«Национализм – это обостренный патриотизм»: Русская высказалась о жизни в РК, казахском языке и отношении к эмиграции в Россию

Дата: 07 ноября 2018 в 15:44

По сообщению сайта NewTimes

«Национализм – это обостренный патриотизм»: Русская высказалась о жизни в РК, казахском языке и отношении к эмиграции в Россию

О корнях, казахской подруге-националистке и русском парне-шовинисте

Я живу в Алматы все 26 лет своей жизни. Мои родители тоже родились в Алматы. Я — русская. Мои предки были родом из Алтайского края, а вот по какой причине они оказались в Казахстане — не скажу, сама точно не знаю. К сожалению, некому рассказать мне историю нашей семьи. Ясное дело, что я не «чистокровная» русская, таких людей уже и нет сейчас, как бы некоторые не били себя в грудь. У нас в роду были и татары, и евреи, и поляки, и украинцы. Но в большинстве своем были русские, да. Хотя мне вообще не нравится сама идея национальности. Я бы предпочла мир без разделений, хотя ясно, что это утопия. Но все эти деления вызывают лишь социальное напряжение, и с каждым днем этих делений все больше. Я пришла к этим выводам, пока изучала политическое и общественное устройство. При этом я прекрасно понимаю тех, кто отстаивает интересы своих наций в глобальном смысле. У меня есть близкая подруга, она — казашка и националистка. Националистка в нормальном смысле слова, не путайте это с нацизмом, например. Подруга выступает за знание своей культуры и корней, языка, за борьбу за независимость и все в таком духе. Национализм — это, скажем так, обостренный патриотизм, который построен на том, чтобы объединить людей одной национальности с целью улучшения жизни общества. Громко звучит, конечно. Но если конечная цель действительно такова, то это ведь совсем неплохо? Другое дело, что очень часто любые объединения людей принимают такие категоричные формы, что в итоге это перерастает в нечто зловещее и негативное. В Москве, например, я познакомилась с замечательным мальчиком во время своего обучения. У нас быстро начались отношения, но потом я узнала, что он, будучи изначально националистом, который верит в «поднятие России с колен благодаря объединению людей», примкнул к ультраправым, которые выражали весьма шовинистические взгляды. Для меня это недопустимо, на этом и закончились наши отношения. В общем, радеть за развитие своей нации — хорошо, делать это за счет какой-либо дискриминации других этносов — плохо.

О жизни русских в Казахстане, изучении казахского и присоединении к России

В Алматы быть русским, мне кажется, комфортнее даже, чем в России (смеется). Я утрирую, конечно, я ведь долго была лишь в Москве, но, тем не менее, в Алматы действительно очень комфортно. Я же никого не удивлю, если замечу, что в последнее время в Казахстане стали проявляться некоторые межнациональные напряжения? Так вот в Алматы их нет совершенно. Или мне тотально везет с людьми! Но я ни единого раза не чувствовала никаких притеснений, от того и была возмущена, когда узнала, как некоторые представители других национальностей, в частности —из Алматы, пытаются получать убежище в Европе и Америке, рассказывая о некой таинственной дискриминации. В Алматы люди невероятно непредвзяты, кем бы ты ни был. В Астане немного сложнее с этим, потому что произошло наслоение менталитетов из-за массового переселения людей из всех регионов страны. Но опять же не о дискриминации речь, а просто о восприятии, о реакции, что ли. То есть это ощущается лишь на уровне эмоциональных ощущений, никто тебя в переулке не будет бить за «европейский разрез глаз». Мне кажется, обострения происходят, в основном, из-за трений о языке и из-за тех людей, что мечтают о присоединении Казахстана к России.

Что касается языка, то тут все упирается в категоричность отдельных людей. Тех, кто принципиально учить не хочет, и тех, кто хочет, чтобы выучили все поголовно. Из-за их дискуссий, которые не проходят бесследно в Facebook’е, появляется ощущение масштабности проблемы. Хотя все ведь очень просто. Вот мне насколько нужен казахский язык, настолько я его выучила. Если я вдруг воспылаю мечтой работать на госслужбе, естественно, я еще больше буду подтягивать его. Если вдруг всех обяжут разговаривать лишь на казахском, кто захочет — выучит, а кто не захочет — найдет пути решения для себя. Это же не более чем разговор о зоне комфорта. Тот, кто привык говорить на каком-либо языке, будет говорить на нем до тех пор, пока его будут понимать. Большинство из тех, кто не учит казахский, просто не видят для себя необходимости или ленятся, ни о каком неуважении к языку речи не идет, я уверена. Ну, как и везде есть исключения, это да.

Что касается присоединения, то я, безусловно, против. Об этом мечтают лишь те люди, которым нравится вроде как Россия, они себя с ней ассоциируют, но уходить с насиженного места не хотят. Как бы пусть гора сама вернется к Магомеду. Я не вижу ничего плохого в желании какого-то человека уехать в Россию, но мне не нравится, когда человек свои желания навязывает всем остальным.

О патриотизме и «воплях в Facebook’е»

Я считаю себя патриоткой. И, на мой взгляд, патриотизм не проявляется в знании языка, он в том, готов ли ты на что-то ради страны, в которой родился и живешь. Можно просто выучить язык и тыкать всем этим в нос, но есть люди, которые, возможно, не так хорошо знают историю и культуру, зато приносят родине реальную пользу.Каждому свое, конечно, кто я, чтобы осуждать?

Я «болею» за свою страну, но каждый раз меня просто переворачивает, когда я вижу в Facebook’е комментарии в духе «ай, русские здесь временно, никто из них не выйдет ни на митинг за права граждан, ни на акцию протеста по продаже земли». Ребята, вы кто, чтобы за всех говорить? Вы сами-то себя как проявляете в гражданском обществе? Это не зависит от национальности, я вас уверяю, у нас в принципе общество аморфное и аполитичное. Как бы многие недовольны происходящим в стране, но менять что-то вокруг себя — зачем? Можно ведь просто сидеть и вопить в соцсетях, собирая на этом тысячи лайков. И речь даже не о митингах и не о том, чтобы выйти и спросить, доколе еще чиновники будут воровать наши деньги. Речь хотя бы о том, чтобы пойти и помочь волонтерам в приюте для животных, добровольно поучаствовать в субботнике, рассказать молодым людям то, в чем вы хорошо разбираетесь. Да много чего можно сделать полезного, для этого даже деньги не нужны. Вот вы — журналист, вас же наверняка неоднократно обвиняли во вранье? Но люди будто не хотят понимать, что дело не в вас, а во власти. Это очень удобно — найти крайнего и обвинять его, в больших «агашек» плеваться страшно, я понимаю. При этом если бы сейчас кто-то из журналистов осмелился и написал разгромный материал, например, о коррупции во власти, а потом его бы просто задержали — я уверена, никто бы из этих жаждущих свободы слова не вышел бы на улицу в поддержку этого самого журналиста.   

О нелюбви к эмигрантам и переезде в Россию

Я никак не осуждаю и прекрасно понимаю тех, кто переезжает. Вообще, мне кажется, только в нашей стране отношение к уезжающим возведено в такой негативный абсолют. Что в этом такого? Зачем плевать вслед? Человек может просто понять, что он не на своем месте. Может, климат не подходит, менталитет, да что угодно! 21 век, глобализация, все дела! Мне кажется, это какая-то подсознательная зависть, что ли. Мол, ты уехал в свою Европу, а я вот остался здесь, с плохой медициной и коррупцией, так получай же ты напоследок порцию грязи в спину. Иных объяснений я не вижу.

Переезжать в Россию не хочу — не вижу смысла менять шило на мыло. Да и вообще переезжать не хочу, если честно. Я очень люблю Алматы: людей, атмосферу, менталитет, природу. Но иногда меня так и подмывает все бросить, последний раз такой «приступ» я пережила, когда Дениса Тена убили. Самое плохое у нас, что ты практически не защищен государством. Если ты попал в беду, то ты один на один с этим всем. Но переезжать все равно не хочу. Верю все-таки, что в один прекрасный день людям станет по-настоящему хорошо жить в Казахстане.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram.