Сергей ХОРОШУН: Не собираюсь доказывать, что я хороший!

Дата: 05 декабря 2018 в 19:09

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

     Спустя почти полгода после выхода публикаций в газете «Время», в которых первого заместителя акима Астаны Сергея ХОРОШУНА обвинили в коррупции, вице-мэр наконец обозначил свою позицию по поводу выдвинутых ему обвинений в эксклюзивном интервью нашей газете. 

— Сергей Михайлович, директор строительной компании «Тамыз Инвест групп» Валим МАШУРОВ, осужденный на 11 лет за растрату денег дольщиков, обвинил вас во взяточничестве (см. «Примите меры к вице-мэру!», «Время» от 3.7.2018 г.). Мы тогда сразу отправили вам официальный запрос с просьбой разъяснить ситуацию, но ответа так и не получили. Так все-таки, вам есть что сказать по этому поводу?
— Расследованием этого дела сейчас занимается Национальное бюро по противодействию коррупции. Официальное заключение по этому вопросу, я думаю, будет в ближайшее время, поэтому сейчас не вижу смысла что-то комментировать. Исходя из этого же принципа я не давал никаких комментариев после выхода статьи в вашем издании. Все пояснения, документы по этому делу я предоставил следственным органам. Там очень тщательно с этим разбираются. Могу лишь сказать, что все озвученные Машуровым обвинения в мой адрес не соответствуют действительности.
— А почему вы написали заявление в полицию на Машурова и блогера Сырыма АБДРАХМАНОВА? Вас обвиняет также другой застройщик — находящийся сейчас в СИЗО Данияр АХМЕДЬЯРОВ (проб­лемный ЖК «Зере-1»), утверждающий, что передавал вам взятку в размере 500 тысяч долларов, 54 млн. тенге и восемь квартир. И блогер Абдрахманов об этом неоднократно писал на своей странице в Facebook. Согласитесь, после залпа таких серьезных обвинений у любого могут возникнуть сомнения в вашей порядочности.
— Тут мне сложно что-то комментировать, потому что это, мягко говоря, полностью не соответствующие действительности заявления. Мне вообще непонятно, на основании чего этот блогер и Ахмедьяров делают такие заявления. По этой причине я официально обратился в правоохранительные органы, чтобы по данному заявлению (Сырыма Абдрахманова. — Л. Т.) было возбуждено уголовное дело. Мой адвокат этим занимается. В этом деле я выступаю в качестве свидетеля. По итогам расследования будет предоставлена вся информация. Вообще, я не в первый раз сталкиваюсь с такими нападками. В 2009 году меня пытались обвинить в том, что я якобы похитил несколько миллиардов на строительстве объектов здравоохранения. Если есть такие обвинения и подтверждающие документы, этим должны заниматься правоохранительные органы. А уходить в дебаты, оправдываться, говорить о том, какой я на самом деле хороший, бессмысленно!
— Что ж, дождемся результатов досудебного расследования Нацбюро, которое, надеюсь, установит истину. Давайте теперь обсудим один из самых больных вопросов Астаны — кинутые дольщики. Почему эта проблема никак не решается вот уже десятилетие? Между прочим, в Алматы со всеми недостроенными объектами уже разобрались, а в других городах страны такой проблемы вообще не существует.
— Для начала замечу, что 25 процентов вводимого в республике жилья и 40 процентов всего многоквартирного жилого фонда Казахстана приходится на Астану. В том же Алматы не было такого объема государственных земель. В южной столице да и в остальных городах республики рынок жилищного строительства намного меньше, чем в Астане. У нас было две волны проблемного долевого строительства: 2007-2009 и 2015-2018 годы. Во время первой волны недостроенными оказались 243 объекта — их строительство остановилось в одночасье, 45 тысяч семей, а это около 130 тысяч человек, оказались заложниками недобросовестных компаний. Достройка данных объектов проводилась в рамках мероприятий по стабилизации экономики, когда средства из бюджета выделялись банкам второго уровня, фонду «Самрук-Казына» и акимату. Часть средств была выделена на невозвратной основе. На решение этой проблемы, вплоть до последнего кирпича, нам понадобилось порядка пяти лет. Фактически с того периода остался лишь один недостроенный объект — «Территория комфорта-1». Его не удалось завершить, потому что до сих пор идет конфронтация между двумя ЖСК.
Основная причина проблем в долевом строительстве — несовершенство законодательства. В 2014-2016 годах не было заключено ни одного договора долевого участия, потому что закон позволял заключать иные договоры! Заключались договоры намерений, инвестиций, совместной деятельности. Фактически это были гражданско-правовые сделки двух субъектов, в которые государство вмешиваться не может. Еще одной причиной проблем на рынке долевого строительства послужил мораторий на проверки малого и среднего бизнеса, объявленный в 2014 году. Этим алчно воспользовались недобросовестные застройщики, которые вывели деньги в непрофильные активы. Есть конкретные факты, когда, например, один застройщик проиграл все деньги в казино, другой — пропил. Первые жалобы дольщиков появились в апреле 2015 года, и тогда мы начали их регистрировать в Генеральной прокуратуре. На тот момент уже накопилось порядка 100 проблемных объектов, из которых 38 застройщиков мы практически в ручном режиме сопроводили и помогли им достроить объекты. На начало 2018 года было 62 недостроенных жилых комплекса, к настоящему моменту осталось 29. Доведением их до ума занимается специально созданная уполномоченная организация «Елорда курылыс компаниясы», которой из Национального фонда будет выделено 40 млрд. тенге на возвратной основе. Сейчас выделено только 4 млрд. тенге, но ими нельзя воспользоваться до тех пор, пока не будет доказана экономическая эффективность того или иного объекта. Помимо этого есть еще 23 проблемных объекта, которые находятся на контроле межведомственной комиссии акимата (МВК). Привлечение государственных денег для этих объектов не требуется, потому что имеются инвесторы, которые взялись их достраивать.
— Кстати, о деятельности МВК. Одним из членов межведомственной комиссии акимата является руководитель ассоциации «Объединение дольщиков Астаны» Татьяна ЧУРСИНА, которая в 2005 году была осуждена на пять лет лишения свободы за присвоение и растрату вверенного чужого имущества, лжепредпринимательство, отмывание денег, полученных преступным путем. Вас не смущает, что с вами работает человек с таким прошлым? Не бросает ли это тень на деятельность МВК?
— У меня нет таких данных, я об этом никогда не слышал. Когда формировали список членов МВК, было предложено, чтобы в нее вошли общественные организации, чтобы деятельность комиссии была прозрачной. Кандидатов выдвигали сами общественные организации. У нас не было оснований просить другого общественника.
— И вы не собираетесь проверить, имеется ли у госпожи Чурсиной судимость?
— Знаете, у меня нет желания рыться в чужом грязном белье.
— Но ведь речь идет не о личных склоках, а о деловой репутации. Возвращаясь к дольщикам: когда они смогут заселиться в свои квартиры? Не придется ли им опять вкладывать свои деньги в завершение строительства?
— Дело в том, что мы не можем взять и зав­тра же начать достраивать эти объекты. Сначала необходимо провести технический и финансовый аудит. После этого мы должны выстроить правильную экономическую модель, чтобы как раз таки исключить какие-либо доплаты со стороны дольщиков. После технического и финансового аудита будет объявлен конкурс на разработку проектно-сметной документации (ПСД). До середины 2019 года, я думаю, мы завершим разработку ПСД по 29 проблемным объектам и найдем подрядчиков, которые завершат строительство. Срок завершения будет зависеть от состояния объектов и объема работ — в среднем на это уйдет от одного до 2,5 года. К примеру, три недели назад по итогам конкурса мы заключили первый договор на завершение объекта «Гарант» компании «Азбука жилья». Подрядчик уже приступил к строительству. Для завершения ЖК «Айсанам де люкс» и «Комсомольский», после того как будет определен подрядчик, необходимо около года. ЖК «Садовый квартал», дольщиками которого являются 600 человек, придется достраивать 2,5 года. А находящиеся на контроле МВК 23 объекта будут достроены, я думаю, в ближайшие два года.
— Допустим, эти 52 проблемных объекта будут достроены, но где гарантия того, что ситуация с дольщиками не будет повторяться вновь и вновь?
— Поправки в закон «О жилищных отношениях», которые вступили в силу в октябре 2016 года, позволят значительно минимизировать риски. С того момента 84 объекта получили допуск к строительству, из них 30 (около 5,5 тысячи квартир) уже введены в эксплуатацию. Наряду с этим отработан четкий алгоритм действий с городской прокуратурой и ДВД. Все сведения о строительстве с нарушениями мы незамедлительно направляем в правоохранительные органы.
Подчеркну, гражданам, желающим вступить в долевое участие в строительстве, надо быть предельно бдительными. Во время личных встреч с дольщиками я спрашиваю: «Почему вы выбрали именно эту компанию?» Отвечают: «У них самые низкие цены». Комментарии, как говорится, излишни. И, конечно, рост проблемного долевого строительства спровоцировал существовавший до января 2015 года свободный доступ к земле. Аукционы не проводились. Любой застройщик мог написать заявление, и, если участок не был в государственной собственности, акимат обязан был предоставить заявителю землю. Если на участке были дачи или гаражи, то оснований для отказа в предоставлении земли тоже не было. Это, к сожалению, привело к тому, что мы выдали участки застройщикам, не имевшим ресурсов для нормального завершения строительства.
— А еще к тому, что застройщики с сомнительной репутацией годами не выплачивают компенсации владельцам земельных участков. К примеру, ТОО «Batagay Indoor City», имеющее в своем «активе» две обанкротившиеся компании (!), обе­щает заплатить деньги собственникам дачных участков, расположенных на территории за ТЦ «Хан Шатыр», только после 2020 года. Между тем они ждут компенсацию с 2009 года.
— На данный момент процедура изъятия на этом участке проведена не полностью. 70 процентов территории, о которой вы говорите, находится на праве частной собственности у застройщика, 30 процентов занято дачными домами, владельцы которых не соглашаются с суммой компенсации. То есть не все дачи снесены. До тех пор пока сооружение не снесено и застройщик не выплатил компенсацию, начало работ по закону невозможно. Конечно, не исключено, что некоторые постройки просто разграбили, разнесли по кирпичикам. Но если инвестор осуществил снос и не заплатил компенсацию, собственник может обратиться в правоохранительные органы с требованием возбудить уголовное дело. Всегда найдется собственник, который не соглашается с предложенной суммой компенсации. И это тормозит процесс освоения земель. Комиссия по земельным вопросам обязала инвестора соблюсти четкий график: в течение полугода он должен выкупить все дачные участки, находящиеся за ТЦ «Хан Шатыр». Если не уложится, скорее всего, его заменят.
— А каким образом вообще ТОО «Batagay Indoor City» выбрали в качестве инвестора?
— Кто первый подал заявку, тот и получил право освоения земельного участка. Законных оснований, для того чтобы мы могли запросить в правоохранительных органах всю подноготную того или иного инвестора, у нас нет. Соответственно, и оснований для отказа нет. В этом контексте мы инициировали разработку законопроекта по вопросам жилищных отношений и реновации, а также дальнейшего развития Астаны. Согласно законопроекту застройщики будут отбираться на конкурсной основе, будет законодательно урегулирован механизм принудительного изъятия и выплаты компенсации.
— Много нареканий и на качество строительства. Во время порывистых ветров в Астане с домов падает облицовочная плитка, улетают крыши...
— В Астане зарегистрирован 2601 много­квартирный жилой дом. Как правило, проблемы возникают со зданиями, облицованными керамогранитом и алюкобондом. Мы провели ревизию, которая показала, что у 108 много­квартирных домов имеются проблемы с фасадами. Был разработан соответствующий комплекс мероприятий. В итоге на сегодня осталось 11 объектов, по которым проблемы еще не решены, так как их застройщики обан­кротились либо арестованы. По остальным 97 домам мы нашли застройщиков и заставили устранить все замечания. Но причиной хлипкой облицовки является также то, что столичные КСК на протяжении 10-20 лет вообще не делали какого-либо ремонта жилых комплексов.
— Как в ближайшее время будет развиваться Астана? Какие знаковые сооружения будут построены?
— Глава государства поручил увеличить плотность застройки Астаны. С учетом этого разработан комплексный план компактной застройки города с инженерной, транспорт­ной инфраструктурой. Застраиваться будут следующие районы: аллея Мынжылдык, территория от Дворца независимости до нового железнодорожного вокзала, район Левобережья по улице Мангелик Ел, проспект Туран с территорией за ТЦ «Хан Шатыр», район поселка Тельмана и район реновации — улица Асан Кайгы. Будут построены такие крупные объекты, как легкоатлетический стадион по проспекту Туран, Казахский драматический театр. В ближайшие два года достроят комплекс «Абу-Даби плаза». К середине 2020 года завершится строительство наземного метро, начнется реконструкция Водно-зеленого бульвара, над которым возведут стеклянный купол, появится многофункциональный комплекс «Алтын Адам» за ТЦ «Хан Шатыр».
— Сергей Михайлович, на своем посту вы трудитесь уже 12 лет. За этот период сменились несколько акимов, их заместителей, а вы бессменны. Вы еще не устали?
— Я приехал в Астану в 1983 году из небольшого села. Мне выпала уникальная возможность участвовать в строительстве столицы независимого Казахстана. Это честь для любого госслужащего, строителя. Пока глава государства доверяет мне, пока руководителей устраивает моя работа, я буду работать!

Лэйла ТАСТАНОВА, фото предоставлено пресс-службой акимата Астаны, Астана