Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Чубайс, восстание, экстремизм: жизнь и уголовные дела полковника Квачкова

Дата: 19 февраля 2019 в 13:57 Категория: Происшествия


Чубайс, восстание, экстремизм: жизнь и уголовные дела полковника Квачкова

Утром 19 февраля по решению суда в Мордовии отставной полковник главного разведывательного управления (ГРУ) генштаба России Владимир Квачков вышел на свободу.

Ему изменили приговор в связи с декриминализацией «экстремистской» статьи, по которой он был осужден на полтора года тюрьмы.

Квачкова встречала жена, а также еще около 30 человек, включая журналистов. Когда отставной полковник вышел из ворот, к нему подошёл мужчина, приехавший из Петербурга. «Разрешите вам поклониться в ноги», — сказал он и встал на колени. «Я к такому не привык», — ответил Квачков и тоже встал на колени перед этим человеком.

Полковнику в отставке Владимиру Квачкову 70 лет. Он участвовал в афганской войне, конфликтах в Азербайджане и Таджикистане. Последний военный конфликт, по словам одного из участников тех событий, помог прийти к власти нынешнему президенту Таджикистана Эмомали Рахмону. Квачков также участвовал в операциях в Дагестане и Чечне.

Он командовал бригадой спецназа ГРУ, а в социальной сети «ВКонтакте» есть посвященная ему группа, в которой состоят 13 тысяч участников.

Последние 14 лет его имя появлялось в СМИ преимущественно в связи с возбужденными в отношении него уголовными делами. Русская служба Би-би-си рассказывает об одном из самых известных в националистических кругах человеке.

Полковник Квачков стал широко известен в 2005 году, когда его заподозрили в покушении на Анатолия Чубайса, который на тот момент возглавлял энергетическую компанию РАО «ЕЭС России».

Покушение на Чубайса было совершено 17 марта 2005 года на выезде из поселка Жаворонки в Одинцовском районе Подмосковья. На пути следования его кортежа сработало самодельное взрывное устройство, а затем автомобиль обстреляли из автоматов. Чубайс в результате покушения не пострадал.

В покушении на Чубайса заподозрили Квачкова. Автомобиль полковника был замечен в нескольких сотнях метрах от места покушения. В тот же вечер полковник был задержан, при обыске у него нашли внушительный арсенал оружия и боеприпасов.

На следствии он утверждал, что оказался в районе покушения случайно — якобы подвозил своего сына. Обвинение же было уверено, что Квачков-старший в автомобиле ждал остальных участников покушения, среди которых был и его сын Александр. Позже сын скрылся от следствия и был объявлен в розыск.

Квачкову-старшему же, находясь под следствием, удалось дважды баллотироваться в Госдуму на довыборах в одномандатных округах Москвы. В Преображенском округе в 2005 году он занял второе место, набрав 28,9%. В Медведковском округе год спустя ему отказали в регистрации. В знак протеста против такого решения Квачков объявил голодовку в СИЗО.

Вскоре после этого дело о покушении на Чубайса передали в суд.

На скамье подсудимых, помимо Квачкова, оказались бывшие десантники Роберт Яшин и Александр Найденов, а также историк Иван Миронов.

В суде Квачков заявил, что найденные у него в гараже боеприпасы ему подбросили таджики, которые делали ремонт у него в квартире. На вопрос, что, кроме патронов, могли еще они хранить в его гараже, отставной полковник ГРУ ответил: «На это могут ответить только таджики. А я русский».

Квачков утверждал, что Чубайс инсценировал покушение на себя, а его назначили виновным» из-за его взглядов. На тот момент полковник в отставке называл себя «русским христианским националистом», состоял в патриотическом националистском «Военно-державном союзе».

«Все произошедшее, в том числе пребывание в тюрьме, расцениваю как испытание моей православной веры и офицерской воли. Я — русский офицер и обязан стойко, с достоинством переносить все тяготы и лишения военной службы по защите Отечества, в том числе находясь в плену», — заявил он в интервью Александру Проханову, опубликованному на «Эхе Москвы» в октябре 2005 года.

Утверждая, что Россия «оккупирована инородческой властью», Квачков тогда добавил, что «уничтожение любых иностранных захватчиков и пособников оккупантов, в том числе в экономической области, есть долг и священная обязанность каждого офицера, солдата, любого воина».

«Официально заявляю: многочисленные сообщения в средствах массовой информации, что полковник запаса Квачков якобы не признает себя виновным, не соответствуют действительности. Я считаю, что нет события преступления и никакой вины здесь быть не может», — сказал вскоре после своего задержания в интервью Квачков.

В 2008 году все четверо подсудимых были оправданы третьим составом суда присяжных (предыдущие два состава были распущены). Присяжные пришли к выводу, что покушение было реальным, но подсудимые к нему не причастны.

«Суд присяжных — единственный оставшийся в России суд, а не судилище. Спаси бог наших присяжных!», — заявил тогда Квачков, выходя из здания суда.

«Чем вы будете заниматься?» — спросили Квачкова журналисты. «Доведу недоделанные дела до конца», — ответил он. Возникла пауза. «Диссертацию допишет», — подсказал кто-то», — так описывает журналист Андрей Стенин в «Gazeta.ru» первые минуты после выхода Квачкова из здания Мособлсуда.

В первый день после выхода из-под стражи в 2008 году Квачков в интервью Сергею Пархоменко на «Эхе Москвы» заявил, что «не хотел убивать» Чубайса, однако «желал бы, чтобы он предстал перед судом и его повесили бы». Он добавил, что уничтожение Чубайса для него преступлением не является, и что Россия «оккупирована еврейской мафией».

Вскоре Квачков заявил о планах создания народного ополчения для «спасения России» в случае агрессии. Он добавил, что России понадобится армия, так как «надвигается глобальный передел мира, ресурсов». «Это все общеизвестные факты», — добавил он.

Квачков позже обратился в суд с просьбой обязать прокуратуру Московской области принести ему публичные извинения за незаконное уголовное преследование по этому делу. Мособлсуд в 2012 году частично удовлетворил его просьбу, отказав только в части требования распространить извинения в СМИ. Тверской суд Москвы в свою очередь обязал минфин выплатить Квачкову компенсацию морального вреда в размере 450 тысяч рублей за незаконное уголовное преследование.

22 декабря 2010 года Верховный суд признал оправдательный приговор Квачкову законным. На следующий день после решения Верховного суда Квачков был задержан оперативниками ФСБ в его московской квартире в доме на Бережковской набережной.

Силовики отвезли Квачкова в Лефортовский суд, который отправил его под арест по обвинению в «попытке вооруженного переворота и содействии террористической деятельности». Дело имело гриф «секретно».

Во время обыска в квартире Квачкова нашли почти 200 тысяч рублей и 10 тысяч долларов наличными, коробки с SIM-картами, лист с расписанием электричек Москва — Сергиев Посад, газеты националистического толка, рацию, травматические пистолеты и патроны к ним, а также нож с гравировкой «Владимиру Васильевичу от офицеров Тольятти».

По версии следствия, Квачков с соратниками планировал вооруженное восстание, которое должно было начаться в городе Ковров Владимирской области. По мнению оперативников, отставной полковник ГРУ собирался захватить оружие в нескольких воинских частях, а затем на танках въехать в Москву и захватить власть. Вместе с Квачковым на скамье подсудимых оказался 62-летний капитан МВД в отставке из Санкт-Петербурга Алексей Киселев.

Одним из главных доказательств по делу стала запись разговора нескольких соратников Квачкова, разрабатывавших план поездки в Ковров с разведкой и распределением средств. Соратниками Квачкова, по мнению следователей, были недовольные властью действующие и бывшие военные и другие силовики, состоявшие в «Народном ополчении имени Минина и Пожарского» (НОМП), которое возглавлял Квачков (движение было признано террористическим и запрещено).

Адвокаты Квачкова заявляли, что запись не может быть допустимым доказательством, потому что она была сделана, когда в отношении него расследовалось другое дело.

Суд начался в конце октября 2012 года. На этот раз процесс проходил без присяжных. Из-за секретности дела даже слушания о мере пресечения проходили в закрытом режиме. Лишь в середине процесса Мосгорсуд сделал заседания открытыми.

Свидетелями обвинения выступили в основном члены НОМП, которые рассказали о том, как разговаривали с Квачковым на тему смены власти в России.

«Мы собираем около тысячи человек, садимся на вооруженные танки. В течение полутора-двух часов они уже будут в городе. Им там по барабану все эти ОМОНы, СОБРы. Чего там, возле администрации (администрации президента) две бээмпэшки и возле ФСБ — все, проблем нет. И дальше мы объявляем о начале Третьей русской революции», — цитировал обвинитель в суде расшифровку разговора Квачкова с членом НОМП из Владивостока, полковником запаса Владимиром Каплюком (цитата по «Газете.Ru»).

После этого, согласно зачитанной прокурором стенограмме, участники беседы решили, что билеты из Владивостока до Москвы в одну сторону (30 тысяч рублей) слишком дорогие, и обратно можно будет лететь на правительственном самолете.

И Квачков, и Киселев свою вину в подготовке мятежа отрицали.

Квачков заявлял, что все обвинения против него не имеют оснований, так как в России, по его мнению, существует право на восстание. Он утверждал, что в законах не определены признаки, классифицирующие восстание, а русский народ в этом смысле имеет особые права. Найденные у него при обыске карты с отмеченными воинскими частями он объяснил «партизанскими учениями, чтобы быть готовыми на случай войны».

Суд в итоге согласился с доводами следствия, и в феврале 2013 года признал обоих подсудимых виновными в попытке госпереворота: Квачков получил 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима, Киселев — 11 лет.

Суд при этом не стал лишать осужденных воинских званий, так как из-за этого уменьшились бы их пенсии, на которые живут их семьи.

Анатолий Чубайс тогда написал в своем «Живом Журнале», что не имеет отношения к новому уголовному делу полковника. Он добавил, что не держит зла на осужденного и надеется, что суд был справедливым, учтя возраст и «прошлые заслуги» Квачкова. Однако Чубайса «не удивило», что Квачков готовил мятеж.

Позже Верховный суд смягчил приговор Квачкову с 13 до 8 лет заключения, убрав из приговора статью о содействии террористической деятельности. Киселеву снизили срок заключения с 11 до 5,5 лет.

В 2015 году организация «Народное ополчение имени Минина и Пожарского» по решению суда была объявлена террористической, а книгу Квачкова «Кто правит Россией» признали экстремистской.

В марте 2016 года в отношении Квачкова, на тот момент отбывавшего срок, возбудили еще одно уголовное дело — на этот раз по части 1 статьи 205.2 УК («публичные призывы к терроризму»). Поводом стал видеоролик к годовщине покушения на Чубайса, который Квачков записал на мобильный телефон в мордовской колонии годом ранее.

На видеозаписи Квачков рассказал о «подрывной деятельности мировой закулисы по разрушению России» и других явлениях, на которые, по его мнению, нужно реагировать «вооруженной борьбой». По версии ФСБ, заключенные передали ролик «лицам, находившимся на свободе», а те распространили его в интернете.

Позже действия Квачкова переквалифицировали с террористической статьи на экстремистскую 282-ю — «возбуждение ненависти либо вражды». Защита настаивала на его невиновности.

В августе 2017 года Приволжский окружной военный суд в Самаре приговорил его к полутора годам лишения свободы в колонии строгого режима. Таким образом, Квачкову оставалось отсидеть еще два года — с учетом неотбытого срока.

7 февраля 2019 года суд в Мордовии изменил Квачкову приговор в связи с поправками в статью 282 УК, согласно которым уголовное преследование по этой статье стало возможным только в том случае, если до этого человеку уже выносилось административное наказание за экстремизм.

Ходатайство об изменении приговора в связи с поправками подала в суд сторона защиты Квачкова. Прокуратура поддержала эту просьбу.

«Журналисты засыпают вопросами, что я думаю по поводу освобождения из заключения полковника Квачкова. Послушайте, дедушке — восьмой десяток, пожелать ему можно только счастливой старости», — написал в своем «Фейсбуке» Анатолий Чубайс.

По сообщению сайта BBC Russian

Поделитесь новостью с друзьями