобилях, которые принадлежали ворам, стали ездить полицейские. И всем стало понятно, что баланс сил изменился — вор не авторитет, он не защитит ни от полиции, ни на улице и нет никакой пользы в том, чтобы оставаться другом вора в законе», — говорит Утиашвили.

Профессор уголовного права и криминологии Георгий Глонти, однако, называет изменения в законодательстве и развернутую кампанию популистским ходом Саакашвили.

«Он начинал свою карьеру борьбой с коррупцией, а потом переключился на воров в законе. Потому что реально в тот период было 10-15 воров в законе, которые использовали Грузию как место для спокойной жизни. Они здесь покупали дома и собирались пенсионерами уйти на заслуженный отдых», — говорит он.

По мнению Глонти, в применении нового законодательства были серьезные перегибы, как и в объявленной Саакашвили «нулевой толерантности» к криминалу, которая привела к переполненным грузинским тюрьмам. Согласно докладу грузинского Фонда открытого общества, число заключенных с 2003 по 2010 год увеличилось на 300%. Грузия в 2010 году занимала пятое место в мире и первое в Восточной Европе, не считая России, по числу заключенных на 100 тысяч человек.

Представители нынешней правящей партии Грузии называют эпоху Саакашвили «девять лет кровавого режима» и говорят о системных нарушениях прав человека, пытках заключенных и политизации грузинской полиции в те годы.

После смены власти была проведена масштабная амнистия, в результате которой на свободе оказались около половины заключенных. Тогда среди освобожденных оказались и «воры в законе», которые отбывали наказание не только за свой криминальный статус, но и за наркопреступления. Им дали сутки на то, чтобы покинуть Грузию.

Оказавшиеся в оппозиции представители прежних властей и их сторонники с самого начала обвиняли власти в лояльности и даже сотрудничестве с криминалом, а также росте преступности в стране. При этом официальная статистика МВД вызывала недоверие. Согласно Институту развития свободы информации (IDFI), министерство публиковало свои данные несвоевременно и не в полном объеме. Иногда отчеты и вовсе противоречили друг другу, утверждается в докладе.

С 2018 года МВД ежемесячно публикует данные о зарегистрированных преступлениях. Так, в прошлом году число зарегистрированных преступлений выросло на 54% по сравнению с 2017 годом. На 128% было больше попыток убийства, на 150% — доведения до самоубийства. На 86% больше скраж.

В ведомстве рост преступлений связывают с улучшением учета, а также ростом доверия к полиции, и, соответственно, обращений к правоохранительным органам. К примеру, в случае домашнего насилия рост составил 122%, отмечает МВД.

Введены новые составы преступлений для криминальных авторитетов и их сообщников, отмечают в ведомстве: к примеру, за участие в воровских собраниях теперь грозит лишение свободы от семи до 10 лет (по новому российскому закону — от 12 до 20 лет), стала нелегальной поддержка деятельности воровского мира, а также обращение к члену воровского сообщества или вору в законе.

За участие в воровском сообществе можно получить от семи до 10 лет тюрьмы (в России столько же), а воры в законе получают от девяти до 15 (от восьми до 15 в России).

Всего в 2018 году, по данным МВД , было задержано четыре вора в законе и 52 члена воровского мира, что в четыре раза больше, чем год назад.

Несмотря на изначальные опасения того, что воры в законе вернутся в Грузию после смены власти, этого не произошло, и новые власти, по-видимому, продолжают борьбу своих предшественников в этом направлении, говорит профессор Королевского колледжа Лондона Александр Купатадзе, который исследовал борьбу с организованной преступностью в Грузии.

При этом, согласно исследованию, проведенному им в 2015 году, 21% опрошенных в Грузии заявили, что воры в законе играли позитивную роль в обществе. «То, что пятая часть населения считает, что они играют позитивную роль в обществе, говорит о том, что если государство ослабнет, у них есть шанс распространить свое влияние, потому что базу в обществе они найдут», — отмечает эксперт.

По сообщению сайта BBC Russian

Поделитесь новостью с друзьями