Этюды на полях

Дата: 12 октября 2018 в 17:44

По сообщению сайта Новое поколение

Этюды на полях

Сагымбай Козыбаев
Тайдула-хатун
Потратил значительные (слова другого не нахожу) усилия, чтобы иметь в своем архиве эту книгу. Она свеженькая, издана в Казани в 2017 году тиражом... 150 экземпляров (как говорится, что есть она, что нет). Речь о бесценном источнике — «Чингис-наме», написанном на тюркском языке в середине XVI века Утемишем-хаджи. Сравнительно недавно в Турции нашли полный список этого сочинения, считавшегося до этого времени утерянным. Книга носит название «Кара таварих».
Вот цитата из нее в переводе на русский язык: «Посадили биким (бегим, дочь бека. — С.К.) в крытые санки, полость крепко завязали и запрягли необъезженного жеребца и отпустили. Этот бешеный конь понес санки и ударял ее по буеракам и оврагам, пока биким не погибла. После этого случилась смута».

 

Предполагаемая ханша Тайдула

 

О чем эта цитата? Она о казни женщины. Если конкретнее — степной царицы времен Золотой Орды, плотоядной, прозорливой и коварной, во имя власти не брезговавшей ни телом своим, ни убийством царедворцев и даже собственных сына и внука.
События относят нас к XIV веку, а точнее к 1313-1360 годам. Тайдула-хатун (она известна и как Тай-Тоглу-бегим, Тайтуглы, Тогай-Тоглу) в 1313 году стала одной из жен золотоордынского хана Узбека. Она принадлежала к могущественному роду кунграт (конырат), представители которого играли важную роль в политической жизни Орды. Родовым владением будущей жены, матери и бабки нескольких ханов Золотой Орды был город Бельджамен (Бездеж) — местность между Волгой и Доном.
Тайдула, естественно, была не единственной женой Узбека. Вопреки норме мусульманского права, согласно которой сын не имеет права жениться на вдове своего отца, Узбек взял в жены Баялун, внебрачную дочь византийского императора Андроника II Палеолога, которая была сначала женой Тогрула, отца Узбека, а затем и дяди его — хана Токта. Узбек лишь некоторое время оказывал Баялун-хатун предпочтение. Марокканский путешественник Ибн Баттута, посетивший Золотую Орду в 1333 году, оставил записи, в которых подробно сообщает о весе и могуществе Тайдулы-хатун. На торжественных приемах и иных мероприятиях с участием хана она садилась рядом с ним справа, следом сидела вторая хатун Кабак, а слева — третья Баялун и четвертая жена Урдуджа. При этом Узбек прилюдно выказывал уважение лишь Тайдуле-хатун — он ее, как самую любимую, встречал у двери щатра, брал за руку, подводил к трону и сам садился одновременно с ней. Узбек испытывал к Тайдуле личную привязанность, большую часть ночей своих он проводил у нее.

 

Родовая усадьба Сырымбет

 

Вот как объясняют современники причину столь горячей любви хана Узбека к Тайдуле-хатун. Фрагмент воспоминаний Ибн Баттуты: «Сообщил мне один из заслуживающих доверие людей, знакомых с рассказами об этой царице, что султан (хан Узбек. — С.К.) любит ее за одну свойственную ей особенность, которая состоит в том, что каждую ночь он находил ее как бы девственницей».
Подобно влиятельным женам первых золотоордынских ханов Тайдула лично принимает послов и других иностранных визитеров, которые представляли интерес для Орды. Она стала покровительницей русской православной церкви, выдавала с этой целью от своего имени грамоты епископам, митрополиту Руси Феогносту. Благодаря ей вся русская православная церковь возвращала прежние льготы и привилегии. Великие русские князья обращались за поддержкой именно к ней, она нередко примиряла между собой соперничающих князей.
На рубеже 1340-1350 годов Тайдула, по свидетельству российского исследователя Р. Почекаева, вмешалась в усобицу московских и рязанских князей по поводу спорных территорий. Чтобы прекратить конфликт, она «просто-напросто взяла спорную область под свой контроль, направив туда для управления и сбора налогов собственных баскаков. До самой ее смерти (1360. — С.К.) эта территория оставалась под властью Тайдулы, и некоторые исследователи считают, что название центра этой области, Тула, является производным от имени ханши».
Не берусь судить, насколько это правомерно, но мнение такое существует.

 

 

В 1341 году после тридцатилетнего правления умирает хан Узбек. Стремясь сохранить свое влияние на политические процессы, в сговоре с младшим сыном Джанибеком (хан Золотой Орды, 1342-1357) Тайдула организовывает заговор, убив своего старшего сына — хана Тинибека. Спустя 15 лет Джанибек был умерщвлен своим же сыном Бердибеком, последним ханом ветви Бату. Тайдула и в этой ситуации выступает соучастницей, теперь уже в сговоре с собственным внуком.
На рубеже 1350 года в Золотой Орде началась полоса смуты. Ханы в бешеной гонке сменяли друг друга, не гнушаясь убийством. Вдовствующая царица в своей резиденции Гулистан — в пригороде Сарая, вынашивает свои коварные планы. Стареющая ханша, покрасив волосы в черный цвет, задумала выйти замуж за очередного хана. Но царевич Хызыр-Махмуд, представитель рода Шибана, пятого сына Джучи, проявил несговорчивость. Оказался покладистым лишь Базарджи, потомок Тангута, шестого сына Джучи. Брак между ним и Тайдулой заключили. Вскоре при поддержке влиятельной ханши Базарджи, убив своего родного брата хана Кульну, вступил на трон под именем Мухаммада Наурузбека (Навруз).
Возводя своего нового мужа на трон (а брак продлился лишь полгода), Тайдула-хатун положила начало смуте в Золотой Орде. Она создала прецедент, в соответствии с которым потомки всех сыновей Джучи получали равные права на трон. В результате междоусобной схватки Золотую Орду охватил хаос почти на два десятилетия.
Летом 1360 года Навруза схватили с его сыном Тимуром и казнили. Его судьбу разделила и Тайдула-хатун, которая, по мнению всех недовольных, «совратилась... на путь шайтана».
Так закончился бренный мир одной из влиятельнейших цариц Золотой Орды — жены, матери и бабушки первых ее ханов.

Последняя ханша

Правомерен ли такой заголовок к этим записям? Ведь в первой половине XIX века в Степи уже действовал «Устав о сибирских киргизах» (1822-1824), в соответствии с которым в Среднем и Младшем жузах упразднялась ханская власть.
А речь об Айганым, урожденной Саргалдаккызы (в русских источниках Сагалдакова, Валиева, 1783-1853), в юном возрасте ставшей младшей женой уже пожилого 60-летнего Уали-хана (1738/1741 -1821), старшего сына от каракалпачки Сайман — второй жены Абылая, героя национальной истории, объединившего все три жуза в борьбе с жонгарами.
В этом браке у Айганым родились девять сыновей, в том числе Шынгыс (1811-1895), отец Чокана Валиханова.
Согласно вышеуказанному уставу жузы поделились на округа, во главе которых царская администрация назначала ага-султанов и султанов-правителей. Началась неприкрытая колонизация Казахстана метрополией.
Создалась ситуация, когда с существующим положением вещей во всесильной империи надо было или соглашаться, или бунтовать. Так и случилось с потомками Абылая, вставшими по обе стороны баррикады. Внук его Губайдолла (1778), старший из пяти сыновей Уали от первой жены, пасынок Айганым, после смерти отца демонстративно принял ханский титул, в этом достоинстве его признала лишь китайская империя Цинь. Идя на уступки, в апреле 1824 года царская администрация назначает его ага-султаном Кокшетауского округа с присвоением чина подполковника. Но Губайдолла оказывает противодействие, примыкает к движению дяди Кенесары. Его вместе с 90 султанами и биями арестовывают. Случилось это в Баянауле в том же году.
В 1826 году Губайдоллу подвергли повторному аресту и выслали на 14 лет на Крайний Север в острог Березов Тобольской губернии (ныне Березово, административный центр Ханты-Мансийского автономного округа РФ. — С.К.). К слову, в этой тюрьме-крепости некогда содержался и умер всесильный фаворит Петра I, светлейший князь, генералиссимус Александр Меньшиков, позднее отбывали ссылку декабристы, из Березова бежал ссыльный Лев Троцкий. Эти данные у меня из блокнота времен службы в армии, когда, будучи корреспондентом окружной военной газеты, посетил это довольно мрачное место, знакомое многим по картине В. Сурикова «Меньшиков в Березове».

А что же Айганым? Российский исследователь Р. Почекаев, автор книги «Властительницы Евразии» (Санкт-Петербург, 2012), отмечает, что она «вполне искренне считала, что сотрудничество с российской администрацией является единственно возможным путем в современном ей Казахстане, и старалась извлечь максимум пользы из этого сотрудничества».
Действительно, уже вскоре после смерти мужа она начинает переписку с российскими властями, всячески одобряя введение в действие «Устава о сибирских киргизах». Причем подписывается ханским титулом и ставит свою собственную печать.
Да и российские власти в официальной переписке продолжали титуловать Айганым ханшей. Потакая такому несущественному капризу женщины, царь Александр I как бы позволял ей, единственной, считать себя фактически последней казахской правительницей. Мало того, он своим указом велел выстроить ей в Сырымбете (ныне Айыртауский район Северо-Казахстанской области) родовую усадьбу, которая и сегодня, наподобие пушкинского Михайловского, лермонтовских Тархан, является местом паломничества. Именно здесь, в поместье бабушки, прошли детство, отрочество и юность Чокана Валиханова. Творческая среда, царившая в доме, сформировала личность будущего гения.
Айганым обеспечила ага-султанство Аманкарагайским (затем Кушмурунским) округом своему сыну Шынгысу, который пробыл на этом посту без малого двадцать лет. Заставила его своевременно окончить Омское линейное казачье училище. В 1847 году воспитанный ею лично 12-летний внук Чокан, по ее же настоянию, несмотря на отчаянное сопротивление матери отрока Зейнеп Чормановой, поступает в то же военное учебное заведение, преобразованное к этому времени в кадетский корпус. И здесь уместно сравнение с подобной опекой другой бабушки — Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, урожденной Столыпиной — юного Михаила Лермонтова. В среде биографов поэта она получила титул «самой знаменитой бабушки русской литературы».
18-летний Чокан, твердо ставший на ноги, звезда которого уже возгоралась, ноябрьским днем 1853 года горько оплакивал смерть любимой бабушки.
70-летней ханше Айганым, выполнившей свое предназначение, уже не суждено было знать, что через 15 лет после ее смерти в Степи в результате очередной реформы упразднят должности ага-султанов, а территорией Казахстана отныне будут управлять военные губернаторы. Она унесла с собой последнее зарево былой мощи чингизидов.

Кумпол

Пишущему человеку нужно иметь под рукой разъясняющий аппарат. Это энциклопедии, различные словари по направлению темы — этнодемографический, географический, исторический. А есть словари самого слова — фразеологический, стилистический, лингвистический, орфографический.
Чаще пользуются словарем синонимов. Чтобы не было повторов одних и тех же слов, надо искать заменяющие — тождественные или близкие значением.
Синонимические возможности любого языка велики. Гибкость языка позволяет при обозначении того или иного понятия выразить гамму самых разнообразных оттенков. Чем, к примеру, можно заменить слово «голова»? Это башка, котелок, черепок, черепушка, кумпол (просторечие), головушка (народно-поэтическое выражение), глава (устно-поэтическое). В другом смысле под этим словом подразумевают понятия «ум», «умник».
Густо, негусто — не знаю. Но вполне достаточно.
Но вот на днях ознакомился с творчеством покойного знатока этой темы Жагда Бабалыкулы (1917-2010). Человека родившегося в Китае, четырежды сидевшего в тамошних тюрьмах, в 1961 году вернувшегося на историческую родину. Он оставил несколько изданных книг, в его архиве — этнодемографические заметки. Вот синонимы, по его мнению, на казахском языке вышеуказанного слова «голова» и того, что с ней связано. Не поленился, сосчитал — 102 (!). Бас, шеке, желке, самай, ћансар, жанар, саѕа, шљйде, дидар, келбет и так далее.
На голове у человека глаза. У них синонимов и их оттенков, по мнению Бабалыкулы, более... 200. ʘз, алаѕай к˜з, албасты к˜з, бџћа к˜з, бадыраѓ к˜з, бейбіт к˜з и далее.
Не меньше синонимов и у слов «уши», «рот», «борода», «усы», «язык», «волосы».
Да уж, нужен серьезный кумпол. Нелегок хлеб писателей. Истинных, а не тех, которые тщеславия ради обзавелись членской коркой. Их сегодня точно в сотни раз больше сантехников, которых и днем с огнем не сыщешь.
P.S. Как вам домашнее задание: найти синонимы слова «сантехник».


И не белая,
и не синяя
«Выпущенная стрела не возвращается назад» — гласит народная поговорка. Название «Золотая Орда» настолько прижилось, что подвергать его ревизии как-то и не хочется. А между тем термин этот искусственный. Название «Золотая Орда» стали применять лишь с конца XVI века.
Внесем ясность. Вообще-то первое централизованное древнеказахское государство именовали Улуг Улусом (Великий Улус). Но во всех восточных источниках это государство величают Ак (Белой) Ордой, в русских летописях — Золотой Ордой.
Путаницу внесла еще Кок Орда — синяя. Это тоже искусственное привнесение. В самом Улусе Джучи понятия «ак орда» и «кок орда» обозначали только политические центры, а если еще точнее — ставки ханов.
А государство было неизменным — Улуг Улус. Думаю, немаловажным является примечание, сделанное еще Чоканом Валихановым: «Во всех ярлыках Золотая Орда называется Улуг Улусом, и у тюркских историков, и в преданиях народных никогда не называется ордой».
А понятие «орда» словарями толкуется лишь в двух смыслах — толпа или войско.
Невольно задумаешься. Но стрела выпущенная хода обратного и впрямь не имеет. Лишь бы сами историки не запутались.


Поделиться: