Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Москитный флот» или фрегаты: какие корабли строит Украина?

Дата: 29 декабря 2018 в 17:57

\"Москитный флот\" или фрегаты: какие корабли строит Украина?

«Слава русскому оружию и доблестным сынам Отечества, защитившим Одессу!» — гласит надпись под старинной пушкой времен Крымской войны возле одесского горсовета.

Слово «русскому» кем-то перечеркнуто.

С 2014 года Одесса стала главным городом для военно-морских сил Украины — сюда переместились остатки ее флота из аннексированного Россией Крыма. А также моряки, не перешедшие на сторону Москвы.

Именно Одесса и одесситы ощутили на себе всю сложность создания военного флота и инфраструктуры к нему фактически с нуля.

Одна из местных активисток Елена Балаба рассказывает, что в 2014 году одесские волонтеры помогали с жильем для моряков, которые переезжали из Крыма — казарм и общежитий в городе для них не хватало.

Также помогали лицеистам и преподавателям Военно-морского лицея, сменившего Севастополь на Одессу — их тоже устраивали «на квартиры», собирали библиотеку, помогали с ремонтом в здании, выделенном под лицей.

Позже, когда начались бои в Донбассе, одесские волонтеры возили морпехам на передовой каски, бронежилеты и берцы.

Один из волонтеров вспоминает, что именно закупали для армии, флота и добровольцев в 2014-2015 годах: «Навигация, кодированная связь, спецоптика, оружие, автомобили, генераторы, бронежилеты, каски, обувь, еда и лекарства, системы коррекции огня, компьютеры и проекторы, мультикоптеры. Цифру сложить не смогу — примерно 300-400 тысяч долларов».

И это речь только об одном объединении волонтеров.

«На самом деле, если всех считать, то это миллионы долларов», — добавляет Елена Балаба.

«Сейчас в принципе уже еды и обмундирования хватает, это не надо волонтерам покупать. Но перед Новым годом собираются им передать какие-то «вкусности», — говорит Елена Балаба.

Она же добавляет — военно-морские силы в Одессе в 2014 году стали фактором стабильности для города, и волонтеры продолжают поддерживать «свой флот». «Психологически присутствие флота придало уверенности, что Одессу не сдадут — на фоне событий 2 мая 2014 года. Мы видели, что тут стоят наши корабли, что они выходят на рейд. Что в случае чего, мы защищены», — объясняет Балаба.

У горсовета Одессы рядом с флагом Украины с недавних пор висит и флаг украинского военного флота — так город и местные активисты отреагировали на захват украинских кораблей российскими пограничниками в ноябре 2018 года.

Украина оказалась в очень непростой ситуации, когда страна, имеющая выход к двум морям — Черному и Азовскому — практически не в состоянии обеспечивать безопасность на них и даже защищать свои морские границы.

При этом военная доктрина Украины, которая определяет строительство вооруженных сил страны, основывается на защите от агрессии со стороны России.

В настоящее время ВМС Украины по черноморским меркам представляют собой не очень внушительную силу: ее флот насчитывает 16 боевых кораблей (включая два катера, захваченных Россией возле Керчи) и 36 разнообразных вспомогательных судов. Многие из них довольно старые.

Существует несколько концепций строительства украинских военно-морских сил. Одна из них — «москитный флот». Термин появился еще в XIX веке, но в настоящее время он означает флот, состоящий из большого числа малых боевых кораблей, которые способны атаковать более крупные, будучи менее уязвимыми за счет малого размера, скорости, маневренности и большого числа.

Другая — «классический» флот с фрегатами и корветами, который допускает существование «москитного» лишь как компонента.

В стране есть заводы, способные построить корабли класса корвет и фрегат, есть и проекты таких кораблей.

Есть возможность сравнительно недорого приобрести корабли, которые выводят из состава флоты иностранных государств.

Так, есть бывшие американские фрегаты проекта «Оливер Хазард Перри», которые сейчас США одолжили Турции. Украина рассматривает возможность их получения в рамках программы министерства обороны США Excess Defense Articles (избыточное оборонительное оборудование). В рамках такой программы США могут предоставить иностранным дружественным государствам устаревающее (но не устаревшее окончательно) вооружение по сниженным ценам либо бесплатно.

Проблема заключается в том, что эти корабли необходимо переоборудовать, отремонтировать и переправить из США, а также подготовить для них экипажи за свой счет. Кроме того, для них необходимо создать специальную береговую инфраструктуру, либо обслуживать их в иностранных портах там, где она есть.

Скептики указывают на то, что национальные ВМС в результате получат за эти деньги не самые новые корабли, причем счет идет на десятки миллионов долларов.

Украина разработала и даже одобрила на уровне министерства обороны концепцию развития флота, которая сочетает в себе разные идеи. Но на первых этапах приоритет — за «москитным» вариантом.

В военной доктрине, утвержденной президентом Петром Порошенко в 2015 году, говорится, что вызовами безопасности являются в числе прочего: «вооруженная агрессия и нарушение территориальной целостности Украины (временная оккупация Российской Федерацией Автономной Республики Крым, города Севастополя и военная агрессия Российской Федерации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей), наращивание военной мощи Российской Федерации в непосредственной близости от государственной границы Украины, в том числе потенциальная возможность развертывания тактического ядерного оружия на территории Автономной Республики Крым».

А главная цель военной политики Украины, согласно той же доктрине — «создание условий для восстановления территориальной целостности государства, его суверенитета и неприкосновенности в пределах государственной границы».

При этом в том же документе указано, что возможными сценариями являются «полномасштабная вооруженная агрессия Российской Федерации против Украины с проведением сухопутных, воздушно-космических, морских операций с решительными военно-политическими целями; блокада морских портов, побережья или воздушного пространства Украины с применением военной силы, нарушение коммуникаций Украины со стороны Российской Федерации».

То есть, ставя перед собой цель возвращения Крыма и Донбасса, Киев также называет вероятным и нападение со стороны Москвы. Прописанная в оборонной доктрине система угроз и сценариев их воплощения и есть главный ориентир при строительстве вооруженных сил, часть которых — военно-морские силы.

Значит ли это, что Украина с принятием такого документа начала строить флот, направленный на противостояние с российским, собирается она возвращать себе контроль над Крымом или готовиться к обороне от нападения со стороны России?

В любом случае, в настоящее время о паритете с Черноморским флотом ВМФ РФ для украинских военно-морских сил говорить трудно. Соотношение сил пока не оставляет Украине никаких шансов — если говорить об открытом противостоянии на море.

После развала Советского Союза при разделе Черноморского флота Украине достался внушительный кусок. В 1997 году, когда флот был окончательно разделен, Киеву отошла четверть береговой инфраструктуры, более 40 боевых кораблей, около сотни судов обеспечения. Кроме того, в распоряжении Украины оказалось примерно 40% советского судостроения, включая верфи для строительства самых крупных кораблей.

За постсоветское время все это имущество устаревало, и многие боевые корабли уже при разделе были в небоеспособном состоянии.

В 2014 году после аннексии Крымского полуострова Россией украинские военно-морские силы потеряли более 80% и этой своей мощи. В Крыму остались многие корабли и вспомогательные суда, военно-морские базы и другая береговая инфраструктура. В крымской бухте Донузлав были блокированы, а затем захвачены 13 украинских кораблей, часть из которых была впоследствии все же возвращена украинцам.

В настоящее время ВМС Украины насчитывают всего 16 боевых кораблей. Из них новые — только шесть речных бронированных артиллерийских катеров проекта «Гюрза-М». Остальные корабли в основном достались в наследство еще от советского Черноморского флота.

Флагман украинского флота — фрегат «Гетман Сагайдачный», который был достроен уже после развала СССР и введен в корабельный состав ВМС в 1993 году. Однако на самом деле это сторожевой корабль проекта 1135, разработанного еще в конце 1960-х годов. Он был заложен в 1990 году с именем «Киров».

Кроме этих 16 кораблей в ВМС Украины будут включены два десантно-штурмовых катера проекта «Кентавр», которые также построили в Киеве и спустили на воду в сентябре этого года. Они проходят испытания. Еще два патрульных катера класса «Айленд» (Island) передали Украине США в сентябре. Ожидается, что в ВМС они войдут в конце 2019 года.

Этот флот, за исключением «Гетмана Сагайдачного», корвета (малого противолодочного корабля) «Винница» и десантного корабля «Юрий Олефиренко», состоит в основном из малых ракетных и артиллерийских кораблей, по сути — катеров.

В распоряжении ВМС сейчас есть основная Западная военно-морская база в Одессе, Южная военно-морская база в Николаеве и Азовская военная морская база, которая только строится в Бердянске, с дополнительными пунктами базирования в Мариуполе и Геническе.

Этим силам, которые должны обеспечивать безопасность Украины, в акваториях двух морей противостоит российский Черноморский флот.

После аннексии Крыма в 2014 году под полным контролем Москвы оказались все крымские военно-морские базы, включая Севастопольскую, которую Россия арендовала у Украины, Южную в Донузлаве, которая принадлежала украинским ВМС, воинские части и аэродромы, и другие объекты — как те, за аренду которых платила Россия, так и те, которые до 2014 года использовали украинцы.

К России отошли до трех десятков кораблей и судов обеспечения. Часть из них Россия вернула Украине, включая корвет «Винница», несколько Киев не стал забирать сам — отчасти из-за плохого состояния, отчасти по политическим мотивам.

Один из самых ценных оставшихся в Крыму украинских кораблей — большой десантный корабль «Константин Ольшанский», который участвовал во многих миссиях ВМСУ, как, например, эвакуация украинских граждан из Ливии во время войны там.

В интервью Би-би-си командующий украинского военного флота Игорь Воронченко говорил, что, по его информации, оставшиеся в Крыму украинские корабли используются как доноры запчастей для российских судов.

Сейчас в составе Черноморского флота России — ракетный крейсер первого ранга «Москва», шесть сторожевых кораблей второго ранга, которые также можно относить к классам больших противолодочных кораблей или фрегатов, семь дизель-электрических подлодок, более десятка ракетных катеров, семь корветов, а также большие десантные корабли, тральщики — всего более 30 единиц только боевых кораблей, не считая судов обеспечения.

При этом Россия продолжает строить и передавать Черноморскому флоту новые корабли. Последний из них — малый ракетный корабль проекта 21631 «Орехово-Зуево» был передан флоту в начале декабря, а его «близнец» «Вышний Волочек» — за полгода до этого.

Россия разместила на Крымском полуострове морскую авиацию, береговые ракетные комплексы, развернула там систему противовоздушной обороны. В Крыму регулярно проходят учения с боевыми стрельбами.

Немалым флотом в регионе располагает и пограничная служба ФСБ России — именно ее сторожевые корабли «Дон» и «Изумруд» участвовали в задержании украинской корабельной группы у Керченского пролива.

«Там [в северной части Черного моря] создана комплексная система безопасности, как с точки зрения противовоздушной обороны, противокорабельной обороны и так далее. Это та ситуация, когда созданный потенциал лучше не трогать», — рассказал Би-би-си российский военный эксперт Константин Богданов.

Несмотря на разницу военных потенциалов, отношения двух стран на море вполне можно называть вооруженным противостоянием, хотя и без активных боевых действий. История с захватом трех кораблей украинского флота в нейтральных водах после неудачной попытки пройти Керченским проливом иллюстрирует это самым ярким образом.

Утром 25 ноября два украинских артиллерийских бронекатера и один буксир попытались пройти из Черного в Азовское море через Керченский пролив.

Россия отказала им в этом праве. Проход через эту узкость регулируется правилами, которые действуют еще с советских времен — корабли через пролив проводит лоцман, а разрешение дает капитан керченского порта. Керчь и порт теперь контролируют россияне, они не дали украинцам разрешения, сославшись на невозможность проведения кораблей через пролив.

После того, как украинские моряки заявили, что все равно пройдут в Азовское море, Россия задействовала свои пограничные боевые корабли.

Украинские моряки утверждают, что предупреждали российскую сторону о проходе, россияне говорят, что это было сделано слишком поздно. Через несколько часов корабли российских пограничников протаранили буксир и попытались таранить катера, а еще позже — вечером того же дня — обстреляли бронированный катер, ранив украинских моряков. Морской конвой был захвачен и отбуксирован в крымский порт.

В украинских медиа и соцсетях не утихают споры о том, должны ли были моряки на катерах применять оружие против российских кораблей в ответ на обстрел, и к чему могло бы это в конце концов привести.

С одной стороны, в финальной части инцидента участвовала российская боевая авиация, два пограничных сторожевых корабля и катера, малый противолодочный корабль, тральщик и артиллерийские катера Черноморского флота, то есть расклад сил был явно не в пользу украинцев. И эти силы Россия смогла собрать всего за несколько часов.

С другой — хотя этим силам противостояли всего лишь речные катера, практически неспособные вести бой на море, захватить их удалось только после долгого многочасового преследования и при полном отсутствии активного противодействия. На Украине многие восприняли это как свидетельство эффективности таких кораблей.

«Даже две такие маленькие «Гюрзочки» не смогли захватить корабли ФСБ, не смогли. [Буксир] «Яны Капу» захватили, а их не смогли. Потому что они маневренные, какая-то скорость у них есть. А если бы у той «Гюрзы» не 28 узлов было, а 45, например? А если бы у нее была лучшая мореходность? А если б у нее были противоминные возможности, ракеты ближнего радиуса, до восьми-десяти километров?» — рассуждает заместитель начальника штаба командования ВМСУ по вопросам евроатлантической интеграции Андрей Рыженко.

Андрей Рыженко рассказал Би-би-си о «Стратегии военно-морских сил вооруженных сил Украины 2035» — документе, который содержит дорожную карту строительства ВМС с учетом финансовых возможностей государства и потребностей национальной обороны.

Она предусматривает три этапа — до 2025 года, 2030-го и 2035-го. Задача первого этапа — добиться гарантированной защиты национальных интересов в пределах 12-мильной прибрежной зоны; на втором этапе зона ответственности распространится до 200-мильной исключительной экономической зоны; третий этап предусматривает действия флота за пределами Черного моря.

Как рассказал Андрей Рыженко, для реализации первого этапа будет необходимо около 100 миллионов долларов в год, второй потребует вложения от 150 до 200 миллионов долларов в год, а третий будет стоить бюджету Украины от 200 до 400 миллионов ежегодно.

«Тут очень простое правило. Тонна водотоннажности корабля [водотоннажность означает то же самое, что и водоизмещение — Би-би-си], тонна металла корабля стоит 150 тысяч долларов. И чем дальше мы отходим от берега, тем больше этих тонн у корабля. Ему надо быть более мореходным, нести больше горючего и запасов», — рассказал он.

По словам Рыженко, если ракета, которую несет катер с дальностью 100 морских миль, будет обходиться бюджету условно в одну денежную единицу, то такая же ракета, установленная на фрегате, действующем за пределами Черного моря, будет стоить уже три таких условных единицы.

Будут ли выделяться необходимые деньги на стратегию — пока неизвестно. Раньше во флоте сетовали, что оборонный бюджет больше фокусировался на наземных силах.

«Стратегия формирования комплекта сил флота под влиянием «сухопутного лобби» привела к тому, что за 25 лет в стране не построено ни одного корабля, а лишь осуществлена достройка пяти кораблей, которые были заложены еще во времена СССР», — рассказал Би-би-си бывший командующий ВМС Украины Сергей Гайдук.

Сколько государство выделит денег на ВМСУ в 2019 году, пресс-служба флота пока не знает. Но в целом на минобороны в украинском бюджете запланировано потратить около 3 млрд долларов.

На первом этапе приоритетами строительства ВМС будет система контроля надводной обстановки в прибрежной зоне, которая позволит отслеживать морскую активность на расстоянии до 40 миль. Эта система будет включать наземные станции слежения, беспилотные летательные аппараты и прочие средства. Вторым приоритетом будет развитие береговой оборонительной инфраструктуры, включая артиллерию и ракетные системы.

Наконец, третьим приоритетом будет развитие средств контроля прибрежной зоны, и в рамках этой программы, как рассказал Андрей Рыженко, ВМС предусматривает создание того самого «москитного» флота, состоящего из сравнительно небольших катеров.

По словам Андрея Рыженко, главным достоинством такого флота является прежде всего его цена. Он дешевле, чем флот больших кораблей.

«Например, нам в море необходимо иметь 64 противокорабельные ракеты. Их можно разместить, например, на восьми корветах, которые будут стоить три миллиарда долларов, либо на 16 ракетных катерах, которые будут стоить полмиллиарда», — рассказал он.

Помимо маневренности, скорости и малозаметности, плюсами таких кораблей является еще и низкая стоимость обслуживания и ремонта. Для них нужна меньшая, и, соответственно, более дешевая портовая инфраструктура. «Корабль сам по себе, когда вы его покупаете, это примерно 30% от тех средств, которые государство в него вложит до окончания срока службы через 20 лет», — сказал он.

Минусами «москитного флота», по словам Рыженко, являются невысокая автономность малых кораблей в пять-семь дней, из-за чего они способны действовать только в пределах небольшой прибрежной зоны.

Концепция «Москитного флота», вероятно, станет основной в формировании корабельного состава ВМС Украины в ближайшее десятилетие.

Так, уже разработан проект катера «Лань», вооруженного противокорабельными ракетами «Нептун» (еще одной разработкой украинского ВПК, испытания которой уже на финальной стадии), зенитным комплексом «Арбалет-К», артиллерийскими установками калибра 76 и 30 миллиметров. Первую «Лань» ВМСУ планируют получить в 2019 году.

А в Одессе уже проходят испытания десантно-штурмовых катеров «Кентавр», которые способны перевозить около четырех десятков десантников.

Наконец и речные артиллерийские катера «Гюрза-М» — пример «москитного флота».

Кроме того, еще два патрульных катера класса «Айленд» Украина получит от США. Это легкие корабли, вооруженные одной мелкокалиберной пушкой и парой тяжелых пулеметов. Они достанутся Украине не бесплатно — за модернизацию, транспортировку, обучение экипажа и техобслуживание необходимо будет заплатить около 10 миллионов долларов.

Все это укладывается в рамки концепции, которая рассматривает три типа боевых катеров — ударные катера с противокорабельными ракетами, десатно-штурмовые катера и патрульные катера, в задачу которых будет входить и сбор информации.

У концепции «москитного флота» есть и свои противники среди украинских военных. Среди них — упомянутый экс-командующий ВМС Сергей Гайдук. В комментарии Би-би-си вице-адмирал рассказал, что Украине необходимы корабли класса корвет, а быстроходные катера могу существовать лишь как дополнение к ним.

«Как обеспечить ликвидацию угроз с моря? Только артиллерийскими катерами, которые составляют основу «москитного флота», ВМС не смогут адекватно противодействовать Черноморскому флоту России, в составе которого есть новые надводные, подводные и воздушные ракетные платформы, в том числе и с крылатыми ракетами «Калибр», — сказал он.

Кроме того, по словам Гайдука, у существующих проектов украинских катеров класса «Лань», «Кентавр» и «Гюрза» довольно много недостатков, а американские «Айленды» будут дорогостоящими, так как ремонтировать иностранные корабли придется за границей.

«Что касается «москитного флота» — да, действительно существует такой вариант построения флота. Этот путь прошли некоторые страны Ближнего Востока и Азии. Но у нас есть и другие примеры построения флотов, в том числе стран Черноморского бассейна — Турции, Румынии и Болгарии, в которых «москитный флот» является составной частью ВМС», — считает Сергей Гайдук.

Эти страны действительно имеют в основе своих ВМС фрегаты и корветы, причем зачастую купленные в западных странах. Малые ракетные корабли их лишь дополняют.

Военный эксперт Константин Богданов считает, что в нынешней ситуации Украине было бы логично строить флот, состоящий из корветов или ракетных катеров, которые могли бы обеспечить активную оборону либо ограниченные наступательные действия, включая, например, прикрытие десантной операции, а также из патрульных кораблей для защиты экономической зоны и нескольких крупных кораблей, «которые могли бы обеспечить подготовку личного состава к комплексному применению современных боевых систем».

«Фактически речь идет о кораблях типа большого корвета или фрегата, на которых будут выращиваться специалисты», — сказал он, добавив, что большое количество таких кораблей Украина вряд ли сможет построить или купить за границей.

И украинские военные, и волонтеры, с которыми говорила Би-би-си, уверены, что военный флот Украине необходим.

«Много интересов государства, таких как полезные ископаемые, находятся в пределах ее исключительной экономической зоны. И у Украины фактически ничего нет, чтобы их защищать. Россия этим пользуется и методом «ползучей аннексии» понемногу вытесняет Украину», — говорит Андрей Рыженко.

И без физического присутствия в море (то есть только силами авиации или береговой охраны) противостоять этому невозможно, уверен он.

«В любом случае нужно присутствие в исключительной морской экономической зоне, иначе с 200 миль она сократится до 12. Если у нас и там не будут стоять корабли, то и эта зона сократится. И такая тенденция есть», — добавляет замначштаба командования ВМСУ.

С ним же соглашается одесский волонтер Александр Сывак: «Если мы сдадим России без флота Азов, то следующим этапом будет Черное море».

Главный же вопрос же в том, на что именно хватит у Украины ресурсов.

Пока же Киев продолжает придерживаться линии на создание «москитного флота» — в 2019 году ожидается спуск на воду еще двух малых артиллерийских катеров и еще двух десантных «Кентавров».

По сообщению сайта BBC Russian

Поделитесь новостью с друзьями