Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

От фестиваля к фестивалю

Дата: 20 июня 2018 в 11:46 Категория: Новости культуры

В Новосибирске состоялся V Межрегиональный фестиваль-конкурс театров Урала, Сибири и Дальнего Востока «Ново-Сибирский транзит», на котором зрителям было представлено 18 спектаклей. Главной тенденцией фестиваля стало обращение к трагическим темам, и не только нашей страны, но и мира

О транзитном тренде

Это спектакли, которые так или иначе касаются темы войны, репрессий, фашизма, темы тоталитарного насилия, насилия государства, человека над человеком и в историческом измерении, и в измерении сегодняшнего дня. На эти важные темы театр говорит убедительно, причем как традиционным языком, так и экспериментальными способами (спектакль «Дознание» Хабаровского театра юного зрителя, в основе которого — протоколы допросов Аушвицкого процесса начала 1960-х гг.).  «Налицо какие-то всевозможные подходы к этой трудной теме, которые искусство должно прорабатывать, и это очень потенциальная вещь не только для искусства, но и вообще для общества. По реакции людей, которая была в зале, мне кажется, это действительно находит большой отклик, и этот разговор, очевидно, востребован публикой», — заметила член жюри фестиваля, театральный критик Анна Бонасюкевич.  На основании показанных спектаклей «Ново-Сибирского транзита» можно отметить продолжение века режиссерского театра. Фестиваль продемонстрировал весьма необычные форматы. Чего только стоит так называемый VR-спектакль «В поисках автора» Молодежного театрального центра «Космос» (Тюмень), объединивший театр и кино, на котором зрители стали непосредственными участниками действия при помощи VR-очков. Оказавшись в различных пространствах, они уже сами могли выбирать ракурс и форму просмотра, следить за теми или иными героями, в общем — «монтировать» собственный спектакль. А вот для другого члена жюри — театрального критика, кандидата искусствоведения Ирины Алпатовой «Ново-Сибирский транзит» получился абсолютно актерским фестивалем. «В этот раз, нисколько не умаляя заслуг режиссеров, хочу отметить, что было не меньше прекрасных актерских работ. Выдалось такое количество целых актерских ансамблей, что при присуждении наград у нас просто разбегались глаза. И это тоже, как мне кажется, какое-то явление, причем очень важное, потому что без актеров театр не двинется дальше». Еще одна особенность нынешнего фестиваля — наличие большого количества длинных спектаклей. Остался в прошлом тот период, когда входившие в свою пору молодые режиссеры осторожненько, робко (как заметила член жюри, театральный критик Жанна Зарецкая) ставили спектакли длительностью полтора — максимум два часа без антракта. Сейчас они начали создавать полноценные большие полотна, и у них появилось полноценное желание разбираться со временем, пространством и вообще  со всеми составляющими театрального процесса: серьезно работать с художниками, с актерами — то, что Додин называет «брать долгое дыхание на общую тему».  Театр омолаживается не только режиссерами, но и актерами, что заметно хотя бы по тому, какое количество молодежи выходит на поклон. Ну и, наконец, пожалуй, главную тенденцию отметил председатель жюри, режиссер, театральный педагог Адольф Шапиро: «Еще в 90-е годы сложился такой тип нашего театра, напоминающий супермаркет: там были отделы деликатесов (колбаса, икра), а была пища  для кошек и собак. И каждый в этом супермаркете брал свое. А сейчас нет раздела на коммерческие спектакли и как бы деликатесы — эстетские. Театры стали совмещать зрительский интерес с художественностью. И то, что раньше называли коммерческим спектаклем, перестало иметь отрицательный оттенок».

Необычность формы — зацепка для зрителей 

Корреспондент газеты «Честное слово»  посмотрела два спектакля в рамках фестиваля-конкурса «Ново-Сибирский транзит». Оба спектакля привлекли меня необычностью формы и интерпретацией.  У первого спектакля уже в самом названии кроется какой-то вызов — «Сучилища» неспроста написано слитно — это не только адресация места учебы главной героини, но и ее личностная характеристика, данная в отрицательном контексте. В спектакле Серовского театра драмы им. А. П. Чехова действие пьесы Андрея Иванова разворачивается в мире условного средневековья, на песчаном берегу. Режиссер ловко нашел способ не обойти, но применить напичканный в пьесе мат, заменив его окказионализмами («зазибала» и т. п.). В мире условного средневековья условен, вполне логично, и мат, условно и инвалидное кресло отца Таньки (телега), условен мобильный телефон, который заменяет ракушка и т. п.  Зрители сидят на сцене театра «Глобус» (где проходил спектакль) и смотрят на актеров сверху, как на древнеримской арене. Зэк Костя, безответно влюбленный в Таньку и боготворящий ее за девственность, выходит под божественную музыку. Он одет как странник и выглядит выше и сильнее остальных героев — в нем сила, огромное место в которой занимает idea-fix о непорочности Таньки. Но в средневековых одеждах все персонажи: здесь философ ничем в нравственном отношении не лучше гопницы. И серые аскетические одеяния как бы уравнивают людей.  В спектакле проносится фраза «Бросим драмы голодным чайкам» — не зря режиссер Петр Шерешевский выбрал побережье местом действия спектакля: чайки — это люди, падкие на сенсации, которые с азартом следят в интернете за интимными отношениями Таньки и ее преподавателя Сергея Романовича, делая ставки на то, что тот оприходует свою студентку в обмен на обещанные блага.  Исполнительница роли Таньки Карина Пестова на фестивале «Ново-Сибирский транзит» получила специальную премию «Надежда сцены», а сам спектакль был отмечен молодежным жюри премией «За оригинальное режиссерское решение современной пьесы».  Спектакль  Государственного театра юного зрителя Республики Саха (Якутск) «Гроза» остался без призов. Но это не помешало зрителям сидеть даже на ступеньках малой сцены театра «Красный факел» и даже несмотря на то, что не всем хватило приемников-переводчиков.  Здесь нет устарелых рассуждений о том, что гроза — это «електричество» и посылается нам в наказание. Катерина и Варвара выглядят как представительницы субкультуры. А электричество присутствует в виде бегущей строки, характеризующей ту или иную ситуацию («Сон», «Запретная любовь слаще» и т. п.). Упреки Кабанихи Катерине заменяются распятием той на кресте и холостой автоматной очередью. Монолог «Отчего люди не летают» Катерина произносит, прыгая на пружинистой кровати и пытается унестись прочь из постылого дома на игрушечной лошадке.  В спектакле много иронии и переосмысления классики. Например, измена Катерины отчасти продиктована не столько любовью к Борису, сколько неудовлетворенностью мужем как мужчиной. Недаром ее «танец» любви с Борисом повторяет точно такой же «танец» с Тихоном: Катерина медленно шагает навстречу партнеру под блюзовую мелодию и проходит мимо него.  То ли ей все равно с кем быть, то ли мужчины в своей сущности все одинаковы и никто не способен сделать ее счастливой. По крайней мере, Борис в финале точно не оправдывает ее ожиданий, меняя одну любовницу на другую, а ту, в свой черед — на третью.  В спектакле зачем-то появляется предыстория семьи Кабановых, рассказанная без слов, из которой можно разве что сделать вывод, что Варвара — нелюбимая дочь Кабанихи. Недаром режиссер Данислам Тутаев сделал ее горбатой. В целом при отсутствии дополнительных линий сюжет спектакля довольно прост: муж уезжает — жена изменяет. Спектакль делают интересным разве что средства выражения. Поэтому его вполне легко смотреть и без синхронного перевода.

«Золотая маска» — барометр актуальных тенденций

В афише фестиваля «Ново-Сибирский транзит» было несколько спектаклей-номинантов и «Золотой маски»: упомянутые «Дознание» и «Сучилища», а также «Лондон» Новокузнецкого драматического театра и спектакль-программа совместных переживаний по текстам Льва Рубинштейна «Я здесь» новосибирского театра «Старый дом». Генеральный директор Национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска», директор Театра Наций Мария Ревякина в рамках off-программы «Ново-Сибирского транзита»  на семинаре «Кому нужны фестивали и для чего они проводятся» как раз разъяснила смысл проводимого главного фестиваля нашей страны. Как выяснилось, для членов экспертных комиссий «Золотой маски» важны в первую очередь не лауреаты, а номинанты, потому что именно номинанты пишут историю отечественного театра. Люди, занимающиеся театром (а в экспертные советы «Маски» входят настоящие профессионалы), отслеживают тенденции: как меняется театр, что в нем появляется, какие новые идеи и формы он предлагает, ну и, конечно, выявляют новых звезд. (Так были открыты в свое время Гришковец, Баганова, Черняков). Театры регионов абсолютно равнозначны и равноценны столичным. И что делает «Золотая маска», так занимается собиранием театрального пространства России, и рядом с никому не известным театром поселка городского типа может стоять Большой драматический театр, МХТ им. А. П. Чехова  и т. п.   «Маска» действительно открывает новые города. «По прошлому фестиваля помню, что когда актер из маленького города Шарыпово Красноярского края по фамилии Мюнценмайер вышел на сцену и Женя Миронов вручал ему «Маску» за лучшую мужскую роль, это было как гром среди ясного неба. И Женя ему сказал: «Ну, теперь ты Гагарин», — поделилась воспоминаниями Мария Евсеевна. В России порядка тысячи театров, и эта тысяча выпускает в год 5000—6000 премьер в год. Понятно, что экспертные советы в состоянии отсмотреть только удачные премьеры (800—900 спектаклей в год). Из этого потока формируются номинанты (в этом году их было 240), лауреатами стали 53. Чем хороша «Золотая маска», так это тем, что она снимает противоречия между самыми разными направлениями, угождая как тем зрителям, которые любят современный актуальный театр, так и сторонникам архаики и традиций. Но самое главное — оба этих фестиваля — и «Ново-Сибирский транзит», и «Золотая маска» занимаются просвещением зрителей. Другой вопрос: всем ли по карману попасть на «масочный» спектакль в Москве, где постоянно дежурят перекупщики, заламывающие цены порой до 40 тысяч за билет (на спектакли Курентзиса и Додина). В Сибири, на «Ново-Сибирском» транзите такой проблемы, слава богу, нет. 

Яна ДОЛЯ, 

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

 

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»