Снять розовые очки

Дата: 05 декабря 2018 в 18:59

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

     Певица Анель Аринова стала продюсером и призналась, что едва удержалась от соблазна купить голосование за своих подопечных

Созданная Анель группа Shamis уже получила национальную премию Еurasian Music Awards-2018 как лучший герлз-бэнд. Хотя продюсер говорит, что изначально сомневалась, по-честному ли проводятся подобные зрительские голосования.

— Год назад была такая история: я очень хотела, чтобы моя новая, еще зеленая группа выступила на большой площадке перед огромным количеством зрителей во время вручения одной известной премии, — рассказывает Анель. — Я позвонила организаторам и сказала об этом. Мне категорично ответили: «За кого проголосуют зрители, тот и выступит!» И вдруг я читаю в Инстаграме заявление одного известного продюсера о том, что ее девичья группа уже точно будет выступать там. Как же так, если все по-честному и все должны ждать голосования? И тут, каюсь, у меня зародилась мысль купить голосование. Я даже начала искать хакеров, которые могут накрутить голоса. И нашла! Они сказали: «Без проблем, стоит это столько-то». Но потом я решила, что мы не будем платить, не стоит начинать карьеру моих девочек с обмана. Хотя они меня уверяли, что у нас везде так и ничего честного не бывает. В ответ я привела им собственный пример: я же получила честно, без всяких накруток премию «Открытие года», после того как покинула группу «КешYOU». И вот они получили доказательство — мы без всяких накруток стали лучшим герлз-бэндом, хотя нам будет только два года и у нас только два снятых клипа.
— Почему вдруг вы решили продюсировать девичью группу?
— Потому что в этом я соображаю, ведь в свое время, когда я уже не работала в «КешYOU», мои бывшие продюсеры Багым МУХИТДЕНОВА и Баян ЕСЕНТАЕВА позвали меня в качестве наставника на свой конкурс красоты «Ќазаќ Аруы», и у меня хорошо получилось. Девочки, с которыми я работала, Гульназ ЖОЛАНОВА и Айгерим КАНАТБАЕВА, показали отличные результаты и завоевали Гран-при. Я делала им постановки, учила ходить по сцене, держать микрофон. Помню, хотела их победы так, что аж зубы у меня чесались. Shamis стала продолжением той работы.
— Но вы ведь и сами можете еще выходить на сцену…
— Я и буду выходить. Считаю себя действующим артистом и сцену не покину до конца жизни. Я по-прежнему участвую в живых концертах, где пою с оркестром, всегда выступаю на традиционном новогоднем балу акима Астаны.
— Но зрители вас потеряли, потому что больше не видят по телевизору, как раньше…
— Просто такие мероприятия у нас не показывают по телевизору. В телевизоре у нас одни и те же лица из так называемого рейтинга, которые, кстати, я никогда не вижу на живых концертах с оркестром. И еще, думаю, меня потеряли потому, что я стала мамочкой, у меня появился замечательный сын Имран, которому скоро будет четыре года. Когда ему было шесть месяцев, меня уговорили поехать работать в Астану, пообещав, что каждые два часа я смогу отлучаться в отель, чтобы его покормить. Но организаторы, как всегда, не сдержали
обещания, и я не могла этого делать, а после этой поездки мой ребенок сильно заболел. Тогда-то я дала себе установку, что не буду эгоистичной и амбициозной мамочкой, стоящей на сцене, а буду настоящей мамой, которая всегда рядом со своим ребенком.
— Еще говорят, что причиной вашего исчезновения стали неудачное замужество и депрессия после него...
— Я, можно сказать, и не жила в браке, а потом вообще ушла от мужа беременной. До семи месяцев беременности я работала как сольная певица в Алматы. Помню, выступила на фестивале «Алма-Ата — моя первая любовь» и поехала в Астану, где работал муж. И вдруг поняла, что он совсем еще не созрел для семейной жизни. В Инстаграме все видели, как он боготворит меня — зашнуровывает мне, беременной, кроссовки, а на деле это был совсем другой человек. Вот представьте: я на большом уже сроке встаю пораньше, готовлю завтрак своему милому, а мой милый спит себе! Потом я готовлю обед... Он опять не собирается вставать. А когда я приготовлю ужин, милый резко встает и, собравшись за десять минут, бежит на работу. Работал он до полуночи, до часа ночи, а когда приходил домой, то говорил: «Там ко мне друзья пришли, мне надо на пятнадцать минут выйти!» Ждешь его, ждешь, засыпаешь, просыпаешься в восемь утра, а его еще нет. После этого я сказала, что поеду рожать к родителям в Алматы. Он на роды приехал, конечно, но на этом все... Я давала шанс, пыталась понять и даже хотела поддержать его по работе, стать его продюсером, поскольку он исполнитель. Но человек снова несерьезно ко всему отнесся. Сейчас даже имя его не хочу называть, чтобы не делать ему пиар.
— Но говорят, что Анель Аринова — девушка с характером. Может, надо было быть терпимее...
— Если бы не мой характер, то что бы я сейчас делала? Сидела бы и рыдала в салфеточку? И хотя я сильная, все равно мне всегда хотелось быть с таким мужчиной, которому можно поплакаться, с которым можно покапризничать. Во время беременности я так хотела, чтобы было как в кино: муж вставал бы ночью и носился по городу в поисках клубники, которой мне вдруг захотелось. Но не было у меня такой романтики! И уверена, я бы ее не дождалась. Как уже четвертый год не дождусь алиментов. На публике он идеальный папа, а реальность совсем иная. Его совершенно не интересует, на что я содержу нашего ребенка.
— И как вы выкручиваетесь?
— К счастью, у меня хороший тыл. Это моя семья — родители и братья. Они мне и помогают.
— А как же рассказы о том, что девичьи группы создаются для больших денег, которые платят состоятельные мужчины? Неужели это миф?
— Недавно даже одна моя знакомая выдала: «Если не хочешь, чтобы о тебе говорили, что ты сутенерша, тогда тебе надо менять состав группы!» Каких только сплетен на эту тему не ходит! Весь шоу-бизнес на этом держится — на этой грязи и зависти. Но я говорю: «Дайте мне доказательства, что мои девочки чем-то плохим занимаются». Если бы нам было так легко зарабатывать деньги, то мне бы не приходилось вкладывать в группу все, что я заработала когда-то. Мне вообще ничего и никогда легко не давалось, ведь у меня изначально не было идеальных вокальных данных, не было роскошной внешности, красивых ровных зубов. Помню, как пришла на свое первое прослушивание к Толкын ЗАБИРОВОЙ, и она меня забраковала, сказала, что у меня узкий диапазон. Потом я не прошла кастинги ни в группу «Дауыс International», ни в «Рахат Лукум». Но это меня заставило трудиться. В тот момент я познакомилась с Багым Мухитденовой и пошла к ней заниматься вокалом. А через какое-то время она задала мне заветный вопрос: «Хочешь быть участницей герлз-бэнда»? Конечно, я согласилась, но сначала спросила: «Я же не буду там просто для мебели?»
— Так под вас создали группу SAF, впоследствии «КешYOU»…
— Я безумно скучаю по тому времени, потому что это была моя детская мечта. И это была большая школа.
— Поклонники до сих пор в недоумении, почему вы ушли из группы?..
— Сейчас я уже могу говорить об этом осознанно. Как девочка, которая всегда жила в розовых очках, привыкла доверять людям и верила в невинность участниц нашей команды, я не выдержала вдруг создавшейся обстановки. А она накалилась от того, что там была нереальная грязь, сплетни и ругань. И это касалось моих продюсеров. Поэтому я ушла, но потом, помудрев и разобравшись во всем, подумала: «Вот я дура! Это же реальная жизнь». Конечно, из-за той ситуации сильно разочаровалась в людях, но для меня это был пинок, который позволил стать самостоятельной.
— Созданная вами группа называется Shamis. Что это значит?
— Шамис — это арабское слово, означает «озорной», «упрямый». Наверное, это слово характеризует меня. Но моих коллег почему-то удивило не арабское название группы, а то, что я придумала такую фишку: целый год выпускала своих артисток на публику в масках. Голой попой и грудью уже никого не удивишь, поэтому я придумала маски с нарисованными таинственными арабскими глазами. А потом девочки стали поднывать: «Мы уже популярные, а нас еще в лицо никто не знает!» И я сжалилась — сняла с них маски. Вот такая я затейница.
— Что затеяли еще? Для чего недавно объявили кастинг и собираете талантливых детишек?
— Это касается моей сольной деятельности. Сейчас я хочу сделать сказку: снять очень добрый клип с детишками на песню, которую я спою с хором. Еще до «КешYOU» написала новогоднюю песню на текст своего папы, который хотя и доктор по специальности, имеет свою книгу стихов, он бард. Он не раз предлагал мне свои стихи, делал переводы песен, но у меня, наверное, как у плохой дочки, не доходили до них руки. И вот весной я чуть не потеряла папу: врачи говорили, что ему из-за тяжелой болезни осталось жить всего месяц. Мы рискнули сделать операцию, и сейчас ему лучше… И вот к Новому году я обязательно выпущу папину песню, которую он назвал «Новогодняя зарисовка».
— А что происходит в личной жизни?
— Пока тишина, потому что мне попадается в последнее время такой сорт мужчин, которые не понимают, что я мама. Они приглашают на свидание в девять-десять часов вечера, не задумываясь, что мне в это время надо купать ребенка и читать ему сказки, укладывая спать. На первом месте у меня сейчас именно это. Хотя я уже дала себе установку, что до сорока лет еще выйду замуж и рожу пару деток!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Анель АРИНОВОЙ, Алматы