Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Наш народный защитник». Арест адвоката Курбединова и крымский трафик

Дата: 10 декабря 2018 в 17:12 Категория: Общество



В Крыму арестовали адвоката Эмиля Курбединова. Защищать его в суде вызвались десятки коллег, несколько сотен человек два дня подряд стояли у здания суда с плакатами «Эмиль Курбединов — наш народный защитник», а российские власти развернули настоящую травлю адвоката в подконтрольных крымских СМИ. Впрочем, дело против адвоката вскрыло как трафик интернета из России продается в Крым и неподконтрольную Украине часть Луганской области, а для некоторых его фигурантов может закончится международными санкциями.

Утром 6 декабря крымский адвокат Эмиль Курбединов вышел из дома, чтобы ехать к себе в офис, но у машины его остановили несколько человек. Сотрудники Центра по противодействию экстремизму ждали его несколько часов и когда адвокат подошел, сказали, что он задержан и должен проехать с ними в управление МВД. Уже оттуда Курбединов позвонил своему коллеге Эдему Семедляеву и попросил приехать, успев сказать, что его обвиняют по статье административного кодекса за публикацию запрещенной символики. Семедляев сразу выехал к нему, а в машине запустил стрим на странице в Facebook.

«Только что я узнал, что моего друга, коллегу Эмиля Курбединова задержали сотрудники Центра по противодействию экстремизму, — говорил Семедляев в трансляции, подъезжая к зданию управления полиции. — Причина задержания якобы пост в социальных сетях, но я это связываю с давлением на адвокатов и правозащитников». После этого он зашел в здание управления МВД и вышел уже с обвинением против Курбединова на руках. Самого обвиняемого адвоката увезли сразу в суд, обыск у него дома и в офисе проводить не стали, но изъяли телефон, жесткий диск и компьютер, которые он носил с собой.

Задержание Эмиля Курбединова

Курбединову предъявили обвинение в пропаганде запрещенной организации с помощью публикации ее символики в социальных сетях. Запрещенной организацией в данном случае выступала исламская партия Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, признанная в 2003 году в России террористической, а в Украине не запрещенная и сейчас. Символику партии оперативник Центра Э рассмотрел на трех перепостах в Facebook на странице Курбединова: один 1 июня 2013 года — объявление о митинге в Симферополе, посвященном упразднению халифата в Турции 3 марта 1924 года, второй 9 октября того же года — о пресс-конференции партии в пресс-центре информационного агенства УНИАН в Киеве и третий — с тремя исламскими флагами и надписью: «Одна Умма — один флаг». Пресс-конференция была посвящена международному форуму партии «Исламский призыв на постсоветском пространстве и Хизб ут-Тахрир: реалии и вызовы», который в то время проходил в украинской столице.

«Выявлена фотография… с символикой в виде изображения земного шара, на фоне которого располагается черный флаг, с надписями предположительно на арабском языке и надписью Хизб ут-Тахрир Украина», — описываются выявленные фотографии в протоколе осмотра страницы Курбединова в Facebook. Надписи на флагах действительно сделаны на арабском. Это традиционная шахада: «Нет иного Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — посланник Аллаха». Эта надпись не запрещена в России, в суде один из защитников Курбединова предложил ее перевести с арабского, чтобы доказать, что она не носит экстремистский характер, но судья Антон Цыкуренко отказался.

Записи на странице Кубердинова были не авторские, а перепосты с разных страниц, никаких комментариев под ними нет, у одной два лайка, у остальных — ни одного. Тем не менее, оперативник Руслан Шамбазов воспринял их как угрозу и составил протокол по части 1 статьи 20.3 КоАП («Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами» — Р.С.).

В январе 2017 года тот же самый оперативник Руслан Шамбазов составил протокол на адвоката ровно по той же самой статье и за те же самые перепосты, только сделанные на странице Курбединова в ВКонтакте. Тогда, во время судебного заседания в Железнодорожном районном суде Симферополя Шамбазов заявил ходатайство о приобщении к материалам дела и постов в Facebook адвоката, но судья не позволила. Курбединов был тогда арестован на десять суток, провел их в изоляторе, но было ясно, что эпизод с Facebook еще всплывет. Январское решение суда тоже вошло в материалы нового дела, судья сослался на него, когда говорил об отягчающих обстоятельствах.

Срок привлечения к административной ответственности по статье 20.3 — год с момента выявления нарушения. Защита адвоката в суде пыталась обратить внимание на то, что Центр Э просил приобщить материалы из Facebook еще в январе 2017-го, а значит правонарушение было им уже тогда известно, ходатайствовали для доказательства этого посмотреть протокол прошлогоднего заседания суда, но ей этого не позволили.

Эмиль Курбединов после судебного заседания

«В прошлом году вы заявляли ходатайство о приобщении материалов из Facebook, — спрашивала Шамбазова адвокат Лиля Гемеджи. — То есть вы их еще тогда обнаружили?». «Заявлял, но не помню о каких материалах речь», — ответил оперативник.

Чтобы можно было привлечь Курбединова спустя почти два года понадобилось «обнулить» время обнаружения противоправных постов в социальной сети. Так в материалах дела появилось письмо, отправленное в онлайн-приемную крымской прокуратуры якобы от некоего Muallem Sahim из Дамаска с припиской: «Прашу разобратся и дать ответ!!!!!». Письмо пришло с электронной почты sahimmuallem@gmail.com и написано гораздо грамотнее, чем сопроводительная записка.

«Хочу обратиться в Ваш адрес как бывший житель Республики Крым, который непродолжительное время обучался в Крыму, а затем в наш дом пришла война, которая разрушила наши дома и семьи, и мне пришлось возвратиться домой», — начинается письмо в адрес начальника Центра по противодействию экстремизму в Крыму Олега Уткина. Далее следует рассказ о том, что в Украине Хизб ут-Тахрир не были запрещены и проводили многочисленные митинги и пресс-конференции. «Посмотрите к чему это привело, наши дома разрушены, сотни детей остались без родителей. Благодаря России мы боремся с этой «нечистью», погибают российские солдаты и офицеры. Но в то же время смотря на благословенную Крымскую землю, да благословит ее Аллах, я вижу черные пятна, в лице тех кто еще много лет стоял под черными и белыми знаменами сектантских флагов Хизбов, а теперь они стали «правозащитниками». «Правозащитниками» — кого? Шайтана?», — задается вопросом автор письма и прямо указывает на адвоката Курбединова. «Посмотрите на его страницу в Фейсбук, там одна пропаганда Хизбов, а ведь он сидел за это. И при этом он еще и «адвокат!!!!!!!!» в РОССИИ, которая борется с терроризмом», — пишет автор письма.

Поиском по указанному адресу электронной почты никаких данных Радио Свобода найти не удалось, вероятно он использовался лишь единожды для отправки письма, а по физическому адресу, указанному в письме — на улице Аль Хиджаз находилась гостиница при Департаменте по делам миграции Сирии «Карфаген», где останавливались иностранцы, которые ждали получения или продления визы, в том числе и россияне, которые работали с правительством арабской республики. Автор указал еще и почтовый индекс, однако в Сирии почтовые индексы до недавнего времени не использовались, а итоги планов почтовой службы Сирии по разработке индекса пока неизвестны.

Специалисты лаборатории Citizen Lab университета Торонто произвели анализ ip-адреса, с которого было отправлено упомянутое письмо. Он принадлежит компании «Orange-NET», зарегистрированной неким Александром Осипенко в поселке Большое Садовое Бахчисарайского района. Сам Осипенко проживает в Севастополе, еще в прошлом году был внесен в украинскую базу «Миротворец» с формулировкой «сознательное сотрудничество с террористической организацией ЛНР». «Orange-NET» является дочерней компанией «Matrix-Alchevsk», зарегистрированной тем же Осипенко на улице Ленина в поселке Алчевск на неподконтрольной Украине части Луганской области. По данным Citizen Lab, трафик для своих компаний Осипенко покупает через транзитного провайдера «Crelcom» у «Miranda-Media», крупнейшего провайдера в Крыму, которая в свою очередь покупает трафик у российского Ростелекома. «Miranda-Media» была создана Ростелекомом, зарегистрирована в Москве, и ее основным владельцем являлся все тот же Осипенко, пока в 2015 году не продал свои акции руководству «Miranda-Media», снизив свою долю до 19%, что ниже границы ответственности. Таким образом Ростелеком избежал попадания под санкции. Еще один провайдер, трафик которого идет в Крым, а оттуда на неподконтрольную часть Луганской области, — «Южные магистральные линии связи», которые активно вошли в Крым после того, как в 2017 году Украина перестала поставлять свой интернет на полуостров, а Россия запустила второй кабель по дну Черного моря. Таким образом трафик интернета из России идет в Крым, там его покупают для неподконтрольной Украине части Луганской области, а оттуда он частично возвращается в Крым. Санкционной ответственности за это никто не несет.

Возвращаясь к письму, на основании которого была начата проверка страницы Курбединова в Facebook, судя по ip, оно никак не могло быть написано в Дамаске. В прокуратуре его место написания определили, как Луганская область, но в действительности, утверждают специалисты Citizen Lab, это был Крым, просто трафик шел из Алчевска.

Акция в поддержку Эмиля Курбединова возле здания суда

Письмо было зарегистрировано 14 ноября, из прокуратуры передано для проверки в управление МВД, оперативники Центра Э «обнаружили» на странице адвоката изображения, известные им еще с 2017 года. Осмотр страницы адвоката проводили в присутствии студентов Крымского федерального университета, анализ результатов проводил доцент кафедры политических наук КФУ Андрей Никифоров. По просьбе начальника крымского Центра «Э» Олега Уткина он должен был ответить на вопрос: «является ли… символика символикой, какой либо конкретной группы либо организации? Если да, то какой именно?».

Никифоров традиционно проводит исследования по делам, инициированным Центром «Э» в Крыму. По меньшей мере в 9 административных делах против крымскотатарских активистов он давал экспертное заключение. Никифоров — член Общественной палаты Крыма, директор крымского филиала Института стран СНГ. Институт возглавляет депутат Госдумы РФ Константин Затулин, — персона нон грата в Украине с 2006 года, находящийся в Украине в государственном розыске с 2017 года по обвинению в «посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивной войны». В Крыму его представляет Никифоров, автор докладов «Геополитические циклы и перспективы Русского мира в свете теории Новороссии» и «Новороссия как геополитическое ядро будущей России», которые он озвучивал еще до 2014 года.

В исследовании по делу Курбединова Никифоров много пишет о Хизб ут-Тахрир, расписывает структуру и характер деятельности партии, почти дословно повторяя материалы уголовных дел по крымским мусульманам, которых судят по обвинению в принадлежности к организации в Северо-Кавказском военном окружном суде. «В настоящее время отказываются от вооруженной борьбы, — пишет Никифоров про организацию, признанную террористической, — потому что военный джихад возможен только при наличии халифата». По поводу флагов Никифоров отметил: «На своих мероприятиях (митингах, конференциях) [члены партии] часто используют определенную атрибутику в виде черных и белых флагов с надписью символа веры ислама на арабском языке».

Запрос в Facebook для подтверждения авторства страницы адвоката оперативник делать не стал. Вместо этого он привлек специалиста группы информационных технологий «Главного радиочастотного центра», чтобы тот подтвердил, что если Курбединов вел стрим на своей странице в соцсети, то он имеет к ней доступ. Специалист посмотрел несколько стримов адвоката и сделал такое подтверждение. Оперативнику показалось этого мало и он привлек для дополнительного подтверждения сотрудника ФСБ Андрея Сушко.

Ринат Параламов

«Вы сотрудник ФСБ? Было похищение человека, пытки!», — на видео хмурый человек идет по бульвару Франко в Симферополе возле здания управления ФСБ. За кадром голос Курбединова и понятно, что видео снимает тоже он. 15 сентября 2017 года Курбединов с родственниками Рината Параламова, которого похитили сотрудники ФСБ после обыска двумя днями ранее, увидели выходящего из здания ФСБ человека, — сотрудника ведомства Андрея Сушко, который присутствовал во время обыска и увозил Параламова. Обыск был 13 сентября, Параламов вышел на связь лишь на следующий день, рассказал, что неизвестные после похищения из дома пытали его электричеством, заставляя подписать «признательные показания».

Сказали, что вариантов два: или я потеряю здоровье и буду делать, что скажут, либо я буду делать, что скажут, но со здоровьем останусь

«Пришел человек, который дома у меня был и грубил там, по голосу я его узнал. Сказал, что он мой адвокат, и ударил в грудь. Потом все повторилось, но удар был уже по затылку. Сказали, что вариантов два: или я потеряю здоровье и буду делать, что скажут, либо я буду делать, что скажут, но со здоровьем останусь. Потом били током, к ягодицам прикрепляли и били, — рассказывал потом Параламов. — Потом меня опять били током, уже более сильными разрядами и по-другому прикрепляли провода. И еще садились на спину, так что двигаться вообще было невозможно. Я начал кричать, они начали чем-то закрывать рот, чем-то типа уздечки. Я потерял сознание. Боль была страшная, язык онемел, говорить не мог. Они, похоже, водой плеснули, изо рта вода лилась, когда очнулся. На голове мешок, не видно ничего. Тогда меня подняли, посадили, мешок сняли, в глаза смотрели. У меня рука и нога дергались. Рот открыт, один кричит, что ты обманываешь. Чувствовал, что они что-то тыкают, на ноги наступали, проверяли, есть реакция или нет. Я не реагировал на это. Опять надели мешок и оставили меня. Один все время мешал мне голову откинуть, опереться, дергал меня все время. Так продолжалось часа три. Дали воды попить. Я на полу поспал немного. Приходила женщина в белом халате, сказали – травматолог. Померили давление, сделали укол. Она меня за челюсть дернула – больно. Она сказала: «Чего ты врешь? Мы тебе укол сделали!» Ушла, меня опять током бить. Тогда уже добивались, чтобы рот закрыл, который я не мог сразу закрыть. Потом угрожали в зад засунуть трубку и колючую проволоку, обещали привести жену и сделать с ней так же. После этого я согласился подписать протокол допроса».

В одном из тех, кто увозил Параламова из дома, родственники узнали Андрея Сушко. Курбединов записал его на видео. Теперь это видео стало дополнительным свидетельством авторства страницы адвоката. «Ко мне подбежал ранее мне известный адвокат Курбединов, в сопровождении неизвестной мне женщины и мужчин, после чего они начали осуществлять провокационные действия в мой адрес, — рассказывал Сушко. — После чего он достал свой мобильный телефон и начал демонстративно снимать меня, задавая при этом вопросы: «Скажите, вы сотрудник ФСБ? Почему вы молчите? Представьтесь, если вы сотрудник ФСБ». Перед тем, как зайти в административное здание ФСБ, сзади я услышал слова Курбединова, суть которых сводилась к тому, что указанную видеозапись он опубликует на своей странице в социальной сети «Фейсбук» для того, чтобы меня все знали».

Адвокат обещание выполнил и видеозапись опубликовал. Через год Минфин США внес Андрея Сушко в санкционный список. «Андрея Сушко подозревают в том, что в 2017 году он незаконно похитил крымскотатарского активиста, выступающего против оккупации Россией Крыма, участвовал в злоупотреблении в отношении этого человека, в том числе – использовании электрошока, удушении и избиении его в плену ФСБ», — говорится в сообщении финансового ведомства США.

За полтора месяца до ареста Курбединова, к нему в офис пришли сотрудники Центра «Э» вместе с прокурором Валентиной Чуприной и заявили, что принесли предостережение о недопустимости нарушения антиэкстремистского законодательства. По некой оперативной информации силовиков, на территории Крыма крымскотатарскими активистами якобы планировались одиночные пикеты в поддержку политзаключенных. Курбединов предостережение подписал, оно есть в материалах его дела.

Возле здания суда во время заседания по делу Кубердинова

Судебное заседание в Киевском районном суде Симферополя началось 6 декабря после обеда. К тому времени у суда уже собралось несколько сот человек поддержать адвоката, а также журналисты и съемочные группы российских телеканалов, которые на протяжении пяти лет игнорировали и суды и действия силовиков в отношении крымскотатарских активистов. Пристуствие прокремлевских журналистов на подобных мероприятиях — новое веяние. Месяц назад пост руководителя управления ФСБ по Крыму занял генерал-лейтенант Леонид Михайлюк, через неделю после ФСБ провела массовые обыски у членов запрещенной организации «Свидетели Иеговы» в Джанкое. Вместе с силовиками приехала съемочная группа телеканала «Крым24», журналисты которой утверждали потом, что оказались в городе случайно. Пока шло судебное заседание по делу Курбединова, «Крым24» показал пять новостных репортажей и один полноценный сюжет, в котором обвиняемого называли «Защитником запрещенного Хизб ут-Тахрира» и говорили, что он имеет связи с запрещенным Меджлисом крымскотатарского народа. На телеканале «Первый. Крым» и вовсе озаглавили передачу, посвященную аресту Курбединова «Адвокат дьявола или поменялся местами с клиентами». В сюжете участвовал заместитель муфтия мусульман Крыма Айдер Исмаилов, который назвал заявления во «внешних СМИ», что арест Курбединова — это очередной факт преследования правозащитников, крымских татар и мусульман в Крыму, «внешними попытками давить на Россию».

Адвоката Курбединова защищали в суде тринадцать коллег: адвокаты и юристы. За два дня заседания они подали 48 ходатайств из которых по существу дела было удовлетворено только одно — о перерыве в связи с окончанием рабочего времени. Защите не разрешили допросить эксперта Андрея Никифорова, было отказано в исключении из материалов дела его исследования, было отказано в проведении независимого исследования, было отказано в ведении заседания на крымскотатарском языке, отказано в приобщении протокола заседания суда 2017 года, где уже говорится о постах в Facebook.

«Одного факта репоста недостаточно для наличия в действиях моего доверителя состава административного правонарушения, — говорил в суде адвокат международного объединения «Агора» Алексей Ладин. — Необходимо установить, что данные репосты были сделаны по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Внимательно изучив административный материал я не нашёл ни одного доказательства, подтверждающего наличия таких мотивов ни в действиях Курбединова ни в действиях лица, осуществившего публикации, являющиеся предметом рассмотрения в данном судебном заседании».

«Процесс носит политический характер, — настаивал юрист Назим Шеихмамбетов, обращаясь к судье. — Я понимаю, Ваша честь, Вы являетесь определенным заложником принимаемых решений. И это дело ляжет в когорту дел, очерняющих народ, мусульман и тех людей, которые не боятся защищать законные интересы преследуемых людей».

«Это флагман правозащитного движения в Крыму, рупор, который не боится говорить, — говорила про Курбединова адвокат Лиля Гемеджи. — Преследование началось уже давно. И сегодняшние действия правоохранительных структур это подтверждают».

Адвокат Эмиль Кубердинов

Все два дня,пока шли заседания, возле суда стояли сотни людей, которые пришли поддержать адвоката. Они нарисовали плакат «Эмиль Курбединов — наш народный защитник» и стали фотографироваться с ним. К концу второго дня фотографий насчитывалось в социальных сетях уже под тысячу. В Киеве поддержали флешмоб: с плакатом снялся весь коллектив крымскотатарского телеканала ATR. Поддержать Курбединова пришел журналист Николай Семена, которого он защищал, и который был осужден на два с половиной года лишения свободы условно по обвинению в призывах к сепаратизму в своих статьях о событиях 2014 года в Крыму. Пришли родственники крымских мусульман, которых Курбединов защищает в деле по обвинению к причастности к Хизб ут-Тахрир, пришли ветераны крымскотатарского национального движения и украинские активисты. На второй день, к моменту вынесения решения, здание Киевского райсуда оцепил спецназ Росгвардии. «Суть этого административного дела не в тех репостах, которые выковыряли из соцсетей, а в действиях спецслужб в отношении меня. Давайте не будем играть в чьих-то кулуарных играх, на чьей-то стороне», — предложил Курбединов судье перед вынесением решения.

Судья Антон Цыкуренко в ответ арестовал адвоката на пять суток. В зале суда на него надели наручники и увезли в изолятор.

Нелепые попытки назвать его позицию экстремистской резко контрастируют с реальностью его профессионализма, честности и мужества

В январе 2017 года Курбединов получил правозащитную премию организации Front Line Defenders. После его ареста организаторы премии выпустили специальное заявление. Директор Front Line Defenders Эндрю Андерсон назвал «возмутительным, что международно признанный правозащитник Эмиль Курбединов по-прежнему несправедливо преследуется российскими властями, потому что он мирно работает над защитой прав всех в Крыму». «Нелепые попытки назвать его позицию экстремистской резко контрастируют с реальностью его профессионализма, честности и мужества», — заявил Андерсон.

Украинские и российские правозащитники также выпустили заявление с осуждением «продолжающихся преследований независимых адвокатов и правозащитников в оккупированном Крыму», и попросили международные организации и правительства иностранных государств ввести персональные санкции к причастным к преследованию Курбединова. Среди них названы эксперт Андрей Никифоров, бывший сотрудник ФСБ Андрей Сушко и оперативник Центра Э Руслан Шамбазов.

«Это нападение на последние остатки демократии. Разрушено право на мирные собрания, на свободу слова, а теперь нападение ведется и на возможность адвокатам защищать в суде», — подвел итог делу Курбединова руководитель ЦИК Курултая крымскотатарского народа Заир Смедляев.

«Административка — это пыль и она только делает нас сильнее, злее и смелее, потому как мы все знаем, что злость сильне страха. Запугать не получится. Держитесь», — написал в поддержку Курбединова адвокат Михаил Беньяш, которого арестовывали на два месяца в сентябре.

Апелляционная жалоба у защиты была готова еще до вынесения решения, — в оправдательное никто не верил, — она была подана в день ареста. Рассмотрена она будет в понедельник, 10 декабря в 16:00 по московскому времени.

Внештатный корреспондент РС 

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии Миры  Горенштейна

По сообщению сайта Радио Свобода

Поделитесь новостью с друзьями